Skip to main content

История СССР - От древнейших времен до конца XVIII века - Часть I (Базилевич, Новицкий) 1946 год - старые учебники

Скачать Советский учебник

 История СССР - От древнейших времен до конца XVIII века - Часть I (Базилевич, Новицкий) 1946

Назначение: Учебное пособие для слушателей ВПШ при ЦК ВКП(б) 

Данное учебное пособие по истории СССР (от древнейших времен до конца XVIII века) представляет собой курс лекций, прочитанных в Высшей Партийной Школе при ЦК ВЦП (б)

© Высшая партийная школа при ЦК ВКП(б) Москва 1946 

Авторство: Проф. К.В. Базилевич Г.А. Новицкий

Формат: PDF Размер файла: 29.6 MB

СОДЕРЖАНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Проф. К. В. Базилевич Стр. Раздел I

ПЕРВОБЫТНО ОБЩИННЫЙ СТРОЙ И РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЕ ГОСУДАРСТВА НА ТЕРРИТОРИИ СССР ПЕРВЫЕ СВЕДЕНИЯ О СЛАВЯНАХ

Первобытно-общинный строй 3

Рабовладельческие государства в Закавказье и Средней Азии .... 12

Скифы 23

Греческая колонизация Северного Причерноморья 27

Римские владения в Причерноморье 31

Первые сведения о славянах 33

Раздел II

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ. КИЕВСКАЯ РУСЬ (VII—XI вв.)

Движение кочевых народов. Раннефеодальные х государства в Средней Азии и Закавказье

Готский племенной союз ......    37

Племенные союзы кочевников в Центральной и Средней Азии 39

📜  ОТКРЫТЬ ОГЛАВЛЕНИЕ ПОЛНОСТЬЮ....

Гуннская держава в IV—V веках. Авары, болгары и хазары в Восточной Европе  43

Раннефеодальные государства в Закавказье. Закавказье в борьбе

с Ираном и Византией  49

Средняя Азия и Закавказье под властью арабского халифата 54

Киевская Русь

Славяне в VI веке   63

Образование Киевской Руси   65

Расцвет Киевской Руси  84

Культура Киевской Руси в X—XI веках  91

Социально-экономический, политический и военный строй Киевской Руси в XI—XII веках  95

Военное дело в Киевском государстве   166

Начало раздробления Киевской Руси    109

Раздел III

ПЕРИОД ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ (ХП-ХУ вв.)

Феодальная раздробленность в Восточной Европе и феодальные объединения в Средней Азии и Закавказье в XI—XIII веках

Раздробление Киевской Руси  116

Феодальные княжества в XII—XIII веках  121

Культура русских княжеств •   141

Борьба русского народа против немецких и шведских захватчиков. . . 150

Средняя Азия в XI—XII веках .  158

Закавказье в XI—XII веках    • 162

Восточная Европа, Средняя Азия и Закавказье под властью монголо-татарских завоевателей

Образование державы Чингис-хана. Завоевание монголами Средней

Азии и Закавказья   175

Завоевание монголами Восточной Европы   185

Золотая Орда    189

Русские княжества под властью Золотой Орды   194

Средняя Азия и Закавказье под властью монголов   199

Феодальные объединения на территории СССР в XIV—XV веках.

Рост Московского княжества. Борьба русского народа против монголо-татарских завоевателей

Общественно-экономический, политический и военный строй Северо- Восточной Руси в XIV—XV веках *  204

Рост Московского княжества  *  230

Борьба с Золотой Ордой. Куликовская битва .... *  238

Начало объединения русских земель вокруг Москвы  241

Развитие русской (великорусской) культуры   248

Великое княжество Литовское    252

Распад Золотой Орды  265

Раздел IV

ОБРАЗОВАНИЕ РУССКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА И ПРЕВРАЩЕНИЕ ЕГО В МНОГОНАЦИОНАЛЬНОЕ. УСТАНОВЛЕНИЕ

САМОДЕРЖАВНОГО СТРОЯ В РОССИИ (XV—XVII вв.)

Образование Русского государства

Завершение объединения русских земель  280

Социально-экономический и политический строй Русского государства

в конце XV и в первой четверти XVI века  286

Внешняя политика Ивана 111  295

Иван 111  304

Усиление Русского государства при Василии III  310

Самодержавие Ивана IV

Борьба феодальных группировок и реформы 50-х годов XVI века .... 318

Развитие товарно-денежных отношений  327

Внешняя политика Ивана IV  333

Опричнина   .  344

Усиление феодальной эксплоатации в последней четверти XVI в. . . 359

Русская культура в XVI веке  363

Борьба русского народа против польских и шведских захватчиков в начале XVII века

Положение страны в конце XVI—начале XVII века  370

Лжедмитрий I—ставленник польских интервентов  376

Народное восстание под предводительством Болотникова  383

Польская и шведская интервенция  387

Борьба русского народа за национальную независимость. Минин и

Пожарский   . . . 399

Русское государство в XVII веке. Окончательное закрепощение крестьян. Образование всероссийского рынка. Восстание крестьян под предводительством Степана Разина

Русское государство в первой половине XVII века  410

Городские восстания 1648—1650 годов  422

Экономическое развитие Русского государства в XVII веке  432

Политический строй Русского государства в XVII веке  443

Классовая борьба во второй половине XVII века. Крестьянская война

под руководством Степана Разина  457

Культура Русского государства XVII века  469

владычества. Присоединение Украины к России

Украина и Белоруссия под властью Польши   479

Борьба украинского и белорусского народов против польского гнета в конце XVI в. и первой половине XVII века  486

Борьба украинского и белорусского народов за независимость под руководством Богдана Хмельницкого  493

Присоединение Украины к России  502

Война России с Речью Посполитой за Украину и Белоруссию 506

Народы Сибири в XVI—XVII вв. Завоевание Сибири царизмом

Начало завоевания Сибири. Поход Ермака  512

Народы Сибири, их занятия и общественный строй  514

Присоединение Восточной Сибири  519

Сибирь под властью царизма в XVII веке  525

Средняя Азия, Кавказ и Закавказье в XVI—XVII веках

Народы Средней Азии в XVI—XVII веках  530

Северный Кавказ и Закавказье в XV—XVII веках  536

Г. А. Новицкий

Раздел V

ОБРАЗОВАНИЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. УСИЛЕНИЕ КРЕПОСТНИЧЕСТВА. ЗАРОЖДЕНИЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ

ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ (XVIII в.)

Преобразования Петра Великого. Северная война

Борьба придворных групп за власть. Начало деятельности Петра! . . . . 549

Борьба России за Балтику   556

Экономическая и социальная политика Петра Великого  569

Админис|ративные реформы  577

Военная реформа. Создание военно-морского флота  580

Народные движения в начале XVIII века  582

Колониальная политика Петра I  587

Культура и просвещение  589

Борьба с консервативной оппозицией. Дело царевича Алексея  596

Петр Великий и современники  597

Историческое значение реформ Петра Великого  599

Дворянская империя после Петра I. Участие России в Семилетней войне. Разгром русскими войсками прусской армии Фридриха II и взятие Берлина

Борьба дворянских групп за власть после смерти Петра I  603

Бироновщина  607

Внутренняя политика Елизаветы   615

Участие России в Семилетней войне. Разгром русскими войсками прусской армии Фридриха II. Взятие Берлина  617

Петр III. Дворцовый переворот 28 июня 1762 года  621

Крепостное хозяйство в середине XVIII века  623

Наука и литература в середине XVIII в. Великий русский ученый

М. В. Ломоносов   627

Народы Российской империи и колониальная политика царизма .... 630

Царская Россия во второй половине XVIII века

Внутренняя и внешняя политика Екатерины II в 60-х годах XVIII в. . . 636

Крестьянская война под руководством Пугачева   650

Дворянская диктатура после Крестьянской войны  657

Крепостное хозяйство после Крестьянской войны   661

Колониальная политика Екатерины II  667

Внешняя политика Екатерины II после Крестьянской войны  675

Великий русский полководец А. В. Суворов    677

Великий русский флотоводец Ф. Ф. Ушаков  681

Русская культура второй половины XVIII в  682

Э. Н. Бур джалов

Царизм в борьбе с Французской буржуазной революцией

Французская буржуазная революция и общественное движение в России 691

Репрессии царизма внутри страны и его действия на международной арене  699

Второй и третий разделы Польши. Подготовка царизма к походу на Францию  706

Внутренняя политика Павла I   714

Внешняя политика самодержавия в последние годы XVIII века. Походы Суворова   721

Союз России с Францией. Разрыв с Англией  730

Краткая хронология  734

 

 КАК ОТКРЫВАТЬ СКАЧАННЫЕ ФАЙЛЫ?

👇

СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ

Скачать бесплатный учебник  СССР - История СССР - От древнейших времен до конца XVIII века - Часть I (Базилевич, Новицкий) 1946 года

СКАЧАТЬ PDF

📜  ОТКРЫТЬ ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ....

 Павел стремился завести по всей Российской империи свои гатчинские порядки. 10 ноября 1796 г. гатчинские войска Павла торжественно вступили в столицу. Они были теперь влиты в со-став русской гвардии и стали играть большую роль. Дворец был превращен в большую казарму. Павел стал подтягивать русскую армию, боролся с расхлябанностью, вводил строгую дисциплину. Он вернул всех офицеров из отпусков, отчислил из армии малолетних и потребовал соответствия списочного и действительного состава армии.

Павел ввел в армию новый воинский устав. Это был плохой перевод с прусского устава, изданного 36 лет назад. Отныне одним из наиболее важных событий петербургской жизни стали павловские вахтпарады. Ежедневно на площади Зимнего дворца в присутствии всех офицеров гвардии Павел лично производил смотр отдельным частям, проверяя знание нового воинского устава.

Переучиваться на гатчинский манер приходилось и высшему составу армии. Это было издевательство над славными традициями русской армии. Все мероприятия, проведенные в русской армии Петром I, Потемкиным, Румянцевым, Суворовым, шли насмарку. Русское военное искусство, достигшее к концу XVIII в. вершин своей славы, отвергалось безграмотными поклонниками Фридриха II. Павел внедрял в русскую армию гибельную прусскую тактику, которая показала всю свою непригодность и отсталость на полях сражений. Старые русские полководцы должны были ходить в училище, где бывший учитель фехтованья, а теперь полковник Каннабих и другие гатчинцы, никогда не нюхавшие пороху, в присутствии самого Павла преподавали им «военное искусство». Во всей армии устанавливалась прусская форма — узкие панталоны, длинные косы, букли, чулки с подвязками, черные башмаки и пр. Командный состав русской армии, воспитанный Суворовым, не мог согласиться с этими нововведениями — многие подавали в от-ставку, других увольнял сам Павел. Суворовцы заменялись гатчинцами.

Боясь влияния Французской революции, царские власти установили строгий надзор за всеми иностранцами,, проживавшими в России. Всех подозрительных иностранцев предлагалось «выго-нять вон за границу». Был утвержден указ о закрытии частных типографий и установлена строгая светская и духовная цензура для книг. Ввоз книг из-за границы вскоре был совершенно запрещен, «так как через ввозимые из-за границы разные книги наносится разврат вере, гражданскому закону и благонравию». Даже музыкальные ноты не имели доступа в Россию. Одновременно са-модержавие стремилось максимально ограничить личные сношения с заграницей. Был запрещен въезд в Россию иностранцев без особого разрешения государя. Молодым людям было предложено не выезжать для обучения в заграничные университеты «по причине 716

возникших ныне в иностранных училищах зловредных правил к воспалению незрелых умов».

Борьба самодержавия с влиянием Французской революции часто принимала курьезные формы. Объявлялась война французским модам. Фраки, круглые шляпы, жилеты, отложные воротники сделались злейшими «врагами» государства. Башмаки разрешалось носить с пряжками, а не с лентами. Запрещалось надевать короткие сапоги с отворотами или шнурками, а также «увертывать шею безмерно платком», потому что все это напоминало Францию. Даже женские костюмы и прически подвергались строго павловской регламентации. А. Тургенев пишет, что на другой же день после восшествия Павла на престол «человек двести солдат и драгун, разделенных на три или на четыре партии, бегали по улицам и во исполнение повеления срывали с проходящих круглые шляпы и истребляли их до основания; у фраков обрезывали отложные воротники, жилеты рвали по произволу и благоусмотрению начальника партии, капрала и унтер-офицера полицейского. Кампания была быстро и победоносно кончена... тысяча жителей Петрополя брели в дома их жительства, с непокровенными главами и в разодранном одеянии, полунагие».

Одновременно Павел занялся очищением русского языка от крамольных иностранных слов. Слово «гражданин» было заменено словом «житель», слово «отечество» — «государство», «стража» — «караул», «врач» — «лекарь», а слово «общество» было запрещено употреблять вовсе.

Павел боялся крестьянского движения. Это было не только воспоминание о тревожных днях, проведенных русским дворянством во время восстания Пугачева. Крестьянские волнения имели место и в годы царствования Павла. Именно в это время помещики всемерно усиливали эксплуатацию крестьян. Увеличивался оброк. В конце XVIII в., по данным, приводимым В. Пичета, средний размер оброка колебался от 7 до 15 рублей с души, но в некоторых имениях он поднимался до 30 и даже 50 рублей. Одновременно увеличивалась барщина. Крестьяне жаловались, что они отягощены на господской работе и в зиму и в лето, не имея ни одного дня для своей работы». Новые тяжелые повинности легли на крестьян вследствие развития помещичьих мануфактур, получивших в это время широкое распространение. Крестьяне должны были давать рабочую силу на помещичьи мануфактуры и поставлять большое количество подвод, дров и пр. на далекое расстояние. Это ухудшало и без того тяжелое положение крестьян.

Усиление эксплуатации крестьян сопровождалось невиданным помещичьим произволом. Помещики и их управляющие издевались над личностью крестьянина и подвергали крестьян самым жестоким наказаниям. Многих крестьян держали в цепях, в колодках, засекали до смерти, за малейшее неповиновение отдавали в рекруты. Прошения, подаваемые крестьянами в годы царствования Павла, указывают на тяжелые повинности, разорение, жестокое обращение и издевательства над личностью крестьянина со стороны помещиков и их управляющих.

В царствование Павла крестьянскими волнениями было охвачено 32 губернии. Крестьяне протестовали против произвола и притеснений помещиков. Вместе с тем среди крестьян все больше распространялось требование полного освобождения от помещичьей неволи. Отказываясь повиноваться помещику, крестьяне часто посылали ходоков с жалобой к самому царю. Они надеялись, что царь защитит их от помещичьих притеснений. Во многих случаях помещичьи крестьяне просили перевести их в число крестьян казенных. Как отмечал вологодский помещик Поздеев, в имении которого происходили большие волнения, крестьяне, проникнутые духом пугачевщины, желают, чтобы вовсе не было дворян, и верят, что все крепостные перейдут в казну. В связи с тем, что в своем манифесте Павел I призывал к присяге все население, в том числе и крестьян, распространился слух, будто крестьяне приравнены к свободным сословиям. Это послужило поводом к волнениям, причем во многих местах дело доходило до вооруженного столкновения.

Крупные волнения происходили в имениях князя Голицына и Апраксина, где взбунтовалось до 13 тысяч крестьян. Восстание продолжалось здесь более месяца. Не простых офицеров, а самого генерал-фельдмаршала князя Репнина пришлось послать царскому правительству для подавления этого восстания. У крестьян был свой руководитель — Емельян Чернодыров. Только при помощи пехоты и артиллерии крестьянское восстание было подавлено. Было дано 33 артиллерийских и 600 ружейных выстрелов. 20 человек было убито, 70 ранено. Село было объято пламенем. Жестоко расправившись с крестьянами, князь Репнин предложил орловскому губернатору известить всех крестьян губернии, что крестьяне «за их упорственное сопротивление войскам его императорского величества наказаны силой оружия и преданы, яко изверги, злодеи и преступники., огню и мечу». Репнин сообщал, что дом зачинщика восстания Емельяна Чернодырова «истреблен до основания, так что и остатков оного не видно, дабы все о том, став известны, в подобное пагубное злодеяние не впадали». Репнин приказал зарыть всех убитых за оградой кладбища и поставить на могиле кол с надписью: «Тут лежат преступники против государя и помещика, справедливо наказанные огнем и мечом <по закону божьему и государеву».

Однако не только бунты., а и самые мирные формы протеста крестьян наказывались самодержавием с невиданной жестокостью. Как передает помещик А. Болотов, лакеи Петербурга подали на своих господ челобитную государю, в которой просили освободить их от тиранства помещиков. Государь «приказал, взяв сих людей и отведя на рынок, публично наказать нещадным образом плетьми 'и столько, сколько находят сами их помещики... Сим единым разом погасил он искру, которая могла бы развесть страшный

пожар, и прогнал у всех слуг и рабов (желание) просить на господ своих. Поступком же сим приобрел себе всеобщую похвалу и благодарность от всего дворянства».

Но самодержавие не могло действовать одними только репрессиями. В 1797 г.,, в момент наибольшего размаха крестьянского движения, Павел издал «закон о трехдневной барщине». Этот указ не ограничивал барщину тремя днями в неделю в обязательном’ порядке, как это изображали буржуазные историки. Указ 1797 г. лишь запрещал работу крестьянам в воскресные дни, считая, что оставшиеся шесть дней при распределении их поровну «для работы крестьян на помещика и на самих себя при добром распоряжении- достаточны будут». Царизм как бы предупреждал помещиков, что усиление барщины подрывает основы самого крепостного хозяйства и вызывает рост крестьянских волнений, поэтому желательно ограничить барщину тремя днями в неделю. Однако мало кто внял этому пожеланию. Этот закон остался на бумаге.

Подобные указы не «могли остановить широкое крестьянское движение и изменить основной крепостнический характер политики самодержавия.

Некоторые буржуазные историки совершенно неверно характеризовали политику Павла I как антидворянскую. На самом деле его политика была направлена к укреплению положения дворян- помещиков. Павел называл себя «первым русским дворянином», а дворянство — «подпорой государя и государства», «знатнейшим чином государства». По его приказу были исключены с военной службы все офицеры-недворяне. В целях поддержки разорявшегося дворянства Павел учредил государственный вспомогательный банк, он выдавал дворянам ссуды на 25 лет из расчета от 40 до 75 рублей за крестьянскую душу. Павел всемерно укреплял и расширял власть помещиков над крестьянами.

В своем манифесте Павел писал: «Повелеваю, чтобы всем помещикам принадлежащие крестьяне, спокойно пребывая в прежнем их звании, были послушны помещикам своим в работах и оброках». Павел подтвердил право помещиков ссылать своих людей на поселение с зачетом в рекруты. Он прекратил свободный переход крестьян в Екатеринославской и Таврической губер-ниях, также на Донце и на острове Тамани, тем самым окончательно закрепостив эту группу крестьян.

Павел щедро раздавал казенных крестьян в собственность помещикам. Никогда раздачи крестьян помещикам не принимали таких широких размеров, как при Павле. За четыре года он роздал в собственность до 600 тысяч душ, в то время как Екатерина за 34 года своего царствования раздала 800 тысяч душ. Павел считал, что передача крестьян помещикам укрепит порядок в деревне. А. С. Шишков в своих записках писал: «Причиной сей раздачи деревень, сказывают, был больше страх, нежели щедрота. Павел I, может быть напуганный примером Пугачева, думал раз

дачей казенных крестьян дворянам уменьшить опасность от народных смятений».

Вместе с тем, боясь возникновения дворянской оппозиции, Павел запретил дворянам посылать депутации к парю и подавать прошения, подписанные многими лицами, и усилил контроль со стороны царской администрации над деятельностью дворянских собраний. В 1799 г. Павел совсем отменил созыв губернских дворянских собраний. Губернские предводители дворянства должны были отныне избираться уездными предводителями дворянства.

Усилив контроль над органами дворянского самоуправления, Павел I понуждал дворян нести государственную и в первую очередь военную службу. Был затруднен выход со службы в отставку. Губернаторы отыскивали неслуживших молодых дворян, и Павел определял их в воинские части. Против тех, кто обвинялся в различных преступлениях, Павел широко применял такую меру, как лишение дворянского достоинства. Он считал., что очищает этим первое сословие от недостойных членов. Бывший дворянин, естественно, лишался своих прежних привилегий. Его могли под-вергнуть теперь и телесным наказаниям.

Вместе с тем самодержавие всемерно возвышало духовенство. Духовенство получало большие суммы, награждалось орденами и особо установленными знаками отличия. Было создано 8 духовных семинарий, а в Петербурге и Казани открыты духовные академии. Церковь рассматривалась Павлом как одно из важнейших средств сохранения порядка и спокойствия в государстве. Синод строго наблюдал за тем, чтобы священники удерживали крестьян от волнений и чтобы в среду самого духовенства «поступали люди надежные, всякого буйства чуждые и в поведении беспорочном испытанные».

