Занимательные задачи (Перельман ) 1934 год - старые учебники

Скачать Советский учебник

Занимательные задачи (Перельман ) 1934

Назначение: Издание рассчитано на самые широкие круги читателей

© ОГИЗ МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Ленинград 1934 

Авторство: Я. И. Перельман

Формат: PDF Размер файла: 15 MB

СОДЕРЖАНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

I. Дюжина легких задач.

1. Путь жука    3 6

2. Иваны Петровичи и Петры Ивановичи

4. Мед и керосин 7

5. Две железные палочки 4

6. Сколько машин?

8. Бочки. . . .-

9. Братья и сестры 8

10. Профсоюзный стаж 5

11. Стаканы и ножи

12. Цена переплета 6

II. Дюжина задач потруднее.

13. Чистка картофеля 9 12

14. Две кружки   13

15. Двое рабочих ’ ’ ’ _

16. Столяр и плотники 10

17. До половины   ,

18. Шахматный турнир   14

19. Как это сделано?  

20. Мешки с мукой  

ОТКРЫТЬ:  оглавление полностью...

 

21. Три дочери и два сына . . 11 15

22. Девятьсот поклонов 16

23. Вкрутую и всмятку 12 —

24. Проделки караульных

III. Еще дюЗкина задач.

25. Какие монеты? , . 18 22

26. Две коробки

27. Ящик

28. Развертки куба, 23

29. Полуживой и полумертвый

30. Кто лучше видит? 20

31. Какого цвета? 20 24

32. Загадочные фотоснимки

33. Дрова

34. Стрелок на пароходе ’ * * ’ 21 25

85. Откуда стреляли? ...... ^ -

86. Стадо коров \

IV. Дюжина задач со спичками.

37. Из пяти квадратов четыре 27 29

38. Оставить пять квадратов 60

39. Оставить четыре квадрата -

40. Оставить три квадрата 28

41% Оставить два квадрата

42. Шесть четырехугольников

43. Из дюжины спичек

44. Из полутора дюжин

45. Два пятиугольника 31

46. Двенадцатиугольник 29

.47. Шесть одинаковых участков

48. Три треугольника

V. Вес и взвешивание.

49. Вес бревна 33 36

50. Под водою

51. Десятичные весы

52. Брусок мыла

53. Кошки и котята 34

54. Раковина и бусины 37

55. Вес фруктов 35

56. Сколько стаканов?

57. Без гирь

58. На неверных весах 38

VI. Задачи о часах.

59. Цифра шесть 39 41

60. Трое часов 40 42

61. Двое часов

63. Который час? .'. \ . — —

64. Когда стрелки встречаются? 41

65. Когда стрелки направлены врозь? 43

66. По обе стороны шести 44

67. На сколько часы неверны?   — 45

68. Тиканье часов . — __

VII. Путевые задачи.

69. Два паровоза 46 48

70. Скорость поезда .

71. Два поезда 46 49

72. Из вагона 47

73. Велосипедист

74. Как поезд трогается с места?

77. Состязание 48 51

78. От Энска до Иксограда   —

VIII. Неожиданные подсчеты.

79. Стакан гороха 52 57

81. Шахматная доска

82. Куриные яйца 58

83. Вода и вино 53

84. Основание Карфагена

85. Игральная кость

86. Французский замок 59

87. Сколько портретов? 54

88. Слишком много предков 55 60

89. Мужья и жены 56

90. Дожди и молебны 57 61

IX. Числовые головоломки.

91. Девять цифр 62 65

92. Сложение и умножение

93. Пятью тройками 63

94. Число 37   — 66

96. Загадочное деление

'97. Двузначное число 64 67

98. Число в зеркале   —

99. Четное простое число 68

100. Признак делимости

X. Затруднительные положения.

101. Жестокий закон 69 75

102. Милостивый закон 70

103. Учитель и ученик 71

104. Наследство

105. Как поделить? 72 76

106. Переливание   —

107. На болоте 73

108. Как разместить?

109. Покупка облигаций 74 77

110. Две свечи

XI. Фокусы и игры.

111. Отгадчик 78 82

112. Фокус с монетой

113. Исчезающая палочка 79 83

114. Игра в 15

115. Игра в 32 80 84

116. То же наоборот 85

117. Игра в 27

118. На иной лад 81 86

119. Весы-отгадчик

120. Таинственные кубики 87

XII. Головоломные размещения и перестановки.

121. Белки и кролики 88 94

122. Дачное затруднение

123. Обмен монет 89

124. Восемь букв

125. Три дороги 90

126. Мухи на занавеске 91 95

127. Забор

128. Десять замков 92 96

129. Плодовый сад 97

130. Бараны в хлеву 93

XIII. Задачи с квадратами.

131. Пруд   . . . 98 101

132. Паркетчик 102

133. Другой паркетчик 99

134. Третий паркетчик 103

135. Белошвейка

136. Еще белошвейка

137. Из креста квадрат 104

138. Из двух крестов квадрат

139. Куда девался квадратик? 100 105

140. Откуда взялся квадратик? 101

XIV. Задачи из путешествий Гулливера.

141. Паек и обед Гулливера 106 111

142. Бочка и ведро лилипутов 107 112

143. Животные страны лилипутов

144. Жесткая постель 109 113

145. Триста портных

146. Лодка Гулливера

147. Исполинские яблоки и орехи 114

148. Кольцо великанов 110

149. Книги великанов 111

150, Воротнички великанов 115

XV. Путешествие по кристаллу и непрерывное рисование. 116

XVI. Странствование по лабиринтам.

161. По садовым аллеям   125

162. Правило одной руки 128

163. Правило Тремо 130

164. Древние лабиринты 131

165. Лабиринты-головоломки 132

166. Лабиринты-пещеры 139

167. Лабиринты-задачи 140

168. Опыты с животными 143

169. Лабиринты в технике 144

Отв. редактор Г. Мишкевич. Технич. редактор Л, Чернецова.

Книга сдана в набор 29/1У 1934 г. Подписана к печати 7/УП 1934 г.

Инд. Д-294 0ГИЗ № 2674. Ленгорлит № 17227. Тираж 30 325 экз. Заказ № 1826. Формат бумаги 82 X 110 см. 9,97 авт. л. Бум. л. 21/в« (162360 тип. зн. в 1 бум. л.).

?-я типография „Печатный Двор" треста „Полиграфкнига", Ленинград, Гатчинская, 26.

 

 

 КАК ОТКРЫВАТЬ СКАЧАННЫЕ ФАЙЛЫ?

👇

СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ

Скачать бесплатный учебник  СССР - Занимательные задачи (Перельман ) 1934 года

СКАЧАТЬ PDF

ОТКРЫТЬ: - отрывок из учебника...

 149. КНИГИ ВЕЛИКАНОВ

О книгах в стране великанов Гулливер сообщает такие подробности:

«Мне разрешено было брать из библиотеки книги для чтения,—но для того, чтобы я мог их читать, пришлось соорудить целое приспособление. Столяр сделал для меня деревянную лестницу, которую можно было переносить с ме¬ста на место. Она имела 25 футов в вышину, а длина каж¬дой ступеньки достигала 50 футов. Когда я выражал желание почитать, мою лестницу устанавливали футах в десяти от стены, повернув к ней ступеньками, »а на пол ставили рас¬крытую книгу, прислонив ее к стене. Я взбирался на верхнюю ступеньку и начинал читать с верхней строки, переходя слева направо и обратно шагов на 8 или на 10, смотря по длине строк. По мере того как чтение подвигалось вперед и строки приходились все ниже и ниже уровня моих глаз, я постепенно спускался на вторую ступеньку, на третью и т. д. Дочитав до конца страницы, я снова поднимался вверх и начинал новую страницу таким же манером. Листы я переворачивал обеими руками, что было нетрудно, так как бумага, на кото-рой у них печатают книги, не толще нашего картона, а са¬мые большие их фолианты имеют не более 18—20 футов в длину.»

Соразмерно ли все это?

150. ВОРОТНИЧКИ ВЕЛИКАНОВ

В заключение остановимся на задаче этого рода, не заим¬ствованной непосредственно из описания Гулливеровых при¬ключений.

Вам, быть может, не было известно, что номер воротничка есть не что иное, как число сантиметров в его окружности. Если окружность вашей шеи 38 см, то вам подойдет ворот¬ник только номер 38; воротник номером меньше будет тесен, а номером больше — просторен. Окружность шеи взрослого человека в среднем около 40 сантиметров.

Если бы Гулливер пожелал в Лондоне заказать партию воротничков для обитателей страны великанов, то какой но¬мер он должен был бы заказать?

РЕШЕНИЕ ЗАДАЧ №№ 141—150.

141. Паек и обед Гулливера

Расчет сделан совершенно верно. Не надо забывать, что лили¬путы представляли собой точное, хотя и уменьшенное подобие обыкно¬венных людей, с нормальной пропорцией частей тела. Следовательно, они 111

были не только в 12 раз ниже ростом, но и в 12 раз уже и в 12 раз тоньше Гулливера. Объем их тела поэтому был меньше объема тела Гулливера не в 12 раз, а в 12 X 12 X 12, т. е. в 1728 раз. И, конечно, для поддержания жизни такого тела надо соответственно больше пищи. Вот почему лилипуты и рассчитали, что Гулливеру нужен паек, доста¬точный для прокормