Акрополь в Афинах (Соколов) 1968 год - старые учебники

Скачать Советский учебник

 Акрополь в Афинах (Соколов) 1968

Назначение: Научно-популярная книга для учащихся старших классов входит в серию «Беседы о выдающихся произведениях изобразительного искусства». Может служить пособием для факультативного курса истории искусства в школе.

© "Просвещение" Москва 1968 

Авторство: Соколов Г.И. 

Формат: PDF Размер файла: 25.7 MB

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Памятники акрополя до классического периода

Строительство на акрополе в V веке до н. э. Парфенон

Фидий

Скульптура Парфенона

Пропилеи, храм Ники Бескрылой, Эрехфейон

Примечания

Литература

 

 КАК ОТКРЫВАТЬ СКАЧАННЫЕ ФАЙЛЫ?

👇

СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ

 

Скачать бесплатный учебник  СССР - Акрополь в Афинах (Соколов) 1968 года

СКАЧАТЬ PDF

ОТКРЫТЬ: - отрывок из учебника...

 Статуи девушек прекрасны. Созерцая их, человек получает большое наслаждение. Перед ним будто оживают чувства древних скульпторов, сумевших передать безмятежную красоту юности. Во время греко-персидских войн эти прекрасные изваяния были разбиты и лежали в груде так называемого персидского мусора, пока их не использовали как простые камни во время строительства новых храмов. Возможно, архаические статуи VI в. до н. э. утратили для греков V в. до н. э. очарование, которое чувствовали их отцы и деды. Не исключено также, что сильно поврежденные статуи уже потеряли свое религиозное значение. Ведь известно, что эллины нередко относились к изваяниям как к живым существам: иногда одевали их, смазывали благовонными маслами, приносили пищу, однажды даже связали некоторым статуям ноги и руки, так как боялись, что они могут уйти.

Архаические здания и скульптуры Акрополя полны большой своеобразной красоты. Их не заменят никакие рассказы о чувствах и настроениях людей этого времени. Произведения греческой архаики не теряют своей ценности, даже будучи поставленными рядом с созданиями мастеров классической эпохи. Так, часто человек переживает глубоко чувства героев

книг, написанных много десятилетий или столетий назад. Музыка прошлых веков волнует тоже не менее, чем произведения современных композиторов. Так и архаические памятники афинского Акрополя, фронтонные композиции и скульптуры, проникнутые особенным, никогда уже более не повторившимся впоследствии очарованием, останавливают взгляд человека, хотя они и уступают по совершенству исполнения произведениям, созданным на Акрополе в середине V в. до н. э.

Победа демократии в греческих городах. В конце VI в. до н. э. в Афинах аристократия утратила многие преимущества, которыми пользовалась раньше. Общественное устройство теперь основывалось на демократических началах. Формы жизни ряда греческих городов стали более прогрессивными; демократический строй способствовал развитию наук и искусств.

В конце VI в. до н. э. свободным греческим городам противостояла огромная персидская держава Ахеменидов, переживавшая постоянную острую борьбу различных династий. Неограниченная власть царя, характерный для древневосточных государств сложный чиновничий аппарат с массой бесправных подданных казались эллинам проявлением варварства.

Восстание Милета. Греческие города, расположенные в Малой Азии на побережье Эгейского моря, долгое время находились под властью персов. Непомерно большие налоги, произвол персидских правителей — сатрапов, их постоянное вмешательство в экономические дела греков ложились тяжелым бременем на плечи жителей малоазийских городов. Крупный город Милет поднял восстание и сверг персидского ставленника. Милетян поддержали другие малоазийские города, и восстание разгорелось. Персы подавили его, но поняли, что пример свободолюбия мало- азийским грекам подают города Балканского полуострова, и решили уничтожить основы демократического строя в городах материковой Греции.

Начало греко-персидских войн. В 492 г. до н. э. походом на Грецию отправился зять персидского царя Дария I Мардоний. Однако после гибели во время шторма трехсот кораблей он бесславно возвратился назад. Второй поход персов в 490 г. до н. э. был также неудачным. В исторической битве при Марафоне греки наголову разбили персидскую армию. Более тяжкое испытание выпало на долю эллинов в 480 г. до н. э., когда армию персов возглавил новый царь — Ксеркс. Полчища варваров двинулись с севера и остановились у Фермопильского ущелья. Греческие воины показали пример мужества и стойкости. Лишь с помощью изменника персидским отрядам удалось одержать победу. 300 доблестных спартанцев, прикрывавших отход основных войск, пали вместе со своим предводителем — царем Леонидом. На месте их гибели был поставлен памятник — мраморное изваяние льва с надписью: «Путник! Пойди возвести .нашим

гражданам в Лакедемоне, что, их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли!» Персидская армия, прорвавшаяся сквозь ущелье Фермопилы, двинулась к Афинам и захватила их.

Разрушение памятников Акрополя. Афины подверглись разгрому. Особенно сильно пострадал Акрополь. Храмы были разрушены и лежали в развалинах, "их сокровища были разграблены, святилища осквернены. Многочисленные изваяния, в том числе статуи кор, были сброшены с по-стаментов и разбиты. Вот что пишет знаменитый греческий историк Геродот о захвате персами Акрополя:

«Персы расположились на том холме, противолежащем Акрополю, который афиняне называют Ареопагом, и стали осаждать Акрополь следующим способом: стрелы обворачивали в паклю, зажигали и потом пускали из луков в укрепление. Осаждаемые афиняне, хотя доведены были до последней крайности и укрепление обрушилось, продолжали, однако, сопротивляться. Предложение писистратидов9 относительно сдачи было отвергнуто афинянами; с целью защиты они употребляли различные средства, между прочим бросали в варваров громадными камнями каждый раз, когда те подступали к воротам. Вследствие этого Ксеркс, не будучи в состоянии взять афинян, долгое время не знал, что делать.

Наконец, после таких затруднений, доступ в Акрополь открылся варварам: дело в том, что согласно изречению оракула всей Аттике суждено было подпасть под власть персов. Итак, перед Акрополем, но позади ворот и подъема, там, где не стояло никакой стражи и куда, как всем каза-лось, не мог взойти никто из людей, в этом же месте с крутым спуском подле святилища кекроповой дочери Аглавры взошло несколько человек. Когда афиняне увидели этих варваров, вошедших на Акрополь, одни из них кинулись со стены и погибли, а другие бежали внутрь святилища; вошедшие на стену варвары бросились прежде всего к воротам, отворили их и перебили молящих о защите; по умерщвлении всех их, варвары ограбили храм и предали огню весь Акрополь».

Победа греков. Эллины, несмотря на захват персами Афин, с честью вышли из тяжелого испытания. В битве при Саламине было сломлено сопротивление персидского флота, в сражении при Платеях разбита сухопутная армия неприятеля. Одолев врагов, греки показали превосходство демократического строя над отживающей общественной системой персов. Греческие города одержали победу, значение которой было чрезвычайно велико. От исхода греко-персидских войн зависело не только благополучие собственно греческого государства. Трудно представить, какой была бы в случае победы персов эллинская культура. Вряд ли Акрополь был бы тогда увенчан величавым Парфеноном. Наверно, не было бы гения Фидия, Скопаса, Лисиппа. А без классической греческой культуры характер римской цивилизации, а вместе с тем и дальнейшей европейской был бы совершенно иным.

Победа греков над персами означала торжество новых, прогрессивных принципов демократии и свободы в политическом и социальном строе. Победа привела к появлению новых плодотворных импульсов в греческом искусстве. Система архаического художественного мышле-ния, имевшая некоторые общие черты с древневосточной, оказалась уже несостоятельной. Не случайно поэтому, что переход от искусства архаики к искусству классики совпадает по времени с благополучным для греков исходом этой войны.

Глава II

СТРОИТЕЛЬСТВО

НА АКРОПОЛЕ

В V ВЕКЕ ДО Н. Э.

ПАРФЕНОН

Восстановление стен Акрополя. После блестящей победы, одержанной в 479 г. до н. э. при Платеях, греки приступили к работам по восстановлению Акрополя, начав с ремонта сильно разрушенных крепостных стен. Особенно большое внимание уделяли строительству в годы, когда стратегом — выборным военным руководителем — был Фемистокл. «Феми- стокл советовал, чтобы поголовно все афиняне, находившиеся в городе, занялись сооружением стен, не щадя при этом ни частных, ни общественных построек, которые могли бы быть полезны для дела, и не оста-навливаясь перед разрушением всего этого» 10,— пишет греческий историк Ф у к и дид.

Во времена Фемистокла была восстановлена западная часть северной стены. При постройке афиняне использовали фрагменты разбитых персами архаических памятников Акрополя. И сейчас видны вставленные между каменными плитами крупные барабаны колонн архаического храма. Употреблялись для строительства и другие части разрушенных зданий. В 60-е годы V в. до н. э. при стратеге Кимоне была восстановлена

20. Вид на Парфенон.

29

восточная и построена новая южная стена Акрополя. В этот период, когда воина с персами только близилась к концу, в греческом искусстве преобладала некоторая жесткость форм, заставившая исследователей назвать стиль искусства первой половины V в. до н. э. строгим стилем 11.

Искусство высокой классики. Со временем окончательной победы над персами в греческом искусстве совпадает начало периода так называемой высокой классики, когда архитекторы, скульпторы, вазописцы, отвечая настроениям народа-победителя, стремились воплотить в своих образах красоту гармонически развитого человека. В произведениях искусства звучат чувства величия, радости и торжества победы над полчищами персов. ‘Жесткость форм ранней классики сменяется сочностью и пластической нежностью в передаче объемов, резкость графического исполнения рисунков на сосудах строгого стиля уступает место плавности и певучести линий в вазах прекрасного и свободного стиля. Художники высокой классики создают обобщенные, типические образы и старательно избегают индивидуальных особенностей.

Строительство новых храмов. Греческие города-государства объединяются в Афинский морской союз, во главе которого стоят Афины. Казна его была в середине V в. до я. э. перенесена в Афины, и часть ежегодных взносов союзников откладывалась богине Афине. Появилась возмож-ность восстановить Акрополь и создать новые храмы на священном холме. С) многочисленных постройках этого времени пишет древний историк Плутарх: «Между тем росли здания, грандиозные по величине, неподражаемые по красоте. Все мастера старались друг перед другом отличиться изяществом работы; особенно же удивительна была быстрота исполнения». Он сообщает о произведениях, созданных в эпоху Перикла, подчеркивая, что «по блестящей сохранности они доныне свежи, как будто недавно окончены: до такой степени они всегда блещут каким-то цветом новизны и сохраняют свой вид не тронутым рукою времени, как будто эти произведения, проникнутые дыханием вечной юности, имеют нестареющую душу» 12.

Всю вторую половину V в. до н. э. на Акрополе шло строительство. В 447 г. начались работы над Парфеноном. Его окончили вчерне в 438 г. до н. э., а отделка шла до 434 г. до н. э. В 437 г. до н. э. заложили Пропилеи и завершили их лишь в 432 г. до н. э., а около 425 г. до н. э. создали храм Ники Бескрылой. До Пелопонесской войны был воздвигнут колосс Афины Воительницы перед Пропилеями на Акрополе. В 421 г. до н. э. начали строить Эрехфейон и окончили его в 407 г. до н. э. Почти полвека здесь кипело строительство, трудились архитекторы, скульпторы, художники, создавая произведения, которыми тысячелетия спустя гордится человечество.

Новый художественный принцип расположения построек на Акрополе. Очевидно, план ансамбля Акрополя с Пропилеями, Парфеноном,

Эрехфейоном и колоссом Афины сложился в общих чертах еще до постройки Парфенона. В процессе работ в него вносились изменения, но основа его сохранилась (илл. 21).

В расположении храмов Акрополя времени Перикла зодчие отказываются от симметрии, которая была типична для эпохи архаики. Здания теперь постепенно вступают в поле зрения человека, идущего по Акрополю. Афинянин, пройдя Пропилеи, видел прежде всего не фасад храма, а огромную статую Афины Воительницы. Подойдя к ней ближе, он переставал воспринимать этот колосс. Все внимание его обращалось на Парфенон, который как бы вырастал постепенно справа. Расположенный слева храм Эрехфейон становился особенно хорошо виден от Парфенона.

Таким образом можно было рассмотреть либо детали находившегося рядом произведения, либо целиком другой, отдаленный памятник. Внимание человека, стоявшего у Пропилей при входе на Акрополь, могла занимать отделка архитектурных деталей торжественных ворот Акрополя. Но он мог созерцать и огромную статую Афины, стоявшую перед Пропилеями. Эрехфейон и Парфенон еще не открывались во всей своей красоте. Приблизившись к колоссу Афины и находясь у постамента статуи, афинянин мог увлечься рассмотрением его рельефных украшений, но отсюда он уже видел с выгодной точки зрения и храм Афины — Парфенон. Эрехфейон же еще был заслонен для него постаментом колосса Афины и открывался лишь в полной мере от Парфенона, где подобным же образом можно было рассматривать либо детали Парфенона, либо весь Эрехфейон.

Смена художественных впечатлений и постепенное включение их в сознание человека, использование разнообразных форм и контрастов.

21. План Акрополя Афин: 1 — Пропилеи, 2 — храм Ники Бескрылой, 3~ Парфенон, 4 — Эрехфейон, 5 — фундаменты архаического Гекатомпедо- на, 6 — алтарь Афины, 7 — место статуи Афины Воительницы.

когда разглядывание деталей чередуется с восприятием целого сооружения,— этот принцип был новым по сравнению с простым сопоставлением памятников в архаических ансамблях.

Изменился по сравнению с VI в. до н. э. и характер представления зодчим одного храма. Если в архаический период рассчитывали на восприятие храма преимущественно с фасада, как Гекатомпедона на Акрополе, то в классическое время сооружение ставится так, чтобы его можно было видеть с угла, во всем великолепии. Скульпторы этого времени — Мирон, Поликлет также отходят от изображения фигуры строго в фас и показывают человека в естественном движении, в свободной, непринужденной позе.

Парфенон. Парфенон внутри разделен на восточную и западную части. В западной, называемой собственно Парфеноном, находилась казна афинян. В восточном, большем помещении стояла статуя Афины Парфе- нос. Двухэтажная колоннада придавала этому интерьеру торжественный вид.

Парфенон — храм дорического ордера. Он прямоугольный в плане и со всех сторон окружен колоннами — классический образец периптера (илл. 22, 24, 27). Его строили зодчие Иктин и Калликрат. Огромную роль в сооружении храма сыграл также величайший греческий скульптор Фидий, на котором лежала обязанность общего наблюдения за строительством.

Представить Парфенон таким, каким он был во времена Перикла, нелегко. Все, что осталось от него сейчас на Акрополе, может быть, к сожалению, названо лишь руинами. Постройка Парфенона совпадает с заключением победного для Греции мира после кровопролитной войны с персами, принесшей много горя Элладе. Греки победили варваров, и радостное сознание превосходства разума над дикими силами, олицетворенными в персидских полчищах, выразилось в греческом искусстве этого времени, и особенно полно в Парфеноне — в торжественном ритме его дорических колонн, в гордом вознесении их форм, в стройной гармонии пропорций (илл. 20).

Польше двух тысячелетий, до конца XVII в., Парфенон простоял в сравнительно хорошей сохранности. В византийскую эпоху он служил церковью. Когда

22. Вид на Парфенон.

Греция подпала под власть турок, его превратили в мечеть и рядом вырос высокий минарет. Несмотря на всевозможные перестройки, храм все же существовал. Но в 1687 г. во время войны турок с венецианцами случилось непоправимое. Турки устроили в Парфеноне пороховой склад. От попадания венецианского снаряда порох взорвался, и прекрасный греческий храм был почти полностью разрушен (илл. 23). После этого венецианцы неудачно пытались снять некоторые из скульптур с его фронтонов, но только разбили их. В конце XVIII в. английский лорд Эльджин довершил разрушение Парфенона: увез из Греции почти все его скульптуры — плиты метоп и фриза, а также статуи фронтонов. Скульптурные украшения Парфенона теперь разрознены: часть их находится в Лондоне, часть — в Париже, кое-что осталось в Афинах.

23. Гравюра с изображением взрыва Парфенона.

Нужно мысленно свести эти элементы воедино, чтобы почувствовать всю силу первоначальной красоты великого памятника древности.

Акрополь и Парфенон. Парфенон венчает Акрополь. Логически четкие архитектурные формы храма не только противопоставлены диким склонам скалы, но и связаны с ними в художественное единство.

Исследователи древнегреческой архитектуры нередко обращали внимание на то, что в произведениях эллинских зодчих часто используется принцип, или правило, «золотого сечения». Отрезок считается разделенным по закону «золотого сечения», если длина его относится к большей его части, как большая часть к меньшей. Отрезок, величина которого равна 1, разделен в «золотом сечении», когда части равны примерно 0,618 и 0,382. Считалось гармоничным и красивым придавать сооружениям пропорции «золотого сечения».

Соотношения величин Парфенона и холма Акрополя не случайны. Размеры храма определены размерами скалы. Древние зодчие, кроме того, поставили Парфенон на Акрополе в наиболее выгодном в художественном отношении месте, так что величины храма и скалы воспринимаются при взгляде издали согласованными.

Действительно, протяженность холма перед Парфеноном, длина храма Афины и участка Акрополя за Парфеноном соотносятся как отрезки «золотого сечения». При взгляде на Парфенон от Пропилеи отношения массива скалы и храма также соответствуют пропорциям «золотого сече-ния». Это не случайное совпадение: для того чтобы поставить Парфенон в этом месте, его строителям пришлось соорудить мощную насыпь, увеличившую холм в южной части (илл. 25, 26).

Найдя с помощью принципа «золотого сечения» нужные размеры Парфенона, который должен был стоять на холме, зодчий тем самым решил основную для него задачу. Создание творческого гения человека — Парфенон и часть самой природы — скалистый холм обрели глубокую органическую связь. Древнегреческие зодчие умело сочетали свои постройки с пейзажем, гармонично «вписывая» их в окружающую природу.

Особенности архитектуры Парфенона. Связь Парфенона с природой выражалась не только в пропорциональном соотношении храма и холма. Греческие архитекторы и скульпторы видели, что удаленные предметы или части их кажутся меньше, и умели исправлять оптические искажения. Так, голова Аполлона с западного фронтона храма Зевса в Олимпии, предназначенная для созерцания снизу, кажется некрасивой и деформированной, если ее рассматривать непосредственно в фас. Исправле-

24. Парфенон.

нм оптические искажения и в вертикальной надписи на храме в мало- азииском городе Приена. Вуквы, расположенные выше, крупнее нижних букв, но при взгляде на надпись снизу кажется, что все они одной величины 13.

Тщательные архитектурные измерения Парфенона показали, что в нем линии не прямые и поверхности не плоские, а слегка изогнутые. Древние зодчие знали, что строго горизонтальная линия и плоская поверхность издали кажутся прогнувшимися в середине. Они стремились как бы исправить, изменить зто впечатление. Поэтому, например, поверхность ступеней Парфенона постепенно, почти незаметно, повышается от краев к центру. Колонны Парфенона также не строго вертикальны, но слегка наклонены внутрь здания. Оси угловых колонн при мысленном их про-должении Должны пересечься друг с другом на большой высоте. Этим уничтожался эффект того оптического обмана, при котором ряд вертикальных линий кажется несколько расширяющимся кверху.

Примечательно также, что колонны Парфенона не все одинаковой толщины. Угловые сделаны более толстыми, чем остальные, так как, вырисовываясь па светлом фоне, они должны казаться несколько тоньше. Позже древне римский архитектор Витрувий говорил, что угловые колонны «поглощаются окружающим светом». В одном из греческих трактатов отмечается, что «цилиндр кажется сжатым посредине» и нужно слегка утолщить его, чтобы не было этого впечатления. Возможно, что этим объясняется и энтазис — утолщение греческих колонн.

Вводя кривизну в поверхность ступеней, слегка наклоняя колонны, делая их разной толщины, создатели храма исправляли оптические иска-

26. Вид на фундаменты Парфенона во время раскопок.

25. Разрез через Парфенон и Акрополь.

жения, которые нарушали гармоничность здания и метали ощутить его пластичность. Именно поэтому строители сдвинули лестницу, ведущую к основным ступеням Парфенона, немного к северу, навстречу человеку, подходившему к храму от Про- пилей. Иначе от ворот она воспринималась бы смещенной к югу и казалась бы плохо связанной со зданием. При взгляде на Парфенон с угла кривизна стилобата, выпуклого в центре, хорошо сочетается с кривизной лестницы.

Зная действие оптических искажений, греки пользовались им для достижения нужного эффек-та. Так, колонны второго внутреннего ряда портика Парфенона меньше, чем колонны внешнего, и кажется, что они стоят дальше и портик глубже, чем на самом деле.

Отклонения от горизонталей и вертикалей почти незаметны. Тем не менее они важны, так как придают храму целостность и собранность. Все видимые глазом линии связаны друг с другом, нет таких, которые не пересекались бы и казались отчужденными друг от друга. Как в пластическом человеческом теле, в Пар-

27. План Парфенона.

феноне, вероятно, невозможно найти прямую линию. Сложнейшее по конструкции сооружение из огромного количества строительных блоков и деталей не воспринимается поэтому как «построенное», составленное из отдельных элементов здание, по кажется «живым», пластическим организмом, подобно воплощенным в греческой скульптуре прекрасным атлетам.

Мрамор Парфенона. Мрамор - материал, который помогает этому впечатлению. Ко времени постройки Парфенона греки уже давно знали и ценили этот замечательный камень, понимая, как хорошо мрамор улавливает свет и, впитывая его, светится поверхностью, уподобляясь ио нежности человеческому телу.

До Парфенона храмы воздвигались преимущественно из грубого пористого камня — известняка, который после окончания строительства покрывали слоем мраморной штукатурки. Парфенон весь из мрамора. Естественно, некоторые детали его были деревянными, применялся и металл для скрепления мраморных блоков, но основным материалом был мрамор.

Недалеко от Афин, в горах Пентеликона, были найдены залежи хорошего белого мрамора. Мельчайшие железистые частички, находящиеся в нем, оказывались после обработки на поверхности. При соприкосновении с влагой воздуха они постепенно окислялись и образовывали равномерный слой, а иногда пятна красивой, золотистой патины. Велоснежный холодноватый камень становился теплым, насыщенным солнием. как бы

впитавшим в себя влагу воздуха. Эта способность обработанного мрамора реагировать на свет, на окружающий воздух усиливала связь здания с природой.

Окраска Парфенона. Мраморные плиты Парфенона имели не только красивую, покрытую патиной поверхность, но окрашивались в некоторых частях дополнительно яркими, звучными тонами. В эпоху архаики, когда храмы строили из грубого материала, их штукатурили и затем раскрашивали так, что краска закрывала поверхность материала. Краска выполняла, таким образом, двойную роль — маскировала шероховатую поверхность известняка и придавала красочность, яркость храму. Довольно толстым слоем покрывала краска и скульптурные произведения архаики. В классическую эпоху принципы и способы раскраски изменились. На мрамор тонким слоем накладывался раскрашенный воск, который постепенно под влиянием тепла пропитывал камень, окрашивая, но не скрывая, как в архаическую эпоху, его поверхность. Мрамор становился цветным, не теряя своих особенно ценных качеств — светоносности и нежности.

Разумеется, не все мраморные плиты Парфенона раскрашивались. Цветом выделялись элементы здания, конструктивную роль которых нужно было подчеркнуть. Затененные карнизом триглифы покрывали синей краской, красной — плоскости метоп. Окрашивали и вертикальные плиты фронтона. Использовалась и позолота.

Колонны Парфенона. Колонна Парфенона, как и в других храмах, разделена вертикальными желобками — каннелюрами. Они делают менее заметными горизонтальные швы между отдельными частями (барабанами) колонны. В их острых ребрах мрамор особенно светоносен и красив. Тени от ребер подчеркивают вертикальность колонн, их стройность. По сравнению с каннелированной колонной гладкий ствол воспринимается безжизненным и отчужденным, замкнутым в своем объеме. Желобки как бы лишают колонну замкнутости, связывают ее с воздухом, оживляют впечатление от нее. Как промежутки между колоннами храма пропускают внешнее пространство к храму, так углубления каннелюр вводят пространство в объем колонны, сливают здание с природой.

Черты ионического ордера в дорическом Парфеноне. Дорический ордер в Парфеноне не так суров, как в храмах архаики. Он смягчен введением в архитектуру некоторых элементов изящного ионического ордера. За внешней колоннадой, на верхней части стены храма, можно видеть непрерывную рельефную полосу с изображением торжественной процессии афинян. Непрерывный фигурный фриз — зофор— принадлежность ионического ордера, и тем не менее он введен в архитектуру дорического Парфенона, где должен был бы быть фриз с триглифами и метопами. Примечательно, что под лентой этого рельефа видны небольшие полочки с выступами, какие обычно помещаются под триглифами дорического ордера.

Для развития ПРОЕКТА!

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика