Личная история из Советского времени

Я родилась в тот год, когда Юрий Гагарин полетел в космос.

О тех, кто родом из советского детства

И всю свою сознательную жизнь прожила в маленьком сибирском городке, со всех сторон окруженном тайгой. Мы были далеко-далеко от всех политических дрязг, грязных игр власть имущих. Своя, несколько изолированная жизнь размеренно и спокойно текла во всех семьях, которые были мне знакомы. Конечно, отголоски всего того, что происходило в обществе, касались и нас. И жили мы по его законам. Город был местом, где осело и пустило корни большое количество переселенцев и ссыльных. Поэтому на моей улице жили, можно сказать, представители всех 15 республик. Я играла в лапту с грузином Гошкой, татарином Ахмедкой, евреем Рамкой и скакала на скакалке с мансийкой Валей, калмычкой Светой и латышкой Рамуней.

  Мы и понятия до школы не имели, что все разной национальности – мы знали друг друга только по именам. Однажды, когда Ахмедка во время игры толкнул меня на стекло, я услышала, как отец в гневе грозился надрать уши на этой «татарской морде». Я специально пошла посмотреть на Ахмедку и ничего особенного не увидела. Морда у него была, как у Гошки и Рамки. В школе с 1 класса мы учились все вместе. От учительницы мы узнали о нашей большой стране. Как много живет в ней людей, как дружат и помогают друг другу республики и люди разных национальностей. Мы вставали и гордо отвечали, что мы тоже все дружим. Когда я училась во втором классе, мои родители взяли меня с собой в отпуск на Украину, в Полтаву. Месяц я восторгалась золотыми колосьями пшеницы и головами подсолнухов. Каждый день мы ходили по родственникам родственников наших знакомых и везде нас встречали так, как будто мы и есть их родственники. Своими певучими украинскими словами нас приглашали есть борщ, тающие во рту вареники и долго не отпускали из гостей. А когда я шла по улице и тянула руку к висящей над плечом абрикосине, я слышала только одно: «Бери, дивчинка, бери». Я и замуж вышла за полтавчанина. Двадцать лет мы ездили теперь уже к настоящим родственникам мужа, до тех пор, пока не начал разваливаться Союз и не порвались окончательно все связи между нашими народами. Ни в детстве, ни потом, я ни разу не слышала, чтобы меня назвали в ответ на мою русскую «мову» с пренебрежением москалякой или кацапкой. Вот это то самое главное, что ни в коем случае нельзя было терять с уходом советских времен. Мы были люди и братья единой страны и кровью все проросли друг в друга. Да, возможно, дружба и интернационализм были одной из составных частей насаждаемой идеологии. Но разве в этом было что-то плохое, когда человек даже не задумывался о национальности того, кто перед ним. Когда все дружили, ездили в гости, создавали семьи и уважали традиции других. Люди моего времени долго в растерянности не могли принять это. Личные прихоти, амбиции, борьба за власть высоко и далеко стоящих от нас, простых людей, ударили именно по нам. На то, чтобы передать детям что-то хорошее, потребуется не одно поколение. А чтобы разрушить – хватит и одного. Сейчас я вижу по телевизору брызжущие ненавистью слова одной нации по отношению к другой. Когда я гуляю с внучкой по улице, не один раз приходилось наблюдать стычки подростков таджиков с азербайджанцами. Вслед им несется «понаехали тут…» с дальнейшими очень нелестными и грязными эпитетами. 33 года я работаю учительницей в младших классах. За партами передо мной, как и раньше, сидят дети многих народов. И с каждым годом мне труднее воспитывать в них чувство элементарной терпимости друг к другу. Они уходят после уроков в жизнь, где обзывают. Угрожают. Бьют и убивают только потому, что ты – другой нации. Они делают это – как взрослые. В такие моменты мне невыносимо хочется вернуться в мое счастливое детство советского времени, увидеть родную морду Ахмедки, услышать гортанную речь Гошки и пошептаться о своем, девичьем с Рамуней…

 

 

СОВЕТСКОЕ ФОТО

Sovetskoe-proshloe-VAZa0.jpg