Соотношение заработной платы в материальной и нематериальной сферах в СССР

Одновременно произошли существенные изменения в соотношении заработной платы в материальной и нематериальной сферах. За период 1960-1980 гг. отношение средней заработной платы в нематериальной сфере к средней заработной плате в материальной сфере снизилось с 82 до 78%.

Соотношение заработной платы в материальной и нематериальной сферах в СССР
 
Советские экономисты объясняли низкую среднюю зарплату в нематериальной сфере, указывая на такие факторы:
 
- Определенные отрасли материального производства (угольная промышленность, строительство, транспорт) имели более высокие ставки заработной платы в связи с тяжелыми условиями труда, чем в других секторах экономики;
 
- Плата за индивидуальную работу более распространена в материальной сфере, и такая работа оплачивается выше, чем отработанное время.
 
- Роль премий как части заработной платы была выше в материальной сфере;
 
- Доля рабочих, которые получали особенно высокие зарплаты, работая в отдаленных районах Севера и Дальнего востока, была значительно выше в материальной сфере.
 
Однако, как справедливо заметил Г. Флакерски, что хотя все вышеперечисленные факторы и имели определенное влияние на различия в средней заработной плате, главная причина диспропорций была социополитической. Упор на материальном производстве был частью стратегии роста советского режима, что основывалась на устаревшей идеологической концепции о неполноценности нематериальной сферы в создании богатства.
 
В конце 80-х годов разница в заработках рабочих и служащих существенно уменьшилась. В 1987 году служащие получали немногим более, чем рабочие, тогда как в предыдущие периоды служащие получали почти вдвое больше. На закате плановой системы заработки высокообразованного инженерно-технического персонала были выше, чем заработки рабочих, но дифференциация между этими группам существенно снизилась. Например, в 1970 году заработки инженерно-технического персонала были в среднем вдвое выше (21,5%) заработков рабочих; в 1986 дифференциация между двумя группами уменьшилась до 10%. Такие изменения существенно снижали мотивацию к труду, особенно высокообразованного инженерно-технического персонала. Достаточно сказать, что в 1970-х гг. средняя зарплата неквалифицированного работника выросла на 132%, высококвалифицированного - только на 50%, а служащих - на 25%. Таким образом, связь между заработной платой и навыками и опытом был фактически разрушена.
 
Что касается межотраслевых различий в уровнях заработной платы в промышленности, то в Советском Союзе они были больше, чем в Югославии или Польши; они были весьма значительными даже по западным стандартам. Неравенство в оплате труда была достаточно высоким, но постепенно уменьшалось в период 1940-1980 гг. Хотя дисперсия увеличилась в 80-х годах, неравенство в оплате труда не вернулось к уровню 1950-60-х годов. Существенные различия в оплате труда между отраслями и секторами за такую же работу создавали аномалии в системе заработной платы. Уборщица могла получать больше, чем инженер, а высококвалифицированный рабочий - больше, чем директор предприятия, если первые работали на предприятиях с высокой оплатой труда, а остальные - на предприятиях с низкой средней заработной платой. Переход с одного предприятия на другое мог увеличить заработки значительно больше, чем повышение в пределах того же предприятия.
 
Однако уменьшение неравенства в оплате труда между служащими и рабочими не говорило о преодолении различий между умственным и физическим трудом, как это пытались представить советские идеологи.
 
Во-первых, условия труда рабочих были гораздо хуже, чем у служащих. Рабочие больше страдали от шума, токсичных испарений, высоких температур, повреждений и травм. Они имели жесткую трудовую дисциплину, поскольку контролировались не только руководителями, но и производственным процессом или нормой выработки. Кроме того, заработок рабочих был нестабильным, поскольку зависел от наличия сырья, качества орудий труда, оборудования, остановок производства и других факторов, которые рабочие не могли контролировать.
 
Во-вторых, официальная статистика распределения доходов имела существенные недостатки, в частности не были учтены все доходы различных групп. Возможности дополнительной работы и соответственно дополнительных заработков не были одинаковыми.
 
В-третьих, жилищные условия у служащих были намного лучше, чем рабочих. Семьи служащих имели больше жилой площади на одного человека, чем семьи рабочих. Значительная часть семей служащих имела более современное обустройство их домов. Процент домохозяйств служащих, что получали новые и лучшие квартиры, был больше, чем процент рабочих домохозяйств.
 
Эти привилегии служащих можно объяснить тем фактом, что они имели большее влияние и лучшие связи с теми, кто принимал решения. Они имели лучшие знания, образование и социальный престиж, что помогало лоббировать интересы и получать много легальных или полулегальных привилегий.
 
Рабочие, особенно без квалификации или с низкой квалификацией, были унижены в социалистическом обществе, несмотря на десятилетия риторики о привилегированном положении рабочих. Даже квалифицированный рабочий был в худшем положении чем служащий, если учесть особые выгоды и другие формы доходов, которые отражались в официальной статистике.
 
В СССР существенными были региональные различия в уровне доходов. Эту неравномерность в распределении заработных плат нельзя объяснить производительностью труда. Отрасли и секторы экономики с высокой оплатой труда, в частности тяжелая промышленность, военно-промышленный комплекс и т.д., просто не существовали в некоторых слаборазвитых республиках. Межрегиональные различия со временем росли. Так, если в 1950 году отношение средней зарплаты в республике с высокой оплатой (Таджикистан) к средней зарплате в республике с низкой оплатой (Молдавия) составило 1,32:1, то в 1988 году это соотношение было 1,46:1 ( между Эстонией и Азербайджаном).
 
За послевоенные годы республики, такие как Азербайджан, Таджикистан, Туркменистан существенно потеряли в средней зарплате в отношении других республик, а республики Балтии, особенно Эстония - существенно выиграли.
 
В 80-е годы во всех республиках СССР неравенство в распределении заработной платы начало расти. Во-первых, на протяжении 1981-1986 гг. неравенство в заработной плате выросло во всех республиках. Наибольший рост неравенства произошел в Грузии, Молдавии, Таджикистане и Туркменистане. Во-вторых, значение коэффициентов Джини для северных (славянских и балтийских) республик были ниже, чем в южных (закавказских и центрально азиатских) республиках. Вычисления показывают, что чем выше был уровень заработной платы, тем ниже было неравенство в ее распределении.

КОММЕНТИРОВАТЬ

Обновить Защитный код
0 Плохо0
Яндекс.Метрика