Книга: дефицитный товар в советское время, ненужная вещь - сейчас

Еще недавно мы носили гордое звание «самой читающей нации». Хорошая книга была дефицитом - как джинсы или вареная колбаса. Современникам трудно представить сумасшедшие очереди за собранием сочинений Дюма или Хемингуэя. Книга была лучшим подарком, а приличная домашняя библиотека – предметом гордости и показателем материального благополучия. А каким счастьем было заполучить на ночь самиздатовскую книгу-рукопись и прочитать ее тайком с близкими друзьями, усевшись на диване и передавая листы друг другу.

Книжные магазины и библиотеки

Книги читать – скуки не знать

Сегодня 40% наших граждан не читают книг вовсе, более 50% их не покупают. Суть общественно-политических публикаций понимает только 15% российской молодежи. Это подтвердили исследования, проведенные международной программой оценки качества образования. Самые сложные тесты оказались под силу лишь 2% молодых россиян. Это в шесть раз меньше, чем в сорока странах, где проводился этот эксперимент. Говорят, что за последние четверть века в России появилось два поколения не читающих граждан.

«В наше время люди стеснялись говорить, что они ничего не читают, - вспоминает писатель Владимир Войнович. – Сегодня встречаешь человека, который считает себя образованным и успешным, и спрашиваешь: «Что Вы сейчас читаете?», а он отвечает: «Я последние 25 лет ничего не читаю».

«Разговор о том, что люди перестали читать, сопровождает каждое поколение, - рассказывает литературовед Ирина Прохорова. – Во времена моей юности родители тоже сетовали, что мы меньше читаем и не так серьезно относимся к книге. Может быть, это вообще заблуждение старших поколений, которым всегда кажется, что молодежь все делает не так».

«Мы теряем язык, - считает писательница Лена Элтанг, - потому что настоящим русским языком почти никто из писателей уже не владеет. А если и владеет, то старается забыть об этом, потому что это снижает тиражи. Русский язык во всей своей мощи, во всей своей экзистенциональной красоте очень сильно действует на нервы и издателям, и читателям».

Как это ни парадоксально, нагляднее всего кризис образованности проявляется в аудиториях вузов. Причем именно там, где преподают гуманитарные дисциплины и готовят тех, кто это самое образование должен нести в массы.

«Совсем недавно я говорила с молодыми филологами на встрече в университете, - продолжает Лена Элтанг. - Они сказали, что объем литературы настолько велик, что всего все равно не прочитаешь. Поэтому даже Шекспира они изучают по краткому изложению книг. На нескольких страничках приводится рассказ, допустим, «Макбета» или «Гамлета», чтобы можно было понять, о чем идет речь и что там происходит. Это, конечно, печально».

«Я думаю, это объективный мировой процесс, - считает поэт Всеволод Емелин. - Чем дальше, тем люди будут меньше читать. Просто на Западе это началось раньше. Поперек истории не попрешь. Это вовсе не значит, что люди станут хуже».

«По-настоящему возродить интерес к литературе у нас можно только одним способом: разбить все телевизоры, компьютеры и смартфоны, запретить людям ездить за границу, вернуть старое доброе время, когда на работе восемь часов можно было ничего не делать», - шутит Войнович.

Книга мала, а ума придала

Читальные залы в советское время

Рассказывает политик Александр Музыкантский: «Почему коммунистические руководители в школьную программу включали не только математику с химией, но и ту самую великую русскую литературу? Потому что только она была способна объединить весь народ после того, как библия и другие священные тексты перестали выполнять эту функцию. Если встретились два человека, и оба читали про Онегина, Болконского и Раскольникова, то между ними уже появляется что-то общее».

«Плохое преподавание в школе могло привести к тому, что люди после этого двадцать лет не читали классику, - рассказывает Прохорова. - Став взрослыми, они перечитывали книги из школьной программы и восклицали: «Боже мой, какая великая литература!»

«Почему мы много читали? – задается вопросом писатель Андрей Рубанов. - Советская эпоха – это искусственно созданный заповедник, такого больше никогда не будет. Но это не имеет отношения к литературе как таковой. Просто у людей было мало развлечений».

В советском кино, которое было важнейшим из всех искусств, о книге также частенько напоминали. Активно пропагандировали образ строителя коммунизма, в свободное время читающего умные книжки. Ну а советские девушки искали выгодную партию непременно в библиотеке. Вспомните ленту «Москва слезам не верит», где героиня Муравьевой хвалится, что достала пропуск в научный зал «ленинки». Ведь там собирается очень престижный «контингент».

«На книги можно было купить абсолютно любой другой дефицит: билеты в «таганку», модные сапоги, любые деликатесы, - вспоминает Марина Каменева, директор книжного магазина. - Книги были очень хорошей валютой. Нельзя забывать и про то, что у всех были модные мебельные стенки, которые нужно было чем-то заполнять. Помню такой курьез: у меня в магазине выбирали книги исключительно по цвету обложки, чтобы они гармонировали с обоями».

«Раньше люди имели некий литературный канон, - рассказывает Прохорова. – Было определенное количество книг, которые человек обязан был прочитать, чтобы считаться мало-мальски культурной личностью. И так было во всем мире».

 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика