Присоединение Казахстана к России в 30-х годах XVIII века (Аполлова Н.Г.) 1948 год - старые учебники

Скачать Советский учебник

 Обложка старого советского учебника Присоединение Казахстана к России в 30-х годах XVIII века (Аполлова Н.Г.) 1948

Назначение: Для широкого круга читателей

© ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК КАЗАХСКОЙ ССР АЛМА-АТА 1948

Авторство: Н. Г. Аполлова

Формат: DjVu, Размер файла:  MB

СОДЕРЖАНИЕ

СОДЕРЖАНИЕ 

  

 Предисловие Е. Бекмахамова 

 Введение 7 

 Глава I. Социально-экономическое положение Казахстана в первой половине XVIII века 

 Основные черты хозяйства Казахстана 

 Социальные отношения 

 Глава II. Внутриполитическая обстановка в Казахстане первой 

 половины XVIII века 92 

 Основные черты политического строя 92 

 Положение ханской власти 115 

 Тауке (115). Абулхаир (129). 

 Глава III. Борьба с Джунгарией в 20-х годах XVIII века 148 

 Глава IV. Присоединение Казахстана к России в 30-х голах XVIII века 186

 

Скачать бесплатный учебник  СССР - Присоединение Казахстана к России в 30-х годах XVIII века (Аполлова Н.Г.) 1948 года

Скачать

Скачать...

СМ. ОТРЫВОК ИЗ УЧЕБНИКА...

 Вопрос о присоединении Казахстана к России представляет для историков большой интерес. Во-первых, это один из неразработанных вопросов истории Казахстана, во-вторых, объективный смысл присоединения Казахстана к России в дореволюционной историографии затушевывался, извращался в угоду колониальной политике царизма. В некоторых работах советских историков, в частности, в первом издании «Истории Казахской ССР», также нё раскрыт исторический смысл этого акта. В монографии Н. Г. Аполловой присоединение Казахстана к России рассматривается как прогрессивное явление в истории казахского народа. 

      Ограничивая тему 30-ми годами XVIII века, автор подробно исследует материалы о предпосылках и конкретной истории присоединения Казахстана к России. В этом плане рассматриваются как социально-экономические и внутриполитические предпосылки подданства казахских жузов России, так и предпосылки, вытекающие из внешнеполитической обстановки Казахстана 20-х годов XVIII века. 

      Рассматривая экономику казахских жузов, представлявшую собой систему натурального замкнутого хозяйства и пастбищно-кочевую систему скотоводства, автор приходит, к выводу, что патриархальная замкнутость хозяйства казахов первой половины XVIII века консервировала отсталую технику производства, что экономика Казахстана в это время, особенно вследствие джунгарского нашествия, переживала упадок и не имела достаточных стимулов для подъема. В частности, в казахских жузах не было устойчивых торговых связей. 

      Существенные сдвиги в отсталой экономике Казахстана первой половины XVIII века могли произойти, с одной стороны, лишь в условиях, которые обеспечивали бы внешнеполитическую безопасность и, с другой — при помощи прочных экономических связей с соседним государством, которое должно было стоять на более высоком уровне своего экономического и культурного развития. Таким государством была Россия. 

      Используя обширный фактический материал архивных собираний, обычного права и нарративных источников, автор дает анализ социальных отношений в казахских жузах первой половины XVIII века и характеризует феодальные отношения, которые развивались в условиях патриархально-родового быта. 

      Рассматривая положение отдельных социальных групп (ханов, султанов и биев) в процессе материального производства, автор подробно останавливается на вопросе о социально-экономическом положении биев, которые сыграли крупную роль в феодальной борьбе 30-х годов XVIII века. Показывая различные формы феодальной эксплоатации, автор подчеркивает, что классовые интересы феодальной верхушки, в частности, биев, противоречили интересам общины, в силу, чего они являлись представителями феодального гнета. 

      В монографии детально рассматриваются патронатные отношения и различные формы отработок. Анализ материалов приводит к заключению, что отношения биев со скотоводческой общиной проявлялись, главным образом, в формах докапиталистической отработочной ренты, выступавшей нередко под видом родовой помощи. Эти отношения развивались по линии узурпации как средств производства (скота), так и условий производства (пастбищ). Таким образом, в процессе феодализации укреплялось социально-экономическое положение биев и усиливалась политическая роль их как представителей патриархально-феодальной знати. Это обусловило господствующее положение биев в казахском! обществе первой половины XVIII века. 

      В главе, посвященной характеристике политического строя казахских жузов, автор дает подробное описание института биев, в частности, собраний биев, которые активно участвовали в борьбе, развернувшейся вокруг принятия казахами российского подданства. 

      В монографии отмечается усиление процесса феодальной раздробленности и ослабление политических связей между жузами в условиях борьбы султанских и старшинских группировок. Эта борьба подтачивала прочность казахских жу-зев изнутри. Серьезным препятствием к преодолению феодальной раздробленности было и неустойчивое положений ханской власти в лице Абулхаира. 

      Отдельная глава в книге тов. Аполловой посвящена борьбе казахского народа с Джунгарией в 20-х годах XVIII ве ка, обострение которой, приведшее к «годам великого бедствия», явилось одной из решающих предпосылок присоединения Казахстана к России в 30-х годах XVIII века. Показывая основные черты общественно-политического строя Джунгарии, автор широко использует «Степное уложение» или «Устав взысканий» 1640 года, в частности военные статьи его, и приходит к выводу о том, что Джунгария — гогупярство с ярко выраженными рабовладельческими тенденциями, последовательно проводившее агрессивную политику, грозило порабощением казахскому городу. 

      В заключительной главе монографии автор дает описание того, как политически и формально осуществлялось присоединение Казахстана к России в 30-х годах XVIII века, и показывает непосредственные результаты этого акта для казахских жузов. В этой главе подробно излагается история принятия российского подданства Младшим жузом. Анализ борьбы так называемых «ханской» и «противной» партий приводит к заключению, что в обострении ее сыграли роль, главным образом, следующие обстоятельства: 1) самый факт прибытия в ханскую ставку царского посла Тевкелева и 2) агитация калмыцких тайшей,1 «изменников России», которые посылали в казахские жузы своих «возмутителей», выступавших против российского подданства. Автор пытается показать и настроения народных масс, подчеркивая их заинтересованность в кочевьях на территории Урала и Волги, особенно выросшую после захвата джунгарами пастбищ в Семиречье и желание «жить в миру с Россией». 

      Характеризуя социальное лицо «ханской» и «противной» партий, автор раскрывает политику Абулхаира, которую неправильно представляли в дореволюционной историографии и даже в первом издании «Истории Казахской ССР». 

      .Показывая заинтересованность отдельных классов казахского общества в присоединении к России, автор доказывает, что у Абулхаира были определенные хозяйственно-политические расчеты в отношении России, вытекающие из объективной исторической обстановки Казахстана первой половины XVIII века. 

      Это были расчеты на военную помощь в борьбе с Джунгарией, перспективы освоения кочевий в районе Урала и Волги, возможности расширения торговых связей с русскими рынками и городскими ремесленными центрами Средней Азии. 

      В то же время условия подданства Абулхаира, представ лившие собой наметку правового положения Казахского хан етва, являлись условиями вассалитета и совпадали с условиями подданства, предложенными Абулхаиру царской грамотой от 19 февраля 1731 года;.Таким образом, феодальная верхушка в лице Абулхаира и представителей патриархально-феодальной знати (биев и батыров) явилась опорой царизма в принятии российского подданства казахскими жузами. Это укрепляло колониальную политику царизма, направлен иую к усилению феодального гнета, ставившую своей задачей «мирное завоевание» степи. 

      1 Калмыцкие тайги в русских источниках называются владёльцат. 

      Из монографии Н. Г. Аполловой следует вывод, что присоединение Казахстана к России в 30-х годах XVIII векам было подготовлено длительными экономическими и политическими связями, возникшими еще в конце XVI века. К началу 30-х годов определились и конкретные хозяйственно-политические цели царизма в отношении Младшего жуза и среднеазиатских ханов (Бухарского и Хивинского), а именно цели расширения торговых связей и укрепления политического влияния царизма в Средней Азии путем приведения в российское подданство. 

