Вечное имя - Тарас Шевченко

Статья о жизни и творчестве Тараса Шевченко

 Кажется, что Шевченко был всегда. Мы встречаемся друг с другом на площадях, носящих его имя, ходим по улицам Шевченко, бросаем мимолетные взгляды на памятники Шевченко… Только в Украине населенных пунктов, названия которых происходят от фамилии «Шевченко», насчитывается около девяноста. Если же учесть, что в 1939 году великий украинский поэт был официально повышен до звания «Кобзаря Всесоюзного», нетрудно себе представить, сколько таких топонимов можно встретить на пространстве бывшего Советского Союза.

 Впрочем, культ Шевченко зародился гораздо ранее 1930-х годов. Панегирические нотки звучали уже в первых мемуарных свидетельствах о нем. Первый памятник Шевченко появился в бывшем Новопетровском укреплении, переименованном в Форт Александровск (ныне Форт-Шевченко), в 1881 году. Есть сведения, что друг поэта М. Микешин хотел внести своего старшего товарища в список «лиц» монумента «Тысячелетие России», открытого в Новгороде в 1862 году, но ему не разрешили это сделать. Первый памятник Кобзарю в Украине открыли в 1889 году в Харькове. Активизировалось «шевченкостроение» после юбилея 1914 года – центральная власть пыталась как-то тормозить этот процесс, но не слишком успешно.

 Тем не менее, на исходе ХХ века вокруг имени Шевченко разыгрались жаркие идеологические схватки. В каждой «версии» его жизни и творчества из поэта пытаются «сшить» партийное «знамя», не гнушаясь в этих попытках кроить заново трагическую судьбу поэта. И у многих это неплохо получается. Что же это за «версии»?

 «Коммунистическая» версия

 Для коммунистов Шевченко – великий поэт-интернационалист, борец с самодержавием и крепостничеством, атеист и богоборец. Аргументы в пользу такой позиции можно найти без труда. Шевченко не скупился на выражение ненависти к царям, печалился о судьбе крепостных крестьян, особенно же прославился своими «антицерковными» высказываниями, иногда превращавшимися в форменное богохульство. Николая І он называл «неудобозабываемым дрессированным медведем», накрывшим страну «казарменной лапой»; священники для Кобзаря были «пьяными косматыми жрецами», а церковная служба – «кукольной комедией»; в литературе он цени прежде всего «народность»; звания же «мужицкого» поэта никогда не стыдился. Тут особенно и комментировать нечего – в советскую эпоху на данную тему было написано много книг и исследований.

 «Филологическая» версия

 Историки литературы и литературоведы, не отрицая «социальности» творчества Тараса Шевченко, пытаются выявить его художественную ценность – разумеется, в контексте развития как собственно украинской, так и мировой литературы. Их выводы не всегда утешительны для апологетов Кобзаря. Действительно, Шевченко практически «начал» украинскую литературу, дал ей живой язык и ввел в нее актуальные темы, органические связанные с прошлым украинского народа, как бы вырастающие из этого прошлого. По сути, он – литературными методами – восстановил непрерывность национального времени. Но – вот беда! – ничего нового для мировой литературы поэт не открыл. Более того, в своих творческих дерзаниях Шевченко эксплуатировал то, что уже к тому времени устарело. Это был не вполне переваренный романтизм – с его вниманием к фольклору, очень симпатичным идеализмом и широким культурным фоном.

 Что же до социальности, превращающей искусство в инструмент изменения общества, то она опасна для всякого художника.

 «Украинофильская» версия

 Эта версия ныне наиболее активна в Украине. Она превышает Шевченко в узкого националиста, озабоченного лишь украинской независимостью и противостоянием империализму. Националистом Шевченко, конечно, был, но вполне культурным, цивилизованным. В его писаниях встречаются пассажи о «проклятых кацапах и москалях», есть у него и сравнение русского крестьянина с крестьянином украинским – не в пользу первого. И если первые можно отнести к эмоциональной литературной игре, то второе является всего лишь «этнографическим» свидетельством, не претендующим на выстраивание абсолютной иерархии. Даже при небольшом желании у Шевченко можно найти душевные слова для русского народа. Однако это не повод называть поэта «русофилом»…

 Ниспровергатели

 Всякие стереотипы рано или поздно начинают раздражать. В последнее время появись авторы, которые, превращают Шевченко исчадие ада. Поэту припоминают его пьянство, неблагодарное отношение к тем, кому он был чем-то обязан, не вполне джентльменское поведение в любовных историях… Приводя свидетельства не слишком близких Шевченко людей и игнорируя собственно «литературные факты», настаивают на абсолютном невежестве Кобзаря. Называют его лицемером и лжецом. Как же? Ненавидел москалей, а дружил с русскими и был облагодетельствован ими… Громил в своих сочинениях помещиков-крепостников, а сам постоянно обитал в барских усадьбах и числился в друзьях у богатейших людей эпохи… Говорится все это с праведным пафосом обличения, а «объективности» все равно не получается. Шевченко можно предъявлять какие-то моральные претензии (чего стоит одно его стихотворение, написанное в 1860 году, в день смерти императрицы Александры Федоровны – той самой, благодаря помощи которой поэт получил свободу: «Тебя ж о сука!/ И сами мы, и наши внуки,/ И люди миром проклянут!/ Не проклянут, а только плюнут/ На тех раскормленных щенят,/ Что ты щенила…»?!), но лучше это делать, трезво понимая, что каждый может ошибиться и совершить ошибку. Оценивать их следует в контексте эпохи, среды, психологического строения личности. И тут Шевченко многое можно простить.

 Так что же в итоге?

 Получается, что универсальных итогов пока нет, есть лишь взаимоисключающие друг друга версии. Создание цельного образа великого Кобзаря – дело будущего. Улягутся страсти, мудрая история все расставит по своим местам. И тогда люди наконец-то услышат загробный зов Тараса Шевченко, прозвучавший в его пронзительном «Завещании»...


КОММЕНТИРОВАТЬ

Обновить Защитный код
0 Плохо0
Яндекс.Метрика