Одновременно самодержавие стремилось укрепить государственный аппарат и усилить его централизацию. Во многие коллегии были назначены главные директора, которые пользовались значительно большими правами, чем прежние президенты коллегий. Особенно большие права в царствование Павла I получил генерал- прокурор. У него сосредоточивались все нити внутреннего управления страной. Генерал-прокурору Беклешеву Павел сказал однажды: «Ты да я, я да ты — одни будем дела делать». Произвол самодержца Павел довел до последнего предела. «В России только тот благороден, с кем я говорю и пока я с ним говорю», — .заявлял Павел.

Террор самодержавия обрушивался не только на противников существующего строя. Малейшее непов1иновение вызывало самые жестокие преследования. Напуганный Французской революцией, крестьянским движением и опасностью дворцового переворота., озлобленный и нервный Павел раздражался вспышками гнева часто по самому незначительному поводу, причем нередко гнев ‘Павла быстро сменялся на милость. Многие считали эти вспышки павловского гнева признаком ненормальности. Про него писали:

«Голова у него умная, но в ней — какая-то машинка, которая держится на ниточке: порвется эта ниточка,, машинка завертится, и тут конец и уму и разуму».

Павел был охвачен манией преследования и везде видел «отпрыски революции». Один из современников рассказывал, что Павел «велел посадить под арест 4 офицеров за то, что у них были несколько короткие косы, причина — совершенно достаточная для того, чтобы заподозрить в них революционное направление». За четыре года своего царствования Павел выгнал со службы немало чиновников, офицеров, генералов и даже фельдмаршалов. Офицер Саблуков пишет в своих записках, что нередко «за ничтожный недосмотр и ошибку вя команде офицеры прямо с парада отсылались в другие полки, на большие расстояния, и это так часто, что, бывало, в карауле мы имели обыкновение класть несколько сот рублей бумажками, чтобы не остаться без копейки на случай внезапной высылки. Три раза мне случалось давать взаймы товарищам, забывшим эту предосторожность».

Боясь дворцового переворота, Павел доверял лишь небольшому кругу своих приближенных. В их числе был Кутайсов, бывший пленный турчонок и придворный брадобрей, возведенный Павлом в титул графа. Но и его он наказывал ударами палки. Даже Аракчеева Павел два раза увольнял и возвращал снова. Павел подозрительно относился и к своей собственной семье — к жене и сыновьям. Павел построил для себя особое убежище — Михайловский замок. Он строился четыре года и представлял собой крепость, окруженную рвами и снабженную орудиями. Сообщение производилось там по особым подъемным мостам, охраняемым караулами. Павел, видимо, думал укрыться в нем в случае нападения. Но это не помогло ему.

Внешняя политика самодержавия в последние годы XVIII века. Походы Суворова

Вступив на престол, Павел I отменил поход на Францию, подготовлявшийся Екатериной, и отозвал флот, посланный в помощь Англии. Он ссылался при этом на то, что Россия воюет уже 40 лет и это тяжело отражается на положении страны. Надо дать русским подданным «отдохновение от войн». Однако политика Павла неизбежно вела к новой войне.

В той же декларации, в которой Павел объявлял о своих «миролюбивых» намерениях, было сказано: «государь, не менее затем, как и покойная его родительница, остается в твердой связи со своими союзниками и чувствует нужду всевозможными, мерами противиться неистовой Французской республике, угрожающей всей Европе совершенным истреблением закона, прав, имущества и благонравия». И Павел действительно сопротивлялся Франции «всеми возможными мерами».

К этому времени после бесплодной пятилетней борьбы первая

46 История СССР. Часть I,

721

антифранцузская коалиция распалась. Вслед за Пруссией мир с Францией заключила и Австрия. Французские эмигранты вынуждены были из Пруссии и Австрии перебраться теперь в Россию. Павел предоставил убежище графу Прованскому и признал его французским королем Людовиком XVIII. Графу Прованскому была отведена резиденция в Митаве, там, где недавно сидел курлянд-ский герцог. Самодержавие отпускало ему ежегодно 200 тыс. рублей пенсии. Граф Прованский завел многочисленный двор, являвшийся пародией на версальский королевский двор. Одновременно Павел пригласил в Россию корйус французского принца Конде, который до того боролся против Французской республики в рядах австрийских войск. Семитысячное войско Конде было расквартировано в районе Волыни и Подолии и содержалось на средства России. Сам Конде расположился в одном из дворцов Петербурга.

Но дело не ограничивалось поддержкой эмигрантов. Это было время больших успехов Франции. Французы завладели Голландией, Швейцарией, значительной частью Германии и Италии. Опираясь на народные движения, они установили во всех этих странах буржуазно-демократический строй, избавляли население от гнета феодализма, отменяли привилегии дворянства и крестьянские повинности, уничтожали господство церкви. Ряд итальянских королевств прекратил свое существование, и вместо них при поддержке французов организовались республики — Батавская, Лигурийская, Римская и др. Папа Пий VI бежал из Рима. Все это наносило тяжелый удар феодальному порядку в Европе и толкало контрреволюционные силы к объединению в новую коалицию. В апреле 1798 г. Павел , писал: «Оставшиеся еще вне заразы государства ничем столь сильно не могут обуздать буйство сея нации, как тесною меж собою связью и готовностью одно другого охранять честь, целостность и независимость».

Вместе с тем характер войн, которые вела тогда Франция, стал меняться. Все больше стали проявляться захватнические, стремления молодой французской буржуазии. Французская армия не только свергала монархии и создавала республики, но она ставила эти республики в полную зависимость от Франции. Так называемые дочерние республики в Италии, Голландии, Швейцарии платили большие контрибуции Франции и содержали французские войска. Комиссары французской Директории грабили эти страны. Вместе с тем буржуазная Франция стала активизировать свою политику на Востоке, чтобы приобрести там себе колонии и одновременно нанести удар могуществу Англии. Весной 1798 г. Наполеон предпринял поход в Египет, а затем в Сирию. Еще до того он захватил Ионические острова, а по дороге в Египет — остров Мальту. Французы изгнали оттуда русского посланника и объявили, что всякий русский корабль близ Мальты и Ионических островов будет ими потоплен.

Остров Мальта, принадлежавший рыцарскому ордену св. Иоан

на Иерусалимского, имел серьезное стратегическое значение для господства на Средиземном море. Незадолго до похода Бонапарта Россия взяла Мальтийский орден под свое покровительство. После захвата острова французами группа кавалеров Мальтийского ордена лишила звания прежнего магистра ордена за то, что он сдал остров французам, и объявила новым магистром католического ордена православного императора Павла I. Павел дал торжественное обещание сохранить орден «при его прежних установлениях и преимуществах».

С этого времени подготовка к созданию новой коалиции против Франции пошла быстрыми темпами. Пруссию не удалось вовлечь в коалицию. Зато Австрия сама стремилась возобновить войну с Францией, чтобы отвоевать захваченные ею итальянские земли. В июле 1798 г. русский корпус под командованием Розенберга получил приказ итти в Австрию для совместных действий против французов. Одновременно две русские эскадры направились к берегам Англии для борьбы с французами на море.

Вскоре к антифранцузской коалиции присоединилась Турция. Захват французами Египта создал такую угрозу для Турции, что она поспешила соединиться с Россией для совместной борьбы против Франции. И вот случилось небывалое событие. Русская эскадра под командованием Ушакова в августе 1798 г. вступила в Босфор, где с большими почестями была принята турками. Толпы народа по обоим берегам пролива приветствовали русских. Между Россией и Турцией был заключен договор, по которому обе страны обязались помогать друг другу против общего врага. Русской эскадре предоставлялся свободный проход через проливы с тем, чтобы она вместе с турецким флотом действовала против французов, причем содержание русской эскадры турки брали на себя. Россия обещала в случае необходимости помочь Турции и сухопутным войском. Безбородко писал в эти дни: «Надобно же вырасти таким уродам, как французы,, чтобы произвести вещь, какой я не только на своем министерстве, но и на веку своем видеть не чаял, то есть: союз наш с Портою и переход флота нашего через канал».

К этому же времени резко обострились взаимоотношения между королем неаполитанским и Францией. Неаполитанский король вошел в антифранцузскую коалицию. Для охраны его владений Россия обязалась использовать свой флот и отправить специальный корпус сухопутных войск.

Так образовалась новая коалиция против Франции—в составе Англии, России, Австрии, Турции и Неаполя. Павел писал, что задача коалиции состоит в том, «чтобы восстановить древний пре-стол аг бога поставленных французских государей», заключить Францию в прежние ее пределы, «пресечь способы к распространению власти заразительных правил пагубной вольности». Но Павел боялся, чтобы русские войска сами не заразились за границей революционным духом. Он писал своим генералам: «Остерегайтесь, дабы войска наши через сообщение с жителями и еже-

дневнбе обращение, с оными не заразились духом сей пагубной вольности и по окончании войны не внесли с собой искры сего пламени в пределы империи нашей, и для сего всякое буйство, вольнодумство и озорничество наказывайте, яко повод к вятшему и дальнему разврату умов».

Борьба новой коалиции против Франции на море развернулась раньше, чем на суше. В конце сентября 1798 г. русско-турецкий флот под командованием Ушакова вышел из Черного в Средиземное море и приступил к боевым операциям против французского флота. В этих средиземноморских операциях в полном блеске проявилось флотоводческое искусство прославленного русского адмирала Федора Федоровича Ушакова. Его недаром называли «флотским Суворовым». Деятельность Суворова и Ушакова не только совпала по времени, но и была глубоко родственной по существу своих тактических принципов. В Средиземном море перед Ушаковым стояла важнейшая задача — освободить от французов Ионические острова, господствующие в восточной части моря.

У Ушакова было немного сил, но он замечательно справился с этой задачей. Ушаков действовал своей смелой маневренной тактикой. Хорошо организуя взаимодействие всех средств флота, он высаживал десанты, штурмовал крепости, занимал острова. Через месяц после того, как прозвучали первые русские выстрелы на Средиземном море, почти все Ионические острова были очищены от противника. В ноябре 1798 года у французов оставался только остров Корфу с очень сильной крепостью, имевшей 600 пушек и гарнизон до 3 000 человек. Остров Корфу считался такой же неприступной твердыней, как и остров Мальта. Ушаков вначале вынужден был ограничиться блокадой Корфу, а затем, получив подкрепление, перешел в решительное наступление. В марте 1799 года операции против Корфу закончились полной победой русского флота. Гарнизон крепости капитулировал. Большие трофеи достались победителям. «Ура русскому флоту! Зачем не был я при Корфу, хотя мичманом!» — воскликнул Суворов, получив известие об этой победе Ушакова.

В то время как развертывались крупные действия на море, борьба основных сил антифранцузской коалиции на суше еще не начиналась. Австрия медлила, а Россия не могла выступить без Австрии. Между тем один из участников коалиции, неаполитанский король, успел уже выбыть из ее состава. Он выступил, не дожидаясь помощи союзников, и был разгромлен. Неаполитанского королевства уже не существовало, когда, наконец, в феврале 1799 года начались крупные сражения между союзниками и Францией на суше.

Главным театром войны должны были стать Северная Италия и Швейцария, захваченные французами. Вместе с австрийскими войсками там должны были действовать две русские армия. Одно- 724

временно русский вспомогательный корпус должен был соединиться с английской армией для борьбы с французами в Голландии.

Во главе войск, направленных в Швейцарию, был поставлен Римский-Корсаков. Командующим русской армией в Италии назначался Суворов. Вскоре после вступления Павла на престол Суворов попал в опалу. Великий русский полководец, который столько сделал для славы русского оружия, по приказу Павла был отставлен от службы и жил в глуши Новгородской губернии. Отставка была вызвана той борьбой, которую Суворов вел против введения новых порядков в армии. СУВОРОВ занял резко непримиримую позицию к перестройке русской армии на прусский лад. Он это делал как патриот и как (полководец, понимавший, что прусские порядки отбрасывают русскую армию назад и обрекают ее на поражения. «Русские прусских всегда бивали, что ж тут перенять», «Пудра не порох, букли не ПУШКИ, косы не тесак,, я не немец, а природный русак», — говорил Суворов.

Суворов вел независимую линию, не подчинялся приказам Павла и в результате жил в своем имении в тяжелых материальных условиях, под строгим надзором павловских чиновников. Но те-перь, когда началась новая кампания, Павел вынужден был призвать его для командования русско-австрийскими войсками. На этом настаивала Англия. Об этом вынуждена была просить Австрия. «Вот каковы русские — всегда пригождаются»,—сказал Павел и написал Суворову. «Теперь нам не время рассчитываться, виноватого бог простит. Римский император требует вас в начальники своей армии и вручает вам судьбу Австрии, Италии. Мое дело на сие согласиться, а ваше спасти их». Суворова не НУЖНО было упрашивать. Болезни и обиды были забыты. Великий полководец немедленно выехал в Петербург, а оттуда в Вену. 14 марта 1798 года Суворов прибыл в столицу Австрии и встал во главе союзной армии, в которой было 30 тысяч русских, 86 тысяч австрийцев.

Перед Суворовым стоял грозный противник, действовавший на основе новой военной тактики, рожденной великой Французской революцией. Руководимая талантливыми полководцами, французская армия отличалась подвижностью, смелостью, решительностью. Походные марши французов были стремительны, боевые операции велись с неистощимой энергией. Французская армия была очень сильная.

Положение Суворова осложнялось еще тем, что он был подчинен Австрийскому военному совету, который хотел из Вены направлять каждый шаг командующего армией. Австрийский совет навязывал Суворову бездарные планы затяжной кампании с бесконечным маневрированием, зимними квартирами, осадой крепостей и пр. Это была та самая старая прусская тактика, которая не раз уже терпела крах в многочисленных столкновениях с французами.

Но Суворов отрицал выдуманные в кабинете планы, в кото

рых все предусматривается и предсказывается, но которые не учитывают и не могут учесть главного — соотношения сил и обстановки самих военных действий. «В кабинете врут, а в поле бьют», — говорил он, а на записке Австрийского .военного совета Суворов написал, что он начнет кампанию переходом через реку Адду, а кончит, где богу будет угодно. Именно суворовская так-тика могла противостоять тактике французов. И она полностью оправдала себя в условиях незнакомого для русской армии западноевропейского театра военных действий. Три основных правила выдвигала суворовская инструкция «Наука побеждать»: глазомер, быстроту и натиск.

Суворов не знал отступлений. Австрийский генерал Мелас назвал его «генерал вперед». «Правда, вперед, — отвечал Суворов, — но иногда оглядываюсь назад, не с тем, однакож, чтобы бежать, но чтоб напасть».

Прибыв в союзную армию, Суворов резко изменил существовавшие в ней порядки. Он ускорил темпы передвижения частей, причем австрийцы должны были соблюдать тот же напряженный поххэдный режим, который был установлен для русских. Русских офицеров Суворов разослал обучать австрийские войска. Австрийцы были возмущены этим, но вынуждены были подчиниться. Оставив заслоны против крепостей, Суворов с главными силами двинулся внутрь Италии. Быстротой, энергией, смелюстью был решен успех. Французы поспешно отступали. Французский генерал Шерер не смог остановить Суворова на реке Адде. «Адда—Рубикон. Мы ее перешли на грудах неприятеля», — сообщал Суворов. Престарелого Шерера сменил молодой талантливый полководец Моро, но отступление французских войск продолжалось. 29 апреля Суворов торжественно вступил в Милан.

За первые десять дней похода Суворов прошел сто верст и освободил Ломбардию. Австрийский премьер-министр Тугут писал: «Нам могут всегда поставить в упрек, что до прибытия Суворова мы испытывали лишь поражения, а с ним имели только успех». Вслед за тем союзные войска, руководимые Суворовым, вступили в Пьемонт и, проделав трудный переход, 26 мая заняли Турин. За пять недель Суворов занял почти всю Северную Италию. Пройдя 400 верст, он стал в 100 верстах от французской границы.

Суворов хотел немедленно итти на соединение с войсками, стоявшими в Швейцарии и на Рейне, чтобы оттуда вторгнуться на территорию самой Франции. Вместо этого Вена предложила заняться взятием крепостей в Италии. Но одновременно надо было обороняться от наступающих французских частей.

На помощь Моро из Неаполя шла армия знаменитого французского полководца Макдональда. Суворов поставил задачу — не дать соединиться армиям противника. В июне 1799 г. Макдональд перешел Апеннины. Тогда Суворов бросился ему навстречу. Русские войска проделали стремительный маневр — 80 верст они прошли за 36 часов и без всякого отдыха вступили в бой. Три

дня, с 17 по 19 июня, на берегу реки Треббии происходило кровопролитное сражение русских и французских войск. Численный перевес был у Макдональда. Временами положение Суворова ка-залось безнадежным. Австрийцы уже прислали спросить Суворова, куда отступать, но Суворов ответил: «На 5 верст вперед!» И Суворов добился победы. Макдональд отступил. Клаузевиц писал об этом сражении: «Мы должны обратить самое серьезное внимание на влияние, которое оказал дух Суворова на события этого дня. В том пункте, где он появлялся, союзники одерживали решительную победу, даже если они не обладали никаким превосходством сил».

В августе 1799 г. произошли новые крупные бои. Суворов разбил французскую армию, пополненную большими подкреплениями, пришедшими из Швейцарии и Южной Франции. Командующий французской армией генерал Жубер был убит, а город Нови, вокруг которого развернулась борьба, был взят русскими войсками. Половина французской армии была уничтожена, почти вся французская артиллерия, множество знамен захвачено победителями.

Но Суворову приходилось все время вести борьбу не только с французами, но и со своими союзниками — австрийцами. Австрийские генералы мешали Суворову громить врага. Они завидовали ему, строили различные интриги, обвиняли Суворова в нарушении правил военного искусства и т. д. Австрийский император и военный совет (гофкригсрат) все время вмешивались в действия Суворова, присылали ему самые нелепые предписания, запрещали без их санкции производить переброски войск, требовали, чтобы ни одно мероприятие, имеющее важное значение, не осуществлялось без их одобрения. Суворов раздражался, нервничал, но продолжал борьбу. «Гофкригсрат, — писал Суворов, — вяжет меня из всех четырех углов... Деликатность здесь не у места. Где оскорбляется слава русского оружия, там потребны твердость духа и настоятельность». После сражения у Нови Суворов писал Растопчину: «После кровопролитного боя мы одержали победу; но мне все не мило. Повеления, поминутно присылаемые из Гоф- кригсрата, расстраивают мое здоровье».

Но дело не ограничилось только этим. Австрия стремилась использювать плоды суворовских побед, чтобы осуществить свои захватнические планы в Италии. Суворову запрещали вмешивать-ся в вопросы гражданского устройства Италии. Вена заявляла, что это дело австрийских властей. Австрийский главнокомандующий генерал Мелас именем австрийского правительства обезору-живал национальную гвардию, вводил в обращение билеты Венского банка и устанавливал в освобожденных итальянских городах австрийское управление. После того как почти вся Италия была освобождена от французов, пребывание русской армии на итальянской земле становилось помехой для австрийцев. Австрия хотела одна хозяйничать в Италии.

В конце августа 1799 г. Суворов пСлучил предписание из Ве-

мы, согласованное с Павлом, перейти через Альпы из Италии Б Швейцарию и соединиться с войсками Римского-Корсакова. Находившаяся там 60-тысячная австрийская армия эрцгерцога Карла переводилась на Рейн. Дальнейшие действия на территории Италии должны были продолжать австрийские войска.

Суворов был возмущен этим австрийским планом. Он с негодованием писал о коварных замыслах и предательстве Тугута. Русская армия должна Оыла подготовиться к горной войне, обзавестись необходимым снаряжением, разведать местность и пр. Но для этого не было времени. Австрия поставила русскую армию перед уже свершившимся фактом. Австрийские войска уже уходили из Швейцарии. Нужно было спешить на выручку 27-тысяч- ной армии Римского-Корсакова, перед которой стояла 80-тысячная армия талантливого французского генерала Массена. Начался швейцарский, поход Суворова.

Переход русской армии через Альпы проходил в труднейших условиях. На пути ее движения были непроходимые горы, бездонные пропасти и сильный враг. Солдаты никогда до того не воевали в горных условиях. Плохо обстояло дело с продовольствием, амуницией, патронами, не было хороших проводников, а австрийские советники, только сбивали с толку. Они снабжали Суворова неправильной информацией и гибельными планами, построенными на полном незнании местности. «Нет вожаков, нет лошадей, а есть Тугут и горы, и пропасти», — писал тогда Суворов. «Меня выгнали в Швейцарию, чтобы там истребить», — говорил он. Но ничто не могло сломить Суворова и его мужественных солдат. Полководец и рядовые воины вместе стойко переносили все тяготы похода. Суворовские чудо-богатыри преодолевали все нрепятствия. В непрерывных боях с противником русская армия двигалась вперед. 24 сентября 1799 г. в результате трехкратного штурма русскими была занята неприступная горная позиция Сен- Готард, имевшая огромное стратегическое значение. Затем последовало знаменитое сражение у Чортова моста. Над громадными отвесными скалами был перекинут узкий легкий мост, под которым неслась бурная река. Между русскими и французами завязалась ожесточенная схватка. Группа смельчаков бросилась вперед. Часть солдат перешла реку вброд, двигаясь под сокрушительным огнем противника. Вся местность покрылась трупами русских солдат. Но Чортов мост был взят.

В дальнейшем продвижении Суворов не раз попадал в ловушку. Силы его армии приходили в упадок. Ряды редели, многие заболевали и не могли двигаться дальше, но Суворов продолжал вести солдат вперед, торопясь на выручку Римскому-Корсакову. Больной, измученный полководец поддерживал солдат своим личным мужеством и бесстрашием. В некоторых местах приходилось итти по узкой горной тропинке. Энгельс пишет, что и Наполеон и Суворов в горной войне придерживались правила: «Где может пройти козел, там может пройти человек; где пройдет человек.

пройдет батальон, а где батальон, там армия». Так Суворов и был вынужден поступить, когда он был полностью заперт в долине Рейсса: ему пришлось вести свою армию по пастушьим тро-пинкам, где можно было итти только в колонне по одному, в то время как по его пятам следовал сам Лекурб, лучший французский генерал в горной войне!» !.

В особенно тяжелом положении оказалась русская армия, когда кончилась сен-готардская дорога. Отрезанная от баз, с небольшими запасами продовольствия и боеприпасов, армия Суворова должна была по узким тропинкам перейти через снеговой хребет Росшток, чтобы выйти в Муттенскую долину. В авангарде шел отряд под командованием славного ученика Суворова бесстрашного Петра Багратиона. Тропинка делалась все круче и исчезала совсем. Каждый неосторожный шаг стоил жизни. Лошади и мулы то и дело срывались в пропасть. Темные облака, проносясь по скатам горы, охватывали колонну густым туманом и обдавали войска холодной влагой. Но погруженные в серую мглу войска двигались вперед. За 12 часов страшного перехода они перевалили через хребет и вышли в Муттенскую долину.

Но тут Суворов узнал страшную весть. В день 25 сентября, когда он штурмовал Чортов мост, Массена разбил армию Римского-Корсакова. Измученные войска Суворова, только что совер-шившие тяжелый переход, оказались окруженными 60-тысячной французской армией Массена. Продовольствия не было, патроны были на исходе. Казалось, что нет выхода из мышеловки. Остается одно — капитулировать. И вот Суворов собрал своих генералов. «Теперь мы среди гор, — сказал Суворов, — окружены неприятелем, превосходным в силах. Что предпринять нам? Итти назад — постыдно, никогда еще не отступал я. Итти вперед к Швицу невозможно: у.Массена свыше 60 тысяч, а у нас нет и 20. К тому же, мы без провианта, патронов, без артиллерии... Одна остается надежда: на бога, да на храбрость и самоотвержение моих войск. Мы русские!». Тогда встал один из присутствующих и заявил, что войско готово безропотно итти всюду, куда поведет его великий полководец. Суворов оживился и сказал с уверенностью: «Да, мы русские, мы все одолеем!».

На следующий день, стойко отражая атаки наседающих французских армий, русские войска снова двинулись в путь. Эго был последний и, пожалуй, самый тяжелый этап швейцарского похо-да. Суворов со своими героями совершил теперь переход через новый снеговой хребет Панике; оставшиеся орудия пришлось бросить; местами приходилось ползти на четвереньках по обледене-лой гладкой горе. Много людей погибло, сорвалось в бездну, замерзло на вершинах гор. Но дух армии не упал. «Ничего, ничего, русак — не трусак, — говорил Суворов, — пройдем».

И русские прошли. В начале октября 1799 г. русское войско

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XI, ч. I, стр. 175.

История СССР. Часть I.

729

дошло до Аугсбурга, где и остановилось на зимних квартирах. Швейцарский поход был закончен.

Русские войска, руководимые Суворовым, показали в этом походе силу своего духа, свою стойкость, упорство, мужество. Они еще выше подняли во всем мире славу русского народа, русского солдата и великого русского полководца. Никогда так далеко в Европу не заходила русская армия. Энгельс считал поход Суворова самым выдающимся из всех современных альпийских походов. И недаром генерал Массена сказал: «Я отдал бы все свои 20 походов за один швейцарский поход Суворова».

Русские войска в кампании 1799 г. проявили высокие образцы воинского умения и героизма. Но борьба не привела к разгрому противника. Это объясняется не столько сопротивлением фран-цузских войск, сколько глубокими противоречиями, разъедавшими антифранцузскую коалицию. Англия хотела воспользоваться борьбой с Францией, чтобы расширить свои колониальные владе-ния и закрепить свою мировую гегемонию. Австрия добивалась прежде всего изгнания французов из Италии и установления там своего господства.

Победы Суворова беспокоили Австрию и она строила ему всевозможные препятствия. Русская армия в Италии и Швейцарии не раз попадала в тяжелое положение из-за предательства Австрии. Русский корпус, направленный в Голландию, потерпел поражение и был окружен французами; англичане не пришли на помощь. Большая часть русских войск во главе с командующим была взята в плен. Взаимоотношения Павла с союзниками обострились. Павел решил выйти из второй антифранцузской коалиции. Войска Суворова были отозваны в Россию. Больной, измученный Суворов возвратился в Петербург. Он снова попал в опалу. Начались новые мелочные придирки к человеку, который так высоко поднял славу русского оружия и стал гордостью России. Это окончательно сломило Суворова. 6 мая 1800 г. непобедимый герой русского народа скончался. Войска отдали последний салют своему великому полководцу, и в Александро-Невской лавре по-явилась плита со скромной, короткой надписью, которая так много говорит каждому гражданину нашей страны: «Здесь лежит Суворов». Суворов отдал всю свою жизнь, знания, гений отечеству. «Доброе имя, — говорил он, — должно быть у каждого честного человека; лично я видел это доброе имя в славе своего отечества».

Союз России с Францией. Разрыв с Англией

Выйдя из коалиции, Павел пошел на сближение со своим недавним противником — Францией. Выяснилась неудача покончить с буржуазной Францией силой оружия. А между тем во Франции произошел переворот 18 брюмера, в результате которого генерал Бонапарт сделался первым консулом Франции. Павел понял эги 730

события как поворотный шаг к восстановлению французской монархии. «Теперь же, — говорил он, — в этой стране в скором времени водворится король, если не по имени, то, по крайней мере, по существу, что изменяет положение дел». Наполеон ловко использовал ухудшение отношений России с Англией. Он приступал к выполнению грандиозного плана, составлявшего главную цель его внешней политики, — победить Англию, но Наполеон понимал, что без союза с Россией нельзя было сокрушить английскую гегемонию и установить французское господство в Европе. В июле 1800 г. он сообщил Павлу, что отпускает в Россию 6 тысяч пленных русских солдат со знаменами и оружием, без всякого выкупа. Одновременно Наполеон заявил о своем согласии передать остров Мальту Мальтийскому ордену. Эти заявления способствовали сближению Павла с Наполеоном. Между Россией и Францией завязались оживленные дипломатические отношения.

Союз России с Францией изменил отношение Павла I к эмигрантам. В январе 1801 г. Павел прекратил выдачу пособия Людовику XVIII. Людовик уехал из России. Вынужден был уйти и отряд принца Конде, который теперь, после Австрии и России» нашел себе третьего хозяина в лице Англии. Одновременно продолжали ухудшаться отношения России с ее бывшими союзниками. Снова встал вопрос об острове Мальте. Когда англичане взяли этот остров, Павел I потребовал возвратить его Мальтийскому ордену. Англия отказалась сделать это. Тогда Павел отозвал русского посла в Лондоне Воронцова и предложил английскому послу выехать из России. Царское правительство объявило эмбарго на английские товары и суда.

Одновременно намечались совместные действия Франции и России. Наполеон давно предполагал отторгнуть от Англии ее важнейшую колонию — Индию. Теперь с помощью России он думал осуществить это. Началась разработка планов совместного похода, который должен был, как писал Наполеон, «изгнать безвозвратно англичан из Индостана» и тем самым достойно «увековечить первый год XIX столетия и правителей его замысливших». Согласно проекту, разработанному французами, 35-тысячная русская армия должна была собраться у Астрахани и оттуда отправиться по Каспийскому морю в Астрабад. Туда же должна была направиться и французская армия, чтобы совместно с русской наикратчайшим путем итти на Индию. План похода на Индию был разработан Наполеоном очень тщательно.

Однако, не дожидаясь осуществления его, в январе 1801 г. Павел самостоятельно объявил поход на Индию. «Англичане приготовляются сделать нападение флотом и войском на меня и на союзников, — писал Павел. — Я и готов их принять, но нужно их самих атаковать и там, где удар им может быть чувствительнее и где меньше ожидают. Индия — лучшее место для этого». Павел предложил донским казакам направиться к Оренбургу, а оттуда через Среднюю Азию — в Индию. 28 февраля 1801 г. 22 ты

сячи казаков выступили в поход. Поход начался в исключительно тяжелых условиях и совершенно не был подготовлен. Казаки подвигались по степи, испытывая страшные мучения. Морозы и ме-тели затрудняли движение эшелонов и артиллерии. По нескольку дней казаки не получали фуража и продовольствия. Они шли на верную гибель и едва ли добрались бы даже до границы. И не-удивительно, что после смерти Павла казакам было приказано немедленно вернуться обратно.

Заключив союз с Францией, царская Россия подошла, таким образом, к войне с Англией. Спешно укреплялся Кронштадт, приводился в боевую готовность Балтийский флот, принимались меры к обороне северного побережья.

Но политика Павла в отношении Англии вызывала огромное недовольство в России. Разрыв отношений с Англией наносил огромный ущерб русской экономике. Русские помещики были тесно связаны с английским рынком. М. А. Фонвизин писал: «Англия снабжала нас произведениями и мануфактурными и колониальными за сырые произведения нашей почвы. Эта торговля от-крывала единственные пути, которыми в Россию притекало все для нас необходимое. Дворянство было обеспечено в верном получении доходов со своих поместьев, отпуская за море хлеб, корабельные леса, мачты, сало, пеньку, лен и пр. Разрыв с Англией, нарушая материальное благосостояние дворянства, усиливал в нем ненависть к Павлу, и без того возбужденную его же-стоким деспотизмом».

Борьба с Англией, безрассудный произвол, часто затрагивавший самых высокопоставленных лиц, мелкие придирки Павла к чиновникам и офицерам, его подозрительность и недоверчивость— все это создавало почву для заговора против Павла в среде дворянства. Энгельс пишет, что Павел «...был упрям, капризен, сумасброден; он ежеминутно расстраивал планы дипломатов; он становился невыносим, его надо было устранить. Среди гвардейских офицеров для этого легко было найти исполнителей; наследник престола, Александр, участвовал в заговоре и прикрывал его» Ч

Заговор против Павла был организован петербургским генерал-губернатором Паленом, Беннигсеном, Зубовым и др. В заговор были' вовлечены и два сына Павла — Александр и Константин. Большую роль во всем этом сыграли действия английского посла и английское золото. Англия хотела устранить в лице Павла нового союзника Франции.

Главный организатор заговора Пален вошел в особое доверие к Павлу. Павел подозревал, что готовится заговор. За два дня до своей смерти он спросил Палена, возможно ли повторение событий 1762 года. Но Пален клялся, что жизнь государя вне опасности, и настолько уверил Павла в своей преданности, что тот дал ему право арестовать в случае необходимости жену и сыновей.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XVI, ч. II, стр. 17.

После этого разговора заговорщики решили действовать немедленно. В ночь на 12 марта 1801 г. две группы заговорщиков вошли в Михайловский замок, тот самый, который Павел считал неприступным. Первая группа, возглавляемая Беннигсеном и Платоном Зубовым, ворвалась в спальню Павла. Вторая группа во главе с Паленом шла им на помощь, причем, как говорили неко-торые современники, Пален шел с двойной целью: поддержать заговор в случае его удачи, а в случае неудачи помочь Павлу и переловить заговорщиков. Павел был задушен. Как писал Дер-жавин:

«Умолк рев норда сиповатый, Закрылся грозный, страшный взгляд...».

В результате событий 11 марта 1801 г. участник заговора против своего отца Александра I вступил на русский престол. Он писал в своем манифесте: «Судьбой Всевышнего угодно было прекратить жизнь любезного родителя нашего, государя императора Павла Петровича, скончавшегося скоропостижно апоплексическим ударом, в ночь с 11 на 12 число сего месяца».

Политика Павла I кончилась крахом. Павел не разгромил буржуазную Францию, не уничтожил влияния Французской революции в России и не предотвратил дворцового переворота*

Но, несмотря на эти неудачи, русский царизм имел тогда большую силу. Россия в конце XVIII в. оставалась отсталой крепостнической страной, в которой внутренние противоречия не были достаточно развиты. Разрозненные крестьянские восстания не могли серьезно ослабить мощь русского царизма. Обладая огромной территорией, многочисленным населением и сильной армией, царская Россия представляла собой сильную военно-феодальную державу. В обстановке развития буржуазных отношений в Европе, наряду с Пруссией и Австрией, она являлась мощным оплотом феодальной реакции.

Учебники-книги по Истории СССР

БОЛЬШЕ НЕТ

 

МОЖНО НАЙТИ ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ ПО МЕТКАМ

👇

★Все➙ о России - СССР, Учебники-книги по Истории СССР

НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ УЧЕБНИКОВ и КНИГ ПО ИСТОРИИ

БОЛЬШЕ НЕТ

УЧЕБНИКИ ПО ИСТОРИИ СПИСКОМ И ДРУГИЕ РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ СВ

Яндекс.Метрика