      Вместе с тем к 30-м годам XVIII века назрел вопрос закрепления связей казахских жузов с Россией. В этом былин заинтересованы различные классы казахского общества. 

      Автор монографии отмечает непосредственные результаты воздействия русской экономики на хозяйство казахов (сдвиги в скотоводческом хозяйстве, земледелии и торговле), изменения в социальных отношениях (углубление классовой дифференции), воздействие русской культуры на культуру казахского народа. 

      Эти сдвиги свидетельствуют о том, что присоединение Казахстана к России было крупным событием в истории Казахстана, событием, положившим начало сближения казахского и русского народов. 

      Актуальность темы, разработанной по многочисленным архивным источникам, и объективный анализ основных вопросов в свете методологических указаний классиков марксизма—ленинизма делают монографию Н. Аполловой безусловно ценной как для историков специалистов, так и для широкого 

      круга читателей. 

      Данная работа выполнена автором в творческом содружестве с коллективом работников Института истории, археологии и этнографии Академии наук Казахской ССР (руководитель действ, член АН КазССР С. В. Юшков) и Сектора истории СССР до XIX в. Института истории АН СССР (руководитель чл.-корр. АН СССР С. В. Бахрушин), при непосредственном участии проф. М. П. Вяткина, Н. В. Устюговгь и М. А Морозова, которым автор выражает, свою признательность. 

      Е. Бекмаханов. 

      Настоящая работа представляет собой опыт монографического исследования вопроса о присоединении Казахстана к России в 30-х годах XVIII века, когда Младший жуз принял российское подданство.

      Взятая во всем объеме, эта тема является сложной комплексной темой, ибо каждый раздел ее тесно связан с основным вопросом и в то же время может быть предметом специального исследования. 

      Какой материал для изучения нашей темы дают исторические работы дореволюционного времени и исследования советских историков? 

      Читатель найдет ответ на этот вопрос в обзоре литературы и источников, который дается нами в связи с основной проблематикой темы. 

      Интерес к истории Казахстана в русской литературе проявился еще в XVIII веке. Он был вызван, главным образом, необходимостью познакомиться с хозяйством, бытом и политической историей казахов Младшего и Среднего жузов,. принявших российское подданство. 

      Одновременно с этим оживился интерес к изучению природы казахских степей. 

      Однако изучение Казахстана в дореволюционный период было связано, главным образом, с интересами Российской империи, и работы этого периода рассматривали казахский народ как объект колониальной политики царизма. Эта точка зрения особенно довлела над исследованиями конца XVIII и XIX вв. 

      Эти работы или совсем отошли от первоисточников или тенденциозно использовали их. 

      Но в литературе дореволюционного времени нашли свое отражение и попытки объективного изучения прошлого казахского народа с использованием архивных материалов, а также то прогрессивное направление русской культуры, которое в грудах таких исследователей, как Г. Потанин, В. Радлов и др. явилось выражением передовых идей русского народа. 

      Среди общих работ наиболее ценной является трехтомноё исследование А. Левшина,1 представляющее собой первый обзор истории Казахстана, не потерявший своего научного значения и в настоящее время. Ценность этой работы заключается в том, что она составлена на основании первоисточников, среди которых использованы и архивные материалы. Наиболее интересной является вторая часть исследования Левшина, посвященная истории Казахстана XVIII — начала XIX вв., где дается обзор исторического развития трех жузов. При наличии большого количества фактов, связанных с изучением архивных материалов, исследование Левшина в некоторых своих частях носит характер источника. 

      В средине XIX века появляется целый ряд работ, которые ставят своей задачей изучение хозяйственной, политической и правовой жизни казахов. Это изучение связано с задачами освоения Казахстана как колонии. Одной из таких работ является исследование И. Бларамберга, 2 посвященное Младшему жузу и Букеевекой орде, где дается обзор хозяйства и быта казахов, родового состава Младшего жуза, топографии его и пр. 

      Некоторые обзоры носят статистический характер, в частности, обширное исследование М. Красовского,3 которое было вызвано стремлением обобщить сведения, относящиеся к экономике, географии и истории Казахстана, вошедшего в состав Российской империи. 

      Характер статистического исследования носит и работа Л. Мейера «Киргизская степь Оренбургского ведомства», СПб, 

      II865. В историческом очерке ее дается краткий обзор истории казахов с -первой половины XVIII до половины XIX в. Краткий очерк истории Казахстана представляет собой работа П. Румянцева «Киргизский народ в прошлом и настоящем», СПб. 1910. 

      Как общие обзоры эти работы лишь частично касаются темы взаимоотношений Казахстана и России в первой половине XVIII века, причем в отдельных главах, посвященных WroMy вопросу (даже в такой обстоятельной работе, как исследование Левшина), излагается лишь внешняя история вопроса. Это объясняется как уровнем исторического знания в( тот период, так и основной направленностью работ в сторону изучения, главным образом, быта казахов и их политической 

      

      1 А. Левши д. Описание киргш-казапьих или киргиз-кайслцких орд и степей, ч. I—III. СПб. 1832. 

      2 И. Б л а р а м б е р г. Военно-статистическое обозрение киргиз-кайса-(Ков Внутренней (Букеевекой) и Зауральской Малой орды Оренбургского ведомства. «Военно-статистическое обозрение Российской империи».-СПб. 1848, т. XIV, ч. 3. 

      М. Красовский. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Область сибирских киршзов, т. MIL СПб. 1868. 

      

      истории. С другой стороны, в некоторых из них, как например в работе Л. Мейера, имеет место тенденциозная, явно ошибочная точка зрения в освещении перехода казахов в российское подданство. Она обусловлена не только отрывом от первоисточников, но и общей направленностью работ средины и конца XIX века, о которой мы говорили выше. 

      v Однако, несмотря на то, что переход казахов в российское подданство, связанный с историей ханства Абулхаира, не был предметом специального исследования, он является все же одной из узловых тем в работах и дореволюционного времени, связанных с историей Казахстана. 

      Что дают эти общие работы в тех частях своих, которые связаны с вопросами нашей темы? 

      Мейер — один из тех авторов, которые дают отрицательную характеристику Абулхаиру, подчеркивая его лживость, хитрость, корыстолюбие и неспособность приобрести прочное-влияние. Подданство Абулхаира рассматривается Мейером как его личное дело. Отправив свое посольство в Уфу в 1730 году с прошением о подданстве, якобы от всего казахского народа, Абулхаир, по мнению Мейера, обманул царское правительство. Поскольку хан поступил вразрез с решением биев, поручивших ему просить лишь о военном союзе с Россией, выходит, что Абулхаир обманул и их. 

      Являясь одним из тех авторов, которые рассматривали историю казахского народа с точки зрения колониальной политики царизма, Мейер пытается найти «ключ к тому странному факту», что около столетия Российская империя управляла казахами только номинально. Причину этого явления он видит в том, что утверждение ханского достоинства в роде Абулхаира было прямым нарушением «коренного начала», а именно, свободы казахов в выборах хана. Этот факт и «не соответствовавшая обстоятельствам политика России», по мнению Мейера, оставили глубокий след в истории Младшего жуза. 

      Аналогическую точку зрения в вопросе присоединения Казахстана к России мы находим и в работе Ф. Лобысевича. Номинальное подданство, по словам этого автора, имевшее своим началом недоразумение с обеих сторон— как царского правительства, так и казахского народа—не только не содействовало безопасности русских границ и торгового движения, но, в связи с некоторыми неудачными мерами царской администрации, отдалило с лишком на целое столетие прочное утверждение царизма в казахской степи. 

      Подданство Абулхаира, по мнению Лобысевича, является «искательством», которое «было вызвано исключительно личными, властолюбивыми целями этого хана, рассчитывавшего найти в России поддержку своему слабому авторитету й тем устранить влияние на народ опасных себе соперников». 

      С утверждением в ханском достоинстве «интригана Абулхаира», положение которого было крайне неустойчиво, по мнению Лобысевича, была сделана коренная ошибка, которая привела к тому, что российское подданство казахского народа было только номинальным. «Оттого и вышло, — пишет Лобысевич,— что Абулхаир и его потомки, даже если бы желали, не могли выполнять данных правительству обещаний: охранять границы и торговые караваны в степи.., уплачивать установленный ясак».1 

      Задачи упрочения подданства трактуются и в работе А. Макшеева, по мнению которого, они не были осуществлены при выделении казахов за государственную границу. «Выделенные за границу государства киргизы (казахи),—пишет Макшеев, — оставались по прежнему независимыми, не платили податей и не несли никаких обязанностей в отношении России».2 

      СВ том же духе рассматривал присоединение Казахстана к России и Красовский. который писал: «Абулхаир ввиду личных выгод, которых мог достигнуть в Орде чрез признание над собою власти русского правительства, решился в 1730 году просить ими. Анну о принятии его со всем киргиз-кан-сацким народом в подданство России». Признавая наличие других причин тяготения Абулхаира к подданству (обострение взаимоотношений с волжскими калмыками; башкирами, каракалпаками и хивинцами), Красовский считает, что Абулхаир мог выиграть перед враждебными ему султанами Среднего жуза путем вступления в подданство России, рассчитывая на него, как на «материальную поддержку против всех своих врагов».3 

      К работам 90-х годов, где дается краткая история Младшего жуза, принадлежит и большая монография В. Витев-1 ского,4 в которой содержится большой фактический материал, относящийся к деятельности в Оренбурге И. Неплюева. Од; подбор этого материала говорит о тенденциозной точке-зрения автора. Работа Витевского является выражением официальной точки зрения и носит апологетический характер: В своей оценке Абулхаира и его роли в принятии российского подданства он сходится с Мейером, о работе которого мы; говорили выше. 

      В других работах переход казахов в российское подданство рассматривается как добровольное подчинение. На этой точке 

      

      1 Ф. Лобысевич. Поступательное движение в Среднюю Азиюв торговом и дипломатическо-военном отношениях. СПб. 1900, стр. 38—39. 

      2 А. Макшеев. Исторический обзор Туркестана и наступательного Йяиженил на него русских. СПб. 1890, стр. 103. 

      3 Красовский. указ. соч., т. I, стр. 58—59. 

      В. В и т е в с к и й. И. И. Неплтоев и Оренбургский край в его состав до 1758 года, т. I—III. Казань. 1897. 

      

      зрения стоит Левшин. 1 Показывая, что переход Младшего жуза в российское подданство, совершившийся в трудной? обстановке борьбы с Джунгарией, был одним из путей осуществления спокойствия и порядка, а также приобретения выгод в торговле, Левшин допускает и такие предпосылки.. этого факта, как «властолюбие начальников, предполагающих усилиться покровительством могущественной державы», имея в виду, очевидно, неустойчивое положение ханской власти Абулхаира. Наряду с этим, Левшин считает, что здесь-могли иметь место и корыстные цели, в частности, расчеты на царские подарки. «Таковые же виды, — писал он, — были одною из главнейших причин, побудивших Абулхаира и Абул-мамета добровольно покориться с ордами своими импАнне. 2 

      Как добровольное подчинение рассматривает переход казахов в российское подданство и А. Добросмыслов в своей работе «Тургайская область».3 Следует заметить, что. в этой работе имеются фактические неточности, например, в описании собрания старшин, состоявшегося 10 октября 1731 года. 

      Итак, переход казахов в российское подданство в литературе дореволюционного периода понимался в одних случаях как личное дело Абулхаира, как выгодная сделка, продиктованная корыстолюбивыми целями хана, где проявился и обман его (Мейер, Лобысевич), в других — как добровольное подчинение (Левшин, Добросмыслов), вызванное неустойчивым положением ханской власти и внешнеполитической опасностью (Левшин). 

      В некоторых работах дана отрицательная характеристика личных качеств Абулхаира, причем совсем не показаны объективные стороны в политике этого хана как в отношении казахских жузов, так и в вопросе взаимоотношений, с Россией. 

      Вместе с тем в работах ряда авторов определенно выступает официальная точка зрения колониальной политики царизма, которая в XIX веке осуществляла так называемое «мирное завоевание степи», намереваясь ускорить «вечное подданство» казахских жузов.

      Для истории ханства Абулхаира наиболее ценны те из работ дореволюционного периода, которые основаны на изучении архивных материалов. Это, прежде всего, две работы П. Рычкова: «Топография Оренбургской губернии», соч. 1762 

      1 Левшин, указ. соч., ч. II, стр. 74, 94. 

      2 Там же. ч. III, стр. 157—158. 

      3 «Известия Оренбург, отд. ИРГО». 1902, выи. 15, 17 отД. ивд. т. L-. (Тверь. 1902 года, Оренбург, 18871 и «История оренбургская» (1730—1750 гг.), СПб, 1896. 

      Первая из этих работ отвечает выросшим потребностям в изучении края. Ознакомление с хозяйственной жизнью и бытом казахских степей было необходимо в целях закрепления экономических и политических связей. В основу работы П. Рычкова были положены материалы, собранные им во время продолжительной службы в Оренбурге. 

      В «Топографии Оренбургской губернии» Рычковым использованы также некоторые восточные авторы (сочинение Абуль-Гази «Родословное древо тюрков»).3 На работу Рычкова оказали влияние и работы русских историков — «Описание Сибирского царства» В. Миллера и сочинения В. Татищева. Рычков дает ценные сведения по топографии и этнографии края, о казахах, калмыках, башкирах и каракалпаках (кочевья, положение ханской власти, краткие описания среднеазиатских владений). Небольшая часть этой работы посвящена истории Младшего жуза, ко она дается очень кратко и с точки зрения колониальной политики царизма. 

      Другая работа П. Рычкова — «История Оренбургская», составленная на основании архивных материалов Оренбургской губернской канцелярии и опросов приезжавших в Оренбург казахских старшин, содержит документальный материал официального характера (царские грамоты и указы) о принятии российского подданства Младшим жузом (грамоты имп. Анны Иоанновны хану Абулхаиру от 10 июня 1734 года, хану Семеке о вторичном принятии его в подданство и т. д.). Поэтому «История Оренбургская» имеет значение, главным образом, как исторический источник. 

      В «Истории Оренбургской» Рычкова затронуты серьезные вопросы, связанные с присоединением Казахстана к России. Таков вопрос о принятии подданства Младшим жузом. Рычков здесь указывает на два момента: обострение внешнеполитической обстановки (борьба с Джунгарией и столкновения с башкирами)4 и положение ханской власти в Младшем, жузе 

      

      1 См. также в кв.: Ежемесячные сочинения и переводы к пользе и увеселению служащие 1762, январь—март. («О киргиз-кайсаках или кнргизцлх», стр. 295—322). 

      2 Там же, 1759, январь—февраль. 

      3 А б у л ь-Г а з и. Родословное древо тюрков. Перевод и предисловие Г. С. Слблукова. Казань. 1906. («Известия общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете», т. XXI, вып. 5—6). 

      4 О трудностях внешнеполитической обстановки П. Рычков писал: «Абулхаир хам претерпевал великие разорения и обиды, с одной стороны, от зюнгорских калмык, которые время от времени разными, киргис-кайснцким ханам в великой Татарии принадлежащими, городами завладели ч непрестанно их утесняли, а с другой стороны... башкирцы на их киргизские улусы непрестанно чинили набеги». («История Оренбургская», Оренбург. 1896., стр. 5). 

      

      (враждебные взаимоотношения Абулхаира, а позднее и Ну-ралы, с Батыром). Не менее ценны сведения Рычкова о том, какую роль сыграли калмыцкие тайши в противодействии принятию российского подданства, которые, по его словам, распространяли слухи, что «российские люди киргис-кайсаками так, как и башкирами, овладеют».

 

ЕЩЕ УЧЕБНИКИ ИЗ РАЗДЕЛА "ИСТОРИЯ"

ЕЩЕ УЧЕБНИКИ ИЗ РАЗДЕЛА "ИСТОРИЯ"

ВСЕ УЧЕБНИКИ ИЗ РАЗДЕЛА "ИСТОРИЯ"

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика