"Наука и Религия" №1 1978 год (стр. 11-16)

ДУХОВНЫЙ МИР ЧЕЛОВЕКА

 СОХРАНИТЬ И ПРИУМНОЖИТЬ

В. ЕРШОВ, кандидат педагогических наук

СОХРАНИТЬ И ПРИУМНОЖИТЬ 

»Забота о сохранении исторических памятников и других культурных ценностей — долг и обязанность граждан СССР». Конституция СССР, статья 68.

Дух пытливого исследования

 Семнадцать лет назад я вышел из поезда Москва — Мурманск на станции со звучным названием Медвежья Гора. Деревянный вокзал с шатровой крышей и шпилем, совсем близко синяя гладь Онежского озера, поросшие сосновым лесом скалистые сопки, одна из которых, как утверждает легенда, и дала название городу.

Здесь, в Карелии, началась моя учительская работа. Зимние дожди и летние снега, ошибки, сомнения, разочарования и удачи. Уроки, педсоветы, классные собрания, туристские походы. Много времени стал я уделять краеведческой работе. Она давала мне очень много. Я открыл для себя историю края и его людей, я начал понимать, что часовня — не только для бога, но и для человека, что икона — не только предмет культа, но и исторический документ, и произведение искусства, что резная доска вдоль крыши крестьянского дома — след древней народной культуры. И если внимательно присмотреться к тем ромбикам, цветочкам и птичкам, которые оставила на ней рука человека, то они, может быть, расскажут о стремлении наших предков понять устройство мира, понять свое место в нем.

Перейти на страницу загрузки

Перейти на страницу скачивания журнала "НАУКА И РЕЛИГИЯ" №1 Январь 1978 год 

Тогда, в начале 60-х годов, многие относились к нашей деятельности настороженно; когда мы возвращались из походов, сгибаясь под тяжестью находок для школьного краеведческого музея — серпов, прялок, икон, пряничных досок, — кто-то удивленно спрашивал: зачем это все? И вздыхал: чудит учитель!

Однако скептики не могли сбить нас с толку. Я видел, что из каждого похода ребята возвращались духовно обогащенными. Ведь можно ходить по родной земле и смотреть вокруг равнодушным взором. Можно читать в книгах о замечательных путешественниках, интереснейших находках за семью морями, а у себя в доме, рядом, считать великое за обыденное. Туристские походы, целенаправленный краеведческий поиск неизменно способствовали воспитанию у школьников духа пытливого исследования, гражданского, хозяйского отношения к окружающему миру.

Я слушал споры у походного костра, читал дневниковые записи и радовался, видя, как учатся мои ребята размышлять, учатся не только смотреть, но и видеть.

Семиклассник Женя Баженов записывает:

«Я стою у сосны, в стволе ее застрял большой осколок снаряда. Дерево залечило рану, но осколок еще виден. Здесь шла война. Здесь падали на землю солдаты, сраженные такими же кусочками металла. Рядом — еще сосна с колючей проволоки, а дальше — окоп. На дне его выросли молодые сосенки, густая трава. Лес лечит раны. Залечили и мы, но память о погибших живет».

Вот запись восьмиклассницы Юлии Мошниковой:

«В нашем Олонецном крае жили талантливые плотники, их руками построено много красивых домов, амбаров, церквей и часовен. Интересно, что многие часовни, которые мы видели, похожи на амбары, и некоторые амбары украшены так же богато, как и часовни. Но время не пощадило ни те, ни другие, поэтому нам надо приложить много сил, чтобы сохранить то, что осталось».

Запись эта сделана в походном дневнике 10 лет назад. Сейчас Юлия — искусствовед и сама много делает для того, чтобы «сохранить то, что осталось».

Что имеем — не храним, потерявши — плачем

Сейчас движение за бережное отношение к памятникам истории и культуры стало всенародным. Создано Всероссийское общество охраны памятников, вступил в силу Закон об охране и использовании памятников истории и культуры, больше издается книг, организуется выставок соответствующего направления. Страна может не только уделять внимание, но и отпускать большие средства на сохранение и реставрацию памятников. В 1977 году, например, на реставрацию памятников в Карелии было выделено 320 тысяч, а на всю 10-ю пятилетку — 1 миллион 600 тысяч рублей. Десятки научных экспедиций бережно собирают в Карелии образцы фольклора,

народную вышивку, старые книги; создаются музеи под открытым небом, множество школ республики участвуют в сборе и сбережении старины, создают у себя школьные музеи. Это естественно. Карелия — уникальный край, где сосредоточено много архитектурных памятников, произведений древнерусской живописи, декоративно-прикладного искусства. Здесь сохранились памятники древней новгородской культуры, самобытной карельской культуры, художественной традиции бежавших сюда раскольников — книги, миниатюры, росписи; памятники петровской эпохи, первых советских пятилеток, Великой Отечественной войны... Все это богатство требует бережного и заботливого отношения. Между тем тут есть основания для серьезной тревоги. Прежде всего, многие архитектурные памятники находятся а аварийном состоянии, нуждаются в срочной реставрации; немало их гибнет из-за бесхозяйственности и небрежности. В 1975—1976 годах, например, погибли от огня храм в Типиницах (XVIII  в. ), часовня в Сибово (XVIII в.), чуть раньше сгорела прекрасная часовня в Пелкуллах (XVI в.). Об этом с болью говорит и местная и центральная печать. «Литературная газета» 2 февраля 1977 года писала: «Никто из местных руководителей не бил тревоги... не бьет тревогу и сейчас, хотя в бедственном, аварийном состоянии находится большинство памятников деревянного зодчества... »

Серьезную опасность для памятников культуры представляют так называемые любители старины (вернее их назвать любителями легкой наживы). Карелия стала для них неким Эльдорадо, откуда можно безнаказанно увозить художественные ценности. Во время походов и экспедиций я нередко встречал их — пеших и моторизованных, вооруженных ломиками и пилками для взламывания замков на домах и часовнях. Иногда людей этих хватали за руку, составляли акты, изымали ценности, которые они успели награбить. Но ведь это только иногда. Много раз ставился вопрос о том, чтобы возвести действенный заслон на пути расхитителей народного богатства.

24 марта 1969 года Совет Министров КАССР принял постановление «О недостатках в охране произведений древнерусской живописи и прикладного искусства в Карельской АССР». Всем исполкомам районных Советов народных делутатов республики предлагалось принять действенные меры к охране произведений древнего искусства, находящихся в недействующих церквах и часовнях. Однако решительного поворота к лучшему не произошло. Как писала республиканская молодежная газета «Комсомолец», «постановления надо еще и выполнять... Местные Советы, отвечающие за сохранность памятников, в редких случаях пользуются предоставленными им правами».

Рассматривая в 1977 году вопрос о том, как охраняются и содержатся памятники культуры, Совет Министров КАССР указал на то, что в ряде районов внимание к этому делу ослаблено. 

Примером тому, в частности, может служить история школьного краеведческого музея в Медвежьегорске. Он создавался в течение более чем десяти лет. Множество походов туристов-школьников по своему району и республике, творческое сотрудничество с историками и археологами, широкая разъяснительная работа (обращения к населению через газеты и радио) — все это не сразу, с трудом, но приносило свои результаты. Сначала музей был школьным, потом стал народным, а затем и государственным — филиалом знаменитого музея-заповедника Кижи. Посетив музей в 1970 году, писатель Константин Симонов записал в книге отзывов: «В музее много прекрасного. Но самое прекрасное в нем — это та любовь и та настойчивость, и твердая воля, с которой он создан. И без которых он бы не был создан».

Деятельность музея получила положительную оценку не только в местной, но и в центральной печати1.

И тем не менее совсем недавно райисполком Медвежьегорского района принял постановление, в котором отмечалось, что «музей не отвечает в достаточной мере задачам воспитания советского патриотизма», «коллекции его эклектичны». Основываясь на этом, исполком просил Министерство культуры передать экспонаты Медвежьегорского музея в фонды Государственного музея Карелии.

Но, может быть, целесообразнее было бы придать работе более научный характер вместо того, чтобы разрушать то, что собиралось и создавалось годами? Музей в прежнем своем виде перестал существовать, а в новом качестве не возродился.

Действительно, ведь, получается как в народной пословице, которая гласит: «Что имеем - не храним, потерявши — плачем».

Не пройти мимо человека

Я благодарен судьбе, что она щедро дарила мне и моим ученикам общение с замечательными энтузиастами краеведческого поиска — И. М. Мулла, В. М. Вишневской, С теми, кто не по должности, в по призванию отдавал свои силы и время собиранию и сбережению памятников культуры, — Н. Г. Прилукиным, А. Ф. Кораблевым, Р. П. Лониным, К. Я. Игнатьевым; с теми, кто участвовал в создании музеев в Пудоже, Олонце, Беломорске и других городах Карелии.

Все эти замечательные люди и советом, а главное, собственным примером убеждали в нужности и важности самого пристального внимания к памятникам прошлого. А еще они помогали нам понять, как много значит для краеведческого поиска живой человек. Невосполнимая утрата, если вы пройдете мимо интересного человека. Быть может, именно он сохранил в своей памяти предания о том, как возникли названия тех мест, мимо которых мы сейчас идем, — Горелый Лужок, Гагарья Губа, Варницы; быть может, он участвовал в событиях, решавших судьбу данного края; кто знает, может быть, именно эта старушка, которая внимательно смотрит на нас из-за жердевой изгороди, если с ней разговориться, тронуть ее сердце, возьмет старинное вышиванье, начнет рассказывать о замечательном народном искусстве, и оживут в ее руках чудесно вышитые лошадки, фантастические львы и павы, скромные уточки — таинственные символы языческой эпохи...

Вот этот напряженный интерес к окружающим старался я воспитывать у своих учени-ков-школьников, позже — у студентов — будущих педагогов. В последние годы я читаю студентам-заочникам Петрозаводского педагогического института курс «Введение в краеведение». Рассказывая об археологических, этнографических, топонимических памятниках, о традициях прикладного искусства, о древних верованиях, о крупнейших исторических событиях, происходивших в нашем крае, я стараюсь показать, насколько разнообразны формы и методы краеведческого поиска. При этом мысль о том, как важно пробудить и в себе самом, и в учениках интерес к человеку, является для меня важнейшей.

Затем студенты, получив задания, разъезжаются, и полгода, вплоть до зимней сессии я получаю от них интереснейшие материалы о памятниках, человеческих судьбах. 

... Элиас Ленротт, сельский аптекарь и сын аптекаря, сидел вот под этой сосной в начале прошлого века, слушая местных рунопевцев и записывая прекрасные руны «Калевалы». Именем скромного провизора назвали люди сосну на берегу Куйтозера. И берегли ее. Во время войны сосна попала под артиллерийский обстрел. Но добрые руки сохранили ее и перенесли в центр поселка Калевала. И хотя не шумит больше зеленая крона древнего дерева, но каждое лето звучат возле него песни народных  фестивалей.

Этот рассказ прислала Н. М Исакова из поселка Калевала.

... Н. И. Смирнова из деревни Каршево Пудожского района вместе со своими учениками собрала интересный материал о мастере-мебельщике конца XIX века П. Рюхманове: вместе с рассказом о мастере она прислала зарисовки работ, которые после него остались!

... В поселке Вокнаволок живет молодой парень, в совершенстве владеющий древним мастерством плетения по бересте: то дом — с трубой, окнами, мебелью внутри сплетет то одежду крестьянскую. Мастера пригласили в школу — обучать полузабытому ремеслу ребятишек.

Об этом сообщает Д. П. Перттунен из того же поселка.

... Г. В. Титова прислала рассказ о замечательном резчике из поселка Пряжа А. Д. Кылосове, который делает для ребят разнообразные игрушки из дерева — зверей, птиц, человечков.

... В потолке — дыра для дыма

Стены в копоти до лавок, 

Как лучинушка дымила,

Копоть в горницу пускала...

Голос у Марии Андреевны Дорофеевой приятный, профессионально поставленный - почти сорок лет учительствует она в местной школе. Поет она песни карельские и вепские, тут же расскажет бывальщину, щедро рассыпая прибаутки и пословицы. М. Г Тимофеева едва успевает записывать. Пишет и удивляется: сколько лет знала Дорофееву как коллегу, отличного учителя, а вот этого о ней не знала:  оказывается Мария Андреевна всю жизнь собирает народные песни, словесную мудрость карельского народа.

Дом худой, худая крыша,

Говорят и хлеба нет.

Нас не хлеб ведь завлекает.

Завлекает человек! — так заканчивает свой очерк о Ведлозерской учительнице М. Г. Тимофеева.

... Стоит в Вирьме — старинном поморском селе — гранитный камень, большой валун. На нем высечена надпись: «Вечная память дорогому борцу за свободу В. И. Ленину. 1924 г. » — и пятиконечная

звезда. Этот памятник создал первый комсомолец села Кондратий Игнатьев. Написала об этом медицинская сестра из села Пряжа — Г. Ф. Шлыкова, племянница К. Я. Игнатьева.

И хотя я давно знал Кондратия Яковлевича Игнатьева как страстного краеведа, многолетнего директора народного музея в Беломорске, но рассказ племянницы заставил посмотреть на него другими глазами. Оказывается, он многое сделал для установления новой жизни в Карелии: первый в своей деревне не пошел венчаться в церковь, пер. вый зарегистрировал свой брак в сельском Совете. Потом создавал рыболовецкие колхозы, налаживал лесные разработки, строил дома культуры и детские сады. При этом, оказывается, он был еще и сказочником. Его сказку «Хитрый вор» можно прочитать в книге «Русские народные сказки Карельского Поморья».

... Помню, как растерянно спрашивала у меня С. С. Артемьева: «О чем же писать? У нас а деревне нет ничего интересного». А через полгода получаю от нее прекрасно записанные воспоминания старой поморки из деревни Княжая — Татьяны Алексеевны Мастюниной:

«Пришла я в дом мужа и шесть этто неделюшек должна поклоны бить всем, кого в доме-то повстречаю. А свеировушке — утром и вечером до земли — непременно!.. В приданое-то мне матушка самовар дала, да вот беда, цаю не пьют в деревне-то мужниной. Поклонилась я своей свекрови До полу самого и говорю: «Матушка моя, кланяюся тебе последний раз, не будет поклонов больше! »

Шумела-то свекрова, рушником махала. А я самовар -на стол ставила и цай садилась пить. Одна! Смеху было... Изба полная народом набивалась. «Этто цто за молодица, — дивились соседи, — цай одна пьет при всем народе». А я упряма девиа-то была. Слез много лила, да все втихо, но не кланялась. А цай-то скоро вся деревня пить стала».

Героиня этого рассказа предстала как живая — сильная, волевая поморка, унаследовавшая от своих далеких предков красоту и характер. В годы гражданской войны эта женщина боролась с интервентами, помогала партизанам, рискуя жизнью, прятала их.

1 См.: «Комсомольская правда», 6 октября 1968 г.; «Наука и религия», 1969, № 4 и 1970. № 10; «Народное образование», 1968 № 11.

 

В ходе работы над статьей у ее автора возникла потребность встретиться и побеседовать с людьми, которые непосредственно занимаются охраной памятников в Карелии, ведут воспитательную работу вокруг этих памятников. Некоторые из этих бесед редакция сочла целесообразным напечатать вместе со статьей В. Ершова.

 

Для всех сфер жизни и развития нашего общества все большую роль будет играть уровень сознательности, культуры, гражданской ответственности советских людей.

Воспитывать в человеке устремленность к высоким общественным целям, идейную убежденность, подлинно творческое отношение к труду — это одна из самых первостепенных задач.

Из доклада товарища Л. И. Брежнева «Великий Октябрь и прогресс человечества» на торжественном заседании, посвященном 60-летию Октябрьской революции.

 

В. КЮРШУНОВ, заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации Карельского обкома КПСС

В. КЮРШУНОВ

 • Карелию справедливо называют страной памятников: деревянной архитектуры, древнерусской живописи, народного декоративно-прикладного искусства, памятников воинской славы. Это наше духовное богатство, мощный идеологический потенциал.

На нас, хозяевах этого богатства, лежит большая ответственность за его сохранение, за то, чтобы оно использовалось с максимальной пользой. В новой Конституции СССР специально подчеркивается важность бережного отношения к памятникам — они приобщают человека к истории и культуре народа, обогащают наш духовный мир, делают интереснее и содержательнее жизнь.

Памятники прошлого во многом могут помочь и атеистической пропаганде. Мы знаем о наших недостатках — довольно низком уровне атеистических знаний, слабой связи с жизнью и т. п. Поэтому проблема правильного и эффективного использования памятников, в том числе культовых, в атеистической работе очень актуальна.

В 1973 году идеологическая комиссия обкома КПСС разработала рекомендации «О мерах по дальнейшему улучшению научно-атеистической работы в республике». Этот документ, в частности, напоминал о необходимости умело и настойчиво пропагандировать ленинские принципы отношения к культурным ценностям прошлого, предлагал широко использовать памятники в нравственном и эстетическом воспитании.

Вместе с тем отмечалось, что в отношении к памятникам прошлого проявляется тенденция некоторой их идеализации. В рекомендациях было записано, что при ознакомлении экскурсантов с памятниками культовой архитектуры и древней живописи необходимо строго придерживаться научной характеристики конкретно-историчесиой эпохи, разъяснять идейно-художественное и общественно-политическое содержание культовых памятников.

Два года спустя — в 1975 году бюро обкома заслушало отчет республиканского общества "3иание" и в своем постановлении указало на необходимость шире использовать в лекционной пропаганде идеологический потенциал памятников прошлого.

Конкретным шагом к улучшению дела сохранения памятников прошлого в Карелии, несомненно, является постановление Совета Министров КАССР «Об усилении охраны и улучшении содержания памятников истории и культуры Карельской АССР», принятое в 1977 г.

 

 В. ИОНОВА, директор Государственного историко-архитектурного и этнографического музея-заповедника «Кижи»

В. ИОНОВА, директор Государственного историко-архитектурного и этнографического музея-заповедника «Кижи»• Наш музей, расположенный на одном из островов Онежского  озера, снискал себе широкую известность, далеко перешагнувшую рубежи нашей страны. Такой популярностью музей обязан прежде всего Кижскому ансамблю, созданному безымянными зодчими я XVIII—XIX веках и вновь возрожденному и жизни в 50-х годах по проектам архитектора А. В. Ополовникова.

Параллельно с реставрацией главного ансамбля на остров Кижи стали свозиться характерные образцы гражданской и культовой архитектуры Карелии. За четверть века своего существования музей-заповедник далеко раздвинул границы — сейчас он занимает более 500 гектаров, а его экспозиция включает в себя около 50 памятников архитектуры.

В соответствии с Генеральным планом развития музея, разработанным до 2000 года, посетитель Кижей сможет увидеть в недалеком будущем микрокарелию XVIII — начала XX века — здесь будут представлены все этнические районы края. Уже в следующем сезоне туристы смогут познакомиться с выставкой прикладного искусства и народного быта: интенсивно идет работа по отбору памятников и сбору этнографического материала для создания Пудожского сектора и сектора Олонецкнх карел.

Важнейшая задача, которую мы решаем сегодня, это организация научной пропаганды: ежегодно музей посещают около 300 тысяч экскурсантов. Мы стремимся приблизить памятники древнего искусства и нашему современнику, помочь посетителю понять, насколько высока была профессиональная культура наших предков — плотников и живописцев, — восхититься их мастерством и вдохновением. Экскурсоводами у нас работают люди знающие, увлеченные, любящие народное искусство и историю края.

Помимо экскурсии музей организует встречи посетителей с деятелями современной культуры, художниками и реставраторами, участниками исторических событий, большой интерес вызывают выступления народных хоровых коллективов.

Нетрудно заметить, что в последнее время изменился к лучшему посетитель музея — он стал не только более образованным, более требовательным, но, что особенно радует нас, более активным, заинтересованным. Сегодняшний посетитель дает нам дельные советы, высказывает интересные суждения по поводу экспозиций и содержания экскурсий.

 

 А. БРИТВИХИН, ректор Карельского педагогического института, кандидат педагогических наук

 А. БРИТВИХИН, ректор Карельского педагогического институтаЯ думаю, для того чтобы у студентов, которые через несколько лет станут учителями, сформировалось правильное отношение к памятникам прошлого, должна быть проведена большая и разносторонняя работа. Прежде всего, это связано с повышением общей культуры студентов, расширением их кругозора, воспитанием вкуса. В конечном счете, речь идет о том, чтобы каждый наш выпускник был истинно интеллигентным человеком.

Разумеется, очень важно дать студентам глубокие знания истории, культуры, особенностей своего края.

Не менее важно научить их передавать свои знания, свою увлеченность другим людям. Сравнительно недавно мы попросили преподавателей института подумать о том, каковы возможности той или иной дисциплины в деле формирования духовного мира нашего выпускника, в его нравственной и атеистической подготовке. После того как предложения будут собраны, мы обобщим их с помощью методического совета. Надеюсь, это принесет пользу. Многие студенты, как выясняется, неправильно понимают значение памятников прошлого: идеализируют их или, наоборот, отрицают их ценность.

Ясно, что в этом направлении необходима большая и целеустремленная работа.

В последние годы мы ввели курс краеведения для заочников педагогического факультета. Этот опыт оказался удачным. Видимо, теперь нам надо постепенно вводить курс краеведения и на других факультетах.

 

В детстве выученное - как на камне высеченное

Петрозаводский университет им. О. В. Куусинена ежегодно выпускает около 250 квалифицированных специалистов. Помимо профессиональной подготовки, делается немало, чтобы воспитать у выпускников университета бережное отношение к природе своего края, к его истории, к памятникам культуры.

Был заключен специальный договор с научно-реставрационными производственными мастерскими Министерства культуры КАССР — студенты произвели натурное обследование, фото фиксацию и научное описание более 160 памятников.

Работники историко-архитектурного музея Кижи не жалеют теплых слов, говоря о студентах историко-филологического факультета, работающих в строительном отряде «Реставратор». Благодаря умению и заботе юношей и девушек отряда деревянные постройки сказочного острова сохранятся еще на много десятилетий.

В жаркий туристский сезон, когда штатных экскурсоводов не хватает, экскурсии в Кижах ведут студенты университета. Их знания, увлеченность, любовь к истории и искусству помогают людям, приехавшим сюда со всех концов нашей страны, проникнуться красотой и величием замечательного памятника русского Севера. Многие студенты неоднократно приезжают в Кижи на лето. Так, Т. Никулина уже шесть лет водит экскурсии по острову. В 1973 году она окончила университет, сейчас закончила аспирантуру и работает на кафедре истории СССР, но каждый свой отпуск едет экскурсоводом в Кижи. О. Радикайнен учится на 5-м курсе историко-филологического факультета, она экскурсовод с двухлетним стажем.

Мастер спорта, старший преподаватель кафедры физвоспитания Ю. С. Ланев — создатель и бессменный руководитель университетского клуба туристов «Сампо». Важнейшая задача клуба — способствовать развитию туризма и краеведения в республике. Выпускник университета — член клуба — там, где он начинает работать (в школе, ПТУ, училище), как правило, создает секцию туризма. И вот уже на традиционный маршрут «Лыжня Антикайнена» собираются самповцы вместе со своими юными воспитанниками. В прошлом году их собралось 144: из Пудожа туристов привез

B. Митрофанов, из Ялгубы — C. Швецов, из Кондопоги — В. Карелин, из поселка Боровое — А. Мещанский, из Лой- молы — Г. Исакова, из Эссольска — Л. Васильева, из Кинелахти — А. Смышляева, Сводный отряд идет по тому самому маршруту, которым в 1922 году прошел отряд под командованием Тойво Антикайнена. Какой бы трудной ни была лыжня, какие бы сюрпризы ни устраивала погода — участники похода собирают материалы о героическом рейде красных финнов, о партизанах Великой Отечественной войны, помогают в создании музея в Кимасозере, где 56 лет назад завершился героический поход.

Как оценить труд краеведа

Краеведческая поисковая работа за последнее десятилетие получила широкое развитие, в школах нашей республики были собраны ценные материалы. «Около 15 тысяч подлинных вещественных и документальных материалов собрано в фондах народных музеев Карелии, большинство которых составляют школьные», — писала республиканская газета «Ленинская правда» 25 марта 1975 года.

И в этой связи возникает ряд серьезных проблем: как сохранить собранные материалы, как их наилучшим образом использовать и т. п. И хотя мы имеем много примеров замечательных школьных музеев во многих республиках, I краях, областях нашей страны, в то же время знаем немало случаев досадных утрат.

Вот только некоторые — о них писала «Комсомольская правда»:

«Ценители старины» скупили за бесценок экспонаты, добытые при раскопках курганов и принадлежавшие школьному музею на Псковщине (4 января 1977 г. ).

Из музея школы г. Фрунзе было похищено 330 редчайших медалей и монет (17 марта 1977 г.).

— Краеведы г. Ясиноватая потеряли единственный снимок погибшего героя Отечественной войны (21 апреля 1977 г. ).

Немало примеров можно привести и по Карелии. В дни празднования 100-летия со дня рождения Ф. Э. Дзержинского мне пришлось побывать в школе № 34 г. Петрозаводска, ученики которой собирали материал о рыцаре революции. Среди многих других в их коллекции были письма жены Дзержинского — Софьи Сигизмундовны и фотографии с ее автографами. Правда, вернее будет сказать: то, что осталось от фотографий — когда-то они были накрепко приклеены канцелярским клеем на стенд, и снять удалось лишь фрагменты...

При всем уважении к школьным музеям надо сказать прямо: школа не может обеспечить такую сохранность материалов, как государственный музей. В школе нет надлежащих условий, нет людей, обладающих серьезными знаниями по музееведению.

Проблема сохранности собранного в школах материала волнует ученых, музейных работников, ибо они лучше, чем кто-либо, понимают значение каждой утраты. Кроме того, большинство собранных в народных музеях экспонатов не прошло научной обработки.

Неизвестно, как тот или иной экспонат «зовут», как и кто, им пользовался, с какими событиями, фактами, именами он связан.

Вот и возникают такие экспозиции, где деревянная тарелка и икона, доисторический черепок и расписная прялка разложены и развешаны без логики и смысла. И среди них — редкие и уникальные экспонаты, которые могут составить гордость столичного музея...

Что тут можно сделать?

В последние годы появилась тенденция поставить школьное краеведение на научную основу, наладить творческое сотрудничество краеведов с учеными, работниками музеев и архивов.

Несколько лет назад Министерством просвещения РСФСР было принято «Положение о школьном музее», где было записано: «Школьные музеи

обязаны ежегодно извещать государственный музей о всех поступивших подлинных памятниках».

Выполнение этого требования позволило бы правильно оценить собранные материалы, получить квалифицированную помощь в их обработке, необходимые консультации по их хранению и использованию. Что касается материалов, представляющих первостепенную историческую ценность, то все они должны быть переданы в соответствующий государственный музей, который взамен подлинника даст школьному музею копию вместе с документом, определяющим ценность представленного материала.

В ряде случаев так именно и происходит. Школа № 7 Петрозаводска, например, передала в фонды Государственного краеведческого музея около сотни важных документов по истории пионерской и комсомольской организаций Карелии, материалы о жизни и подвигах Героев Советского Союза — жителей Карелии. Несколько сотен экспонатов передали школьники Олонецкого района в фонды своего районного музея; многие краеведы Карелии откликнулись на призыв Государственного архива о сборе писем с фронта.

Однако, как показывает практика, далеко не всегда местные краеведы торопятся сообщить в государственные музеи о своих находках. Могу с уверенностью сказать, что преодолеть местнические тенденции совсем не просто и одними разъяснительными беседами делу не поможешь. Необходимо, видимо, изменить критерии оценки краеведческой работы школы, в нормативные документы заложить идею о необходимости сотрудничества краеведов с музеями и архивами, о подчинении местных интересов — государственным, краеведы должны гордиться, если государственные музеи и архивы отмечают ценность найденных ими материалов, за это их надо всячески поощрять.

Nauka.i.religij.jpg

 

Воспитание любознательности

Идет очередное заседание телевизионного "Клуба юных краеведов», созданного при Карельском телевидении два года назад. Н. Мамонтова — научный сотрудник Института истории, языка и литературы рассказывает об увлекательном поиске топонимистов Карелии, И вот первый отклик: сначала учителя Нивской школы № 13 Р. Холодная и Т. Масленникова, а затем школьники из с. Колежмы прислали топонимические планы окрестностей своих населенных пунктов. В следующей

передаче Н. Мамонтова на этих примерах показывает, какую интересную работу выполнили наши добровольные корреспонденты. Откликнулись слушатели и на призыв Государственного архива помочь собрать письма фронтовых лет. Несколько телевизионных передач мы посвятили разъяснению важности этого дела, и вот уже школьники, их родители, учителя стали присылать выцветшие от времени треугольнички. Ребята разыскивали не только письма, но и их авторов.

Важнейшая задача краеведческой работы — пробуждение любознательности, жадного внимания ко всему, что составляет жизнь вокруг нас. Насколько интересней и богаче она будет, если научиться добывать из-под слоя житейских, обыденных представлений драгоценные зерна.

Если довести до сознания школьников общественное значение краеведческой, поисковой деятельности, все они, а особенно вездесущие, всезнающие, энергичные подростки могут оказать огромную помощь музеям и архивам. Более того, думаю, что проблема сохранения художественных ценностей — старинных орудий труда, древних книг, икон и т. п. — в Карелии решалась бы куда успешнее при условии широкого привлечения к этому делу всей нашей общественности и, в частности, школьников и учителей.

Школьники-подростки, воодушевленные идеей важности своего краеведческого поиска для всего общества, могут сделать очень много. Поэтому так актуальна сегодня проблема приобщения школ к совместному движению музеев, архивов, общественных организаций, цель которого — сберечь исторические и художественные ценности, поставить их изучение на серьезную научную основу, организовать вокруг них интересную воспитательную работу, в общем, сделать их достоянием народа в самом широком смысле слово.

Чем выше становится культурный и образовательный уровень народа нашей страны, чем лучше мы живем, тем острее чувствуем свою ответственность перед историей и потомками за судьбу памятников, беззащитных перед слепой стихией и плохо воспитанным человеком.

Более двух тысяч ценнейших памятников находятся в Карелии — исторических, архитектурных, археологических. Сотни тысяч экспонатов — в фондах государственных, народных, школьных музеев. Сохранить это богатство и приумножить его — наш патриотический долг.

г. Петрозаводск

 

Перейти на страницу загрузки

Перейти на страницу скачивания журнала "НАУКА И РЕЛИГИЯ" №1 Январь 1978 год 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика