Старославянский язык (Елкина) 1960 год - старые учебники

Скачать Советский учебник

 Старославянский язык (Елкина) 1960

Назначение: Учебное пособие для студентов филологических факультетов педагогических институтов и университетов

.Данную книгу автор посвящает памяти безвременно скончавшегося доцента Московского университета Василия Константиновича Чичагова — прекрасного педагога, читав¬шего в течение целого ряда лет в стенах Московского университета курс старославянского языка.

© ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР Москва 1960

Авторство: Н.М. Елкина

Формат: PDF Размер файла: 14 MB

СОДЕРЖАНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

ВВЕДЕНИЕ

Наука о старославянском языке и ее задачи (§ 1—3) 5

Возникновение старославянской письменности (§4) 9

О народно-языковой основе старославянского языка (§ 5—7) 11

Славянские азбуки (§ 8—14) 17

Памятники старославянского языка (§ 15—17)    27

ФОНЕТИКА

Звуковая система старославянского языка второй половины IX в. (§ 18). . 34

Система гласных (§ 19—20) 35

Позиционное изменение гласных звуков (§ 21—23) 37

Употребление гласных в начале слова (§24) 38

Система согласных (§ 25—28) 40

ОТКРЫТЬ:  оглавление полностью...

 

Позднейшие звуковые процессы, отразившиеся в памятниках XI и отчасти X в. (§ 29) 43

Судьба редуцированных [ъ] и [ь] (§ 30—33) 43

Редуцированные [у] и [Т] (§ 34) 49

Следствия падения редуцированных [ъ] и [ь] (§ 35) 50

Процессы, не связанные с падением редуцированных (§ 36—39) .... 52

Звуковая система старославянского языка в сравнительно-историческом освещении (§ 40—41) 59

Происхождение гласных в общеславянском языке (§ 42—51) 60

Дифтонги и дифтонгические сочетания (§ 52—56) 66

Дифтонгические сочетания с плавными [г] и [1] (§ 57) 71

Дифтонгические сочетания с плавными [г] и [1] в середине слова между согласными (§58) 72

Дифтонгические сочетания с плавными в начале слова (§59) 74

Сочетания редуцированных с плавными (§60) 75

Система согласных звуков (§ 61—63) 77

Происхождение звука [ch] (§64) 79

Палатализация задненебных согласных (§ 65—67) 81

Изменение групп согласных перед гласными переднего ряда (§ 68). . 84

Сочетания согласных с последующим []] (§ 69—73) 86

Упрощение групп согласных (§74) 91

Явления конца слова (§ 75—79) 95

Чередование гласных (§ 80—81) . 100

МОРФОЛОГИЯ

Введение (§ 82—84)

Существительные (§ 85—86)

Типы именного склонения (§87)

Склонение существительных с основой на -*б (§88)

Склонение существительных с основой на -*а (§ 89)

Склонение существительных с основой на -*ц (§ 90)

Склонение существительных с основой на -♦! (§91)

Склонение существительных с основой на согласный (§92)

Склонение существительных с основой на -♦а (§ 93)

Процессы изменения именного склонения (§94)

Происхождение падежных флексий (§ 95—110)

Местоимение (§111)

Склонение личных местоимений (§112)

Склонение неличных местоимений. Местоимения, различающие род и число (§ 113—115)

Местоимения, не различающие рода и числа (§116)

Прилагательные (§ 117—120)

Сравнительная степень (§ 121—123)

Числительные (§ 124—130)

Глагол (§ 131)

Глагольные основы (§ 132—133)

Настоящее время (§ 134—135)

Глагольные окончания в настоящем времени и их происхождение (§ 136)

Повелительное наклонение (§137)

Происхождение форм повелительного наклонения (§138)

Имперфект (§ 139)

Происхождение форм имперфекта (§140)

Аорист

Простой аорист (§141)

Происхождение форм простого аориста (§ 142)

Сигматический аорист (§ 143—145)

Происхождение форм сигматического аориста (§146)

Причастия

Причастия действительного залога настоящего времени (§147)

Происхождение форм причастий действительного залога настоящего времени (§148)

Причастия действительного залога прошедшего времени (§ 149) . . . .

Происхождение форм причастий действительного залога прошедшего времени (§150)

Страдательные причастия (§151—152)

Условное наклонение (§153)

Перфект (§154)

Плюсквамперфект (§155)

Будущее время (§ 156)

Инфинитив. Супин (§157) . . .

Тексты 194

Словарь к текстам 208

 

 

 КАК ОТКРЫВАТЬ СКАЧАННЫЕ ФАЙЛЫ?

👇

СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ

 

Скачать бесплатный учебник  СССР - Старославянский язык (Елкина) 1960 года

СКАЧАТЬ PDF

ОТКРЫТЬ: - отрывок из учебника...

 ПРЕДИСЛОВИЕ

Курс старославянского языка открывает собой чтение ряда исто¬рических лингвистических дисциплин, необходимых для подготовки филологов-славистов.

Изучение студентами старославянского языка вызывает всегда большие трудности. Особенно труден этот курс для студентов-заоч¬ников. Эти трудности усугубляются еще тем, что учебника, отве¬чающего установкам «Программы по курсу старославянского языка (для студентов филологических факультетов госуниверситетов)», пока еще нет.

Поэтому данная книга является попыткой в какой-то степени по¬мочь студентам овладеть материалом старославянского языка в соот¬ветствии с имеющейся программой.

В основу ее положены лекции, читавшиеся автором в течение ряда лет в Московском университете. Однако в ней отсутствует изложение синтаксиса старославянского языка. Также опущены раз¬делы о наречиях, союзах и предлогах. Над этими материалами автор только еще работает и надеется со временем опубликовать их.

При изложении материала автор не останавливается на истории решения того или иного вопроса, а дает в основном изучаемым фак¬там такие объяснения, какие считает наиболее соответствующими истине

Чтобы облегчить усвоение материала, при объяснении происхож¬дения форм не выдерживается хронология в объяснении фонетических изменений.

Несмотря на все это, автор решается выпустить в свет эту книгу, так как полагает, что она в известной степени будет полезна студентам.

Автор выражает глубокую благодарность члену-корреспонденту Академии наук СССР профессору Московского университета Р. И. Ава¬несову за оказанную им помощь и за критические замечания, сделан¬ные им в процессе работы над этой книгой.

Все критические замечания просьба направлять по адресу: Москва, И-18, 3-й проезд Марьиной рощи, 41, Учпедгиз, редакция русского языка.

ВВЕДЕНИЕ

НАУКА О СТАРОСЛАВЯНСКОМ ЯЗЫКЕ И ЕЕ ЗАДАЧИ

§ 1. Курс старославянского языка является первой лингвисти¬ческой дисциплиной в ряду тех исторических лингвистических дис¬циплин, которые необходимы для подготовки студентов-филологов, будущих преподавателей русского языка.

Старославянский язык представляет собой древнейшую дошед¬шую до нас письменную обработку, письменное закрепление сла¬вянской речи. В нем зафиксированы фонетическая система, грамма¬тический строй и словарный состав одной из разновидностей сла¬вянской речи середины IX в., дошедшей до нас непосредственно в письменных памятниках XI и отчасти X вв. Сами эти письменные памятники являются переводами с греческих богослужебных книг на славянский язык. Все другие славянские языки были закреплены письменностью значительно позже (древнейшие сохранившиеся рус¬ские памятники письменности относятся ко второй половине XI в. и являются списками с более древних старославянских текстов; древнесербские памятники относятся к XII в.; древнечешские — к XIII в.; среди сохранившихся польских памятников самые древние относятся к XIV в.). Таким образом, старославянский язык в ряде случаев дает возможность представить славянские звуки и формы на их древнейшей ступени развития.

Старославянский язык, далее, являясь первым литературным языком славян, имел важное культурное значение для многих сла¬вянских народов.

Все славянские языки, чрезвычайно близкие между собой и теперь, были еще ближе друг к другу в эпоху создания славян¬ской письменности. Поэтому старославянский язык, т. е. язык пере¬водов, сделанных создателями славянской письменности, во многих своих элементах был понятен всем славянам. Правда, вначале он обслуживал только церковь, на нем писали только религиозные книги, но позже он стал обслуживать и другие области письмен¬ности. У болгар, например, начиная с X в. старославянский язык способствовал созданию оригинальных произведений не только ду¬

ховной, но и светской литературы (лишь со второй половины ХИ в. болгары стали пользоваться для этой цели так называемым средне¬болгарским языком). Старославянский язык долгое время был в употреблении у сербов (до XV в.). Русские стали пользоваться им после принятия христианства, причем вначале и у них этот язык обслуживал церковь, но затем его стали использовать также для светских целей. При употреблении старославянского языка различ¬ными славянскими народами он изменялся, проникаясь элементами языка того народа, который пользовался им. В результате возникал церковнославянский язык, представлявший собой результат скрещивания старославянского языка с языком того или иного сла¬вянского народа. При этом каждый славянский народ имел свой церковнославянский язык. Даже в памятниках старославянского языка, которые позднее переписывались сербскими, русскими или болгарскими писцами, много новых языковых элементов, внесенных переписчиками. Это объясняется тем, что, несмотря на хорошую выучку, писец при переписке старославянского текста не мог не отразить в переписываемом им памятнике черт своего разговорного языка. Эти старославянские памятники с чертами того или иного славянского языка получили название изводов старославянского языка.

Став церковно-литературным языком для большинства славян, старославянский язык способствовал распространению среди них христианства и культуры. Восприняв этот язык, славяне старались писать языком кирилло-мефодиевских переводов, что привело к пре¬вращению последнего в общеславянский литературный язык.

§ 2. Старославянский язык сыграл известную роль в развитии русского литературного языка. Официальное принятие Киевской Русью христианства (988 г.) повлекло за собой признание кирил¬ловского алфавита как единственного, одобренного светской и церковной властью *. Поэтому русские люди учились читать и писать по книгам, написанным на старославянском языке. На этом же языке, с прибавлением некоторых древнерусских элементов, они стали писать церковно-литературные произведения. В дальнейшем старославянские элементы проникают в художественную литера¬туру, в публицистику и даже в государственные акты.

Церковнославянский язык до XVII в. употреблялся у русских в качестве одной из разновидностей русского литературного языка. С XVIII же века, когда русский литературный язык в основном стал строиться на основе живой речи, старославянские элементы стали использоваться в качестве стилистического средства в поэзии и публицистике.

Современный русский литературный язык содержит в себе зна¬чительное количество различных элементов старославянского языка,

* Есть свидетельства (например, в .Житии Константина*) о существовании каких-то русских букв („руеьспга лиси»иь“) ,еще до принятия Киевской Русью христианстве.

подвергшихся в той или иной мере ^определенным изменениям в истории развития русского языка.

Старославянские слова в составе русского языка можно отли¬чить по фонетическим, морфологическим и смысловым признакам. Так, среди слов, имеющих фонетические признаки старославянизмов, следует в первую очередь отметить:

1. Слова с отсутствием полногласия: град — город, глава — голова, среда — середа, привратник, вратарь (ср. ворота), без¬брежный (ср. берег), прохладный (ср. холод) и т. д.

2. Слова с сочетанием жд, чередующимся с корневым д, при¬чем этому жд в русском языке соответствует ж: вождь (ср. во¬дить — вожу), утверждать —утверждение (ср. утвердить — утвержу), награждать — награждение (ср. наградить — на¬гражу), суждение, осужденный (ср. судить — ъужу), рожде¬ство, рождение (ср. родить—рожу) и т. д.

3. Слова со звуком щ (s'), чередующимся с корневым т, причем этому щ в русском языке соответствует ч: освещение (ср. осве¬тить— освечу, свеча), возвращаться (ср. возвратиться — воз- врачусь, диалектн.) и т. Д.

В русском литературном языке много старославянизмов, легко выделяемых по наличию старославянского суффикса:

- тель: предатель, властитель, распорядитель, хранитель и т. д.

- тельн-: страдательный, мучительный, растительный, по¬разительный, омерзительный и т. д.

- ствие: царствие, бедствие, содействие, лицедействие, странствие, бесчувствие, сочувствие и т. д.

Для смыслового признака старославянских слов характерна их книжность, абстрактность, принадлежность к высокому торжествен¬ному стилю, часто используемому в области поэзии. Русские па¬раллели к старославянским словам отличаются простотой смысла. Ср., например, истина — правда, чело — лоб, уста — губы, втуне — напрасно, мзда — плата, сонм — сборище, одр — по¬стель, зижду — строю, вспять — назад и т. д.

Из старославянского языка вошло в русский язык так много слов и употребляются они настолько часто, что некоторые из них, утратив свой книжный оттенок, проникли в разговорный язык, а параллельные им слова исконно русского происхождения вышли из употребления. Например: сладкий, прохладный, время, плен, прозрачный и т. д.

Все это показывает, насколько органически вросли в русский язык старославянские элементы. Вот почему нельзя основательно изучить современный русский язык, не зная старославянского языка, и вот почему многие явления современной грамматики становятся понятными лишь в свете истории языка. А для изучения истории языка необходимо привлекать факты родственных языков. Об этом

писал еще ФЛЭнгельс: „Но ведь «материя и форма родного языка» становятся понятными лишь тогда, когда прослеживается его воз¬никновение и постепенное развитие, а это невозможно, если остав¬лять без внимания, во-первых, его собственные омертвевшие формы и, во-вторых, родственные живые и мертвые языки" *. Следовательно, изучение старославянского языка необходимо для того, чтобы лучше понять и исторически объяснить грамматические явления современ-ного русского языка. Так, например, без исторического объяснения нельзя понять, почему в род. пад. ед. ч. у существительных муж¬ского рода с основой на твердый согласный встречается два окон¬чания (например, сахара, дома, воза, но кусок сахару, из дому, с возу упало и т. д.). Это отчетливо разъясняется при знакомстве с системой склонения существительных в старославянскоми древне¬русском языках.

Нельзя объяснить выпадение гласных звуков (появление так называемых „беглых гласных"): сучок — сучка, сон — сна, день — дня, весь — всего и т. д., не познакомившись с историей изменения так называемых редуцированных гласных звуков [ъ] и [ь], что особенно хорошо засвидетельствовано древнейшими памятниками старославянского языка.

Без знания старославянского языка нельзя объяснить процесса появления полных прилагательных; нельзя понять, почему, напри¬мер, в русском языке глагол в прошедшем времени имеет родовые окончания; нельзя объяснить наличия различного вида основ в словах среднего рода на -мя (например, семя — семени, время—вре¬мени) и т. д.

Знакомство со старославянским языком дает возможность уви¬деть, как в языковых фактах отражается развитие мышления, дви¬жение от конкретного к абстрактному, т. е. к отражению связей и закономерностей окружающего мира. Так, в древних старосла¬вянских памятниках многие слова имеют конкретное значение по сравнению с тем, какое они приобрели позднее. Например, совре¬менное слово понятие восходит к конкретному действию „брать" (ср. ст.-слав. ати), слово соперник легко расшифровывается ст.-слав. словом сжпрь — „противоположный" и т. д.

Таким образом, сравнение старославянского и русского языков помогает выяснить историю значения слов, помогает глубже, пол¬нее понять наш родной язык.

§ 3. Необходимо отметить, что по отношению к языку кирилло- мефодиевских переводов в науке о языке нет единого названия. Одни лингвисты называют этот язык древнецерковнославянским, другие— древнеболгарским, третьи — старославянским.

Однако термин „древнецерковнославянский язык" не является достаточно определенным, т. к. церковнославянская письменность велась у разных славянских народов и в более позднее время.

Термин „древнеболгарский язык" имеет своей задачей обозна-

1 Ф, Энгельс, Анти-Дюринг, Госполитиздат, 1953, стр. 303

чить происхождение языка. Этот термин ближе определяет эле¬менты языка кирилло-мефодиевских переводов, указывая на их связь с языком славян, которые стали известны под именем „бол¬гары". Однако сам по себе термин „древнеболгарский язык" недо¬статочно удовлетворителен. Первоначально слово „болгары" обозна¬чало принадлежность к народу тюркского племени, который пришел в VII в. на восток Балканского полуострова и покорил жившие там славянские племена. Следовательно, в IX в. на востоке Балкан¬ского полуострова болгарами назывались не славяне, а тюрки. И лишь позднее за славянами болгарского государства утвердилось имя „болгары*. Но и тогда, как и в IX в., это Славянское населе¬ние все еще называлось „словенами". Такое название держалось за ними как в Болгарии, так и за ее пределами — в Греции и Албании. Язык кирилло-мефодиевских переводов в исторических источниках называют „словенским".

Более удовлетворительным является термин „старославянский язык", включающий в себя понятие первого литературного языка славян и указывающий на лингвистическое значение этого языка для изучения истории славянских языков. Однако и он не вполне удачен, т. к. не определяет, к какой именно славянской группе относился этот славянский язык в своей основе.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ СТАРОСЛАВЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ1

§ 4. В 862 или 863 г. моравский князь Ростислав отправил к византийскому императору Михаилу III посольство с просьбой прислать в Моравию’ проповедников, которые научили бы мораван христианской вере на их родном языке. По-видимому, эта просьба моравского князя Ростислава была вызвана тем, что он, борясь против латино-немецкого духовенства, являвшегося проводником влияния немецкого императора, хотел получить от Византии поли¬тическую и церковную поддержку своей власти. В Византии бла¬госклонно отнеслись к этой просьбе, т. к. это открывало перспек¬тиву для распространения и укрепления влияния Византии на западе, в областях Моравского княжества. Было решено отправить в Мора¬вию миссию, во главе которой были поставлены два брата-грека Константин и Мефодий. Первый из них, посвятивший себя церков¬ной деятельности, был известен своей ученостью и миссионерской деятельностью. Его имя в источниках обычно употребляется с эпи-тетом „философ". Мефодий был некоторое время правителем одной из славянских областей. Оба они были уроженцы гор. Солуня (Фессалоники), который в то время являлся греческой колонией на славянской территории и был окружен славянскими поселениями.

1 См. П. А. Л а в р о в, Материалы по истории возникновения древнейшей славянской письменности, изд. АН СССР, Л., 1930.

’ В пределы моравского княжества входили области нынешней Словакии.

Константин и Мефодий хорошо знали язык славян, живших как в самом городе, так и в его окрестностях. Именно об этом, по свидетельству „Жития Мефодия", сказал византийский император, обращаясь к братьям: „Вы оба — солуняне, а солуняне все хорошо говорят по-славянски" (кы во (вста селоунднина да сеаоунане кыи чист» гаок'Ьныкы БегЬдоуютк).

По сообщению „Житий" Константина и Мефодия, Константин еще до отъезда в Моравию составил славянскую азбуку и начал переводить евангелие на славянский язык: „гложи писмена и начдтх БбгЬдоу писати еулггельскоую" („Житие Константина"), „и авие оуст^оикх писмвиа и БегЬдоу схстакль поути IA гатх моракх£кааго“ („Житие Ме¬фодия").

Более трех лет провели братья в Моравии, где готовили кадры славянских „книжных людей", будущих служителей церкви, и пере¬водили на славянский язык греческие богослужебные книги. С пер¬вых же дней славянский язык в письменности и церковном ритуале был встречен враждебно со стороны немецкого духовенства, ви¬девшего в деятельности Константина и Мефодия большую опас¬ность для себя. Чтобы получить поддержку в своей деятельности, Константин и Мефодий с группой своих учеников отправились в Рим к папе. По пути из Моравии в Рим они остановились в Пан¬нонии *, славянском княжестве, населенном предками нынешних словенцев. Там они были радушно встречены князем Коцелом, который дал им для обучения славянской письменности около 50 учеников.

В Риме Константина и Мефодия принял папа Адриан И, кото¬рый, стремясь укрепить свое влияние в Моравии и Паннонии, при¬знал славянский язык в письменности и литургии. Там Константин заболел и умер в 869 г., постригшись незадолго до смерти в монахи под именем Кирилла. После смерти Константина Мефодий с уче¬никами возвратился вначале в Паннонию. В Моравии в это время на престол вступил Святополк, племянник Ростислава, изменивший политическую ориентацию на латино-немецкую. С целью утверж¬дения своего влияния в Моравии и Паннонии папа Адриан II осно¬вал для этих областей особую славянскую епископию, и Мефодий был назначен епископом Паннонии. Но вскоре он попал в руки немецких епископов, которые заключили его в тюрьму в Баварии, где он находился более двух лет. В Моравии за это время про¬изошли изменения. После восстания против франков Святополк стал независимым правителем Моравии. Мефодий вернулся в Мо¬равию. Но Святополк, все больше подчиняясь немецкому влиянию, не был сторонником славянской письменности. Поэтому деятель¬ность Мефодия и его учеников проходила в крайне тяжелых усло¬виях.

В 885 г. Мефодий умер. После его смерти противники сла¬вянской письменности добились у папы Стефана V запрещения

Территория Паннонии находилась между верхним Дунаем, Дравой и Муром.

славянского языка в церковной литургии. Ученики Мефодия были изгнаны из Моравии. Покинув ее пределы, одни из них направились на юг, к хорватам, а другие — на юго-восток, в Болгарию, где они и продолжали дело славянской письменности.

Особенно благоприятные условия для славянской письменности создавались в Болгарии. Наиболее талантливым учеником Мефодия был Климент, деятельность которого протекала в Македонии и юго-восточной Албании. В Македонии он и его ученики переписы¬вают кирилло-мефодиевские оригиналы богослужебных книг и делают новые переводы с греческого языка.

Расцвет старославянской письменности падает на время правле¬ния царя Симеона (893—927), когда центр Болгарии Преслав ста¬новится не только государственным центром, но и центром славян¬ской письменности на востоке Болгарии. Преславские книжники пользовались тем же языком, каким писали и в Македонии, но в их рукописях отступления от прежних языковых книжных норм отра-жались более значительно, чем на западе, в Македонии.

В Моравии и Чехии после изгнания учеников Мефодия славян¬ская письменность продолжалась до конца XI в., когда в чешском Сазавском монастыре, где она еще сохранялась, славянские книги были или уничтожены сторонниками латинского письма, или так испорчены, что по ним больше нельзя было читать.

О НАРОДНО-ЯЗЫКОВОЙ ОСНОВЕ СТАРОСЛАВЯНСКОГО ЯЗЫКА

§ 5. Старославянский язык — язык литературный и поэтому в известной степени язык искусственный. Однако это не освобож¬дает нас от необходимости разрешения вопроса о том, какой язык лег в основу старославянского языка, в основу кирилло-мефодиев- ских переводов богослужебных книг.

Этот вопрос интересовал ученых-славистов уже в самую раннюю пору разработки славяноведения.

Во второй половине IX в., т. е. когда Константин работал над составлением славянской азбуки и вместе с Мефодием занимался переводами греческих богослужебных книг на славянский язык, славянские языки хотя и были ближе друг к другу, нежели теперь, тем не менее были уже дифференцированными языками с достаточно отчетливо выраженными, присущими отдельным из них, признаками.

Славянские языки являются одной из ветвей так называемой индоевропейской семьи языков. Все они делятся на три группы: южную, западную и восточную.

В южнославянскую группу входят болгарский, сербохорватский, словенский языки и недавно выделившийся как самостоятельный македонский язык. В западнославянскую группу — чешский, сло¬вацкий, польский, кашубский, лужицкий (серболужицкий) и полаб- ский языки. В восточнославянскую — русский, белорусский и укра¬инский языки. .

Данная группировка славянских языков имеет под собой линг¬вистические основания. Так, при сопоставлении славянских языков друг с другом в их настоящем состоянии, а также в их истории, можно заметить, что в отношении ряда черт некоторые славянские языки будут объединяться друг с другом, отличаясь в то же время от других. Это и позволяет выделить (объединить) их в отдельные группы.

Какое же место занимает старославянский язык среди пере¬численных выше славянских языков? Сопоставление старославян¬ского языка с другими языками показывает, что он в отношении ряда языковых черт объединяется с языками южно- и восточно¬славянской групп, в отношении других — с южно- и западнославян¬скими языками, в отношении третьих — с южнославянскими языками.

1. В старославянском языке представлены сочетания [cv] цк и [zv]<[dz’v] зк перед [ё[ < [oi] i (например, цк'Ьтх, ЗК-ЬЗАА).

Подобные сочетания перед [ё] или его заменителями предста¬влены в южно- и восточнославянской группах: словен. cvetje, zvezda; сербохорв. cvece, zvezda; болгар, цвят, звезда; рус. цвет, звезда.

В языках западнославянской группы в данном случае будут представлены группы [kv] и [gv]: пол. kwiat, gwiazda; чеш. kvet, hvezda; словац. kvet, hviezda.

2. В старославянском языке, так же как и в языках южных и восточных славян, в определенных категориях слов представлен согласный [1] л, в то время как в языках западнославянской группы употребляют сочетания [tl] и [dl]: ст.-слав. МОЛНТКА, ^АЛО; сербохорв. molitva, ralo; словен. molitev, ralo; рус. молитва, рало; болг. молитва, рало.

Ср. пол. modlitwa, radio; чеш. modlitva, radio; словац. modlitva, radio.

3. Старославянский язык объединяется с языками южно- и восточнославянской групп в отношении употребления в середине слова сочетания губного согласного с последующим [1]: ст.-слав. Зелии, локли; сербохорв. zemlja; словен. zemlja, lovljenje, kupljen; рус. земля, ловля, купленный.

Ср. пол. ziemia; чеш. zeme, koupe; словац. zem, lovenie, кйра.

4. В отношении одной черты старославянский язык объеди¬няется только с южно- и западнославянскими языками: употребле¬ние начального сочетания [je] в соответствии с гласным [о], харак¬терным для восточнославянских языков: ст.-слав. гедннх, юдеро; серб, jedan, jezero, jelen, jesen; словен. eden, jezero, jelen, jes£n; бол. един, езеро, елен, есен; пол. jeden, jezioro, jelen, jesen; чеш. jeden, jezero, jelen; словац. jeden, jelen, jesen.

Ср. рус. один, озеро, олень, осень.

5. В старославянском языке, так же как и в языках южносла¬вянской группы, в начале слова всегда будет представлено соче¬тание [га-] рд- и [1а-] ЛА-. Например: рдгтх, рлло, ^АКЬНХ, ААКХТХ, ЛДДНИ, ллкомх.

Ср. серб, rast (uzrast), ralo, ravan, lakat, ladja, lakomac; словен. rast, ralo, raven, laket, ladja, lakom(en); болгар, растем: (възраст), рало, равен, лакът, лаком.

Что касается западно- и восточнославянских языков, то в соот¬ветствии со старославянским [га-] и [1а-] в начале слова там упо¬требляются или те же сочетания, или сочетания [го-], [1о-]. Напри¬мер: пол. wzrost, radio, rowny, lokied, lodz, lakomy; чеш. rddlo, rovny, loket, lod’ka, lakomy; словац. vzrast, radio, rovn£, laket’, lod’ka, lakomy; рус. рало, ровный, локоть, лакомый.

6. Как и в южнославянских языках, в старославянском языке употреблялись неполногласные сочетания между согласными: [-ra-]-fd-, [-re-]-fb-, [-1а-]-ла-, [-le-J-ai-. Например: ст.-слав. гоадх, в^Ьгх, глдка, млкко; сербохорв. grad, brezuljak („холм*), glava, mleko; словен. grad („замок"), breg, glava, mleko; болг. град, бряг, глава, мляко.

Ср. с восточно- и западнославянскими языками (кроме чешского и словацкого): рус. город, берег, голова, молоко; пол. gr6d, brzeg, glowa, mleko.

7. В старославянском языке на положении слоговых элементов могли выступать плавные |г] и [1]: плхнх [р1пъ], прькх [ргуъ], трхгх [frg-ь].

Ср. сербохорв. pun, prvi, trg; словен. poln, prvi, trg; рус. пол¬ный, первый, торг; пол. pelny, pierwszy, targ; чеш. piny, prvy, trh; словац. pln^, prvy, trh.

На основании указанного выше видно, что старославянский язык ближе всего к языкам южнославянской группы. Какой же из язы¬ков южнославянской группы лег в основу старославянского языка?

Одной из особенностей старославянского языка является нали¬чие в нем сложных согласных [St’] и [2d’] шт и жд. Например: CKilUTA, межда.

Ср.болг.свем(,лгежЭа;сербохорв.8уеёа, тед]а;словен. sve£a, meja.

Сравнение показывает, что в отношении этой черты старосла¬вянский язык объединяется с болгарским языком. Он объединяется с ним и в отношении ряда других черт. Так, в старославянском языке был звук [ё], который обозначался буквой i и произносился как широкое открытое [е], т. е. [а]. Обследование македонских говоров болгарского языка (в районе г. Фессалоники) показало, что там в конце XIX в. звук [ё] произносился как широкое от¬крытое [е].

В старославянском языке употреблялась аффриката [dz’]. Для ее обозначения в азбуке существовала особая буква — з „зЪло". В македонских говорах болгарского языка в конце XIX в. эта аффриката также существовала. Таким образом, все это говорит о том, что старославянский язык был ближе всего к болгарскому языку.

В настоящее время вопрос о народно-языковой основе старо¬славянского языка решается следующим образом: языковой осно¬

вой старославянского языка являются македонские говоры болгар¬ского языка, т. е. говоры тех славян, которые во второй половине IX в. жили вокруг г. Солуня.

Не расходится ли этот вывод с историческими фактами?

§ 6. Исторические источники говорят, что Константин составил азбуку и вместе с Мефодием приступил к переводу богослужеб¬ных книг еще до того, как они отправились в Моравию. Констан¬тин и Мефодий были уроженцы г. Фессалоники (Солуня), который в то время представлял собой греческую колонию, населенную и окруженную славянским населением, говорившим на македонском наречии. Как уроженцы этого города, Константин и Мефодий хо¬рошо знали язык славян, живших как в самом городе, так и в его окрестностях. Поэтому при составлении славянской азбуки Кон¬стантин и взял за основу македонские говоры. В ту пору разли¬чие между отдельными славянскими языками не ощущалось так сильно, как в настоящее время. Язык жителей Моравии мог отли¬чаться от языка жителей г. Фессалоники только некоторыми чер¬тами, которые не имели существенного значения.

То, что в основу старославянского языка легли македонские говоры болгарского языка, подтверждается также следующим: в старославянских памятниках встречается слово СЖБОТД (ср. рус. суббота). Это слово было заимствовано из греческого языка. Однако в литературном греческом языке это слово звучало как sabbaton (запахом). В греческих говорах оно произносилось как sambaton (oa[xpatov). Следовательно, в старославянский язык это слово попало из живой народной речи. А это могло быть только там, где происходило непосредственное общение славян с греками, что вновь указывает на район г. Фессалоники.

Таким образом, в основу старославянского языка положены македонские говоры болгарского языка второй половины IX века.

Однако к этой точке зрения по вопросу о народно-языковой основе старославянского языка ученые пришли не сразу.

§ 7. Крупнейший славянский ученый (чех) И. Добровский, высту¬пив против положения о том, что старославянский язык был родона¬чальником всех славянских языков, считал, что в основу этого языка лег древнесербский язык. Русский филолог А. X. Востоков разделял взгляд И. Добровского на то, что старославянский язык не является родоначальником всех остальных славянских языков, а что он, напротив, был наречием только одного какого-то пле¬мени. А. X. Востоков высказывал предположение, что старославян¬ский язык тождествен древнеболгарскому. К такому выводу привело его внимательное изучение Фрейзингенских отрывков.

Против взгляда И. Добровского о древнесербской основе ста¬рославянского языка выступил словенец В. Копитар, который стал оспаривать у сербского языка его права на ближайшее родство со старославянским языком в пользу своего родного словенского языка. В. Копитар явился основателем так называемой паннонской теории, согласно которой в основе старославянского языка лежат

не македонские говоры болгарского языка, а язык жителей Пан¬нонии второй половины IX в., т. е. словенский язык.

При доказательстве своей теории В. Копитар исходил из сле¬дующего:

1. Из соображений исторического характера. Братья Констан¬тин и Мефодий находились какой-то период времени в Паннонии, и, следовательно, Паннония представляет собой область, на кото¬рую распространилась деятельность Константина и Мефодия.

2. Из лингвистических соображений. Изучая язык старославян¬ских памятников, В. Копитар установил, что в старославянских памятниках есть много слов, относящихся к церковной терминоло¬гии, которая по своему происхождению представляет заимствования либо из латинского, либо из немецкого языка. Например: оцьтх— лат. acetum, олхтарь,— лат. altare, постх— др.-нем. fasta, попх— др,- нем. pfaffe, ц'ксарь — др.-нем. kaizar и т. д. Указывая на слова подобного рода, В. Копитар считал, что они могли принадлежать такому славянскому языку, носители которого жили поблизости от областей с латино-немецкой культурой. А ближе всего терри¬ториально к областям с латино-немецкой культурой находилась Паннония. Сторонником паннонской теории был и ученик В. Ко- питара Ф. Миклошич, который прежде всего старался доказать, что язык древнеславянских памятников не являлся языком бол¬гарским. Понятно, почему так поступал Ф. Миклошич: если уда¬лось бы доказать, что старославянский язык не является болгарским, то, следовательно, в его основу положен словенский язык, ибо чешское происхождение старославянскому языку никогда не при-писывалось. В пользу паннонской теории Ф. Миклошич выдвинул следующие аргументы:

1. В старославянском языке наметился в ряде случаев переход редуцированных звуков [ъ] и [ь] в гласные полного образования: [ъ]5* [°]> [ь] > [е], тогда как в болгарском языке [ь] и [ъ] слились в один глухой звук [ъ].

2. В старославянском языке были носовые гласные звуки [о] и [е] (которые обозначались как я и А), а в болгарском языке этих звуков нет.

3. Одной из характерных особенностей старославянского языка является наличие в нем сложных согласных [St] и [zd’], тогда как в македонских говорах болгарского языка эти сложные согласные отсутствуют и вместо них представлены [к’] или [ё] и [g’] или [d].

Одновременно с этим Ф. Миклошич приписывал наличие носо¬вых звуков и сложных согласных [St’] и [2d’] словенскому языку времен Константина и Мефодия. Это свое мнение он основывал на том, что в венгерском языке эти звуки имеются лишь в заимство¬ванных из славянского языка словах: galamb (ст.-слав. ГФЛЖЕЬ), rend (ст.-слав. рддх), pentek (ст.-слав. ПАТХКХ), Pest (произносится peSt в названии » Будапешт “, ст.-слав. пештк), rozsda (произносится ro2da, ст.-слав. рождые) и т. д. Эти слова, по мнению Ф. Микло-

шича, могли попасть в венгерский язык только из такого славян¬ского языка, который могли слышать венгры, общаясь с населе¬нием, говорившим на этом языке. А соседствующими с венграми славянами были словенцы.

К точке зрения В. Копитара и Ф. Миклошича присоединился П. И. Шафарик, который первоначально придерживался болгаро¬македонской теории. П. И. Шафарик, став сторонником паннонской теории, присоединил в ее пользу следующие положения: в наибо¬лее древних старославянских памятниках (следовательно, отражавших, по его мнению, наиболее близко паннонское наречие) имеется ряд слов, которые в настоящее время встречаются только в словенском языке, а также в чешском и хорватском языках, заимствовавших эти слова из языка потомков словенцев, бежавших от венгров при их нашествии. К числу таких слов он относит, например, лот (дождь), р-Ьиотл (истина), ашоуть (напрасно), калин (врач), врлтрх (брат), Елижнкл (родственник), отокх (остров), отхл-Ькх (остаток), нл- троути (наполнить) и т. д. По мнению П. И. Шафарика, язык, в состав которого входили перечисленные и подобные им слова, мог принадлежать населению, жившему на западе славянской языковой территории. А таким населением являлось население Пан¬нонии.

Все эти положения сторонников паннонской теории могли бы иметь решающее значение, если бы им удалось ответить еще на один вопрос чисто исторического характера, а именно: как было возможно Константину и Мефодию, начавшим переводы с грече¬ского еще в Византии и затем жившим около трех лет среди мо- раван, воспользоваться для перевода с греческого языка языком словенцев, среди которых они оказались значительно позднее? Это возражение было снято немецким историком Дюммлером, по мне¬нию которого во времена Константина и Мефодия не только Пан¬нония, но и весь левый берег Дуная были заселены словенцами, а нынешнее чехо-моравское население пришло сюда значительно позднее. Оказывалось, таким образом, что братья переводили бого¬служебные книги не для мораван, а для словенцев. Ф. Миклошич, ссылаясь на авторитет Дюммлера, заявлял, что в IX в. словенцы жили не только на правом, но и на левом берегу Дуная.

Однако со вре'менем паннонская теория начала подвергаться критике, и дальнейшие исследования показали ее несостоятельность. Особенно большое значение в этом отношении имела работа сло¬венца В. Облака, вышедшая в 1896 г. и посвященная исследованию македонских диалектов, в которой он установил:

1. В современных болгарских диалектах, расположенных тер¬риториально в Македонии вокруг г. Фессалоники, и поныне наблю¬дается переход сильных [ъ] в [о], [ь] в [е], как это свойственно было и старославянскому языку, тогда как в словенском языке [ъ] и [ь] совпали или в [е] или в [а]. Например, болг.-македон.: сон, ден, в словенском языке в одних говорах sen, den, в других san, dan.

2. Наличие говора (около местечка Сухо), где сохраняются следы носовых звуков gmb (ст.-слав. гжва), zmp (ст.-слав. зжвх).

3. Наличие говора, где произносится [St] и [2d] в соответствии со старославянскими [St] шт и [2d] жд.

Таким образом, на основании материала, данного в исследова¬нии Облака, аргументы, выдвинутые Миклошичем, оказались не¬состоятельными.

Несостоятельными оказались и утверждения немецкого исто¬рика Дюммлера.

С другой стороны, тот факт, что в старославянском языке были слова латино-немецкого происхождения, отнюдь не исключает того, что в его основе лежат македонские говоры болгарского языка. Старославянский язык — это язык литературный, а в любом литературном языке всегда есть заимствования из других языков.

В настоящее время общепризнанным является положение о том, что в основу старославянского языка легли македонские говоры болгарского языка.

Согласно данным „Жития Константина” известно, что перед отъездом в Моравию он уже сделал перевод евангельских чтений. Это говорит о том, что язык перевода мог быть лишь языком солунских славян, живших около г. Фессалоники, но никак не язы¬ком моравских или паннонских славян, на территории которых Константин и Мефодий оказались значительно позднее.

СЛАВЯНСКИЕ АЗБУКИ

§ 8. Древнейшие дошедшие до. нас старославянские памятники написаны двумя азбуками — глаголицей и кириллицей.

Кириллица в дальнейшем легла в основу русской, украинской, белорусской, македонской, болгарской и сербской азбук. Глаго¬лица вышла из употребления и сохранилась только в Хорватии в церковном обиходе (до XVII в. она употреблялась там и для светских целей).

Каждая буква в обеих азбуках имела свое название. Некоторые буквы употреблялись также в числовом значении. Сопоставление обеих азбук показывает, что, за незначительным исключением, буквы их непохожи друг на друга (см. азбуку на стр. 18—19).

§ 9. Вопрос о возникновении этих двух азбук и о их взаимном отношении с давних пор занимал ученых.

Старославянские памятники свидетельствуют о том, что две сильно отличавшиеся друг от друга азбуки существовали уже в глубокой древности.

В „Житии Константина" говорится о том, что он изобрел лишь одну азбуку, с которой якобы и повелась славянская письменность.

 

Для развития ПРОЕКТА!

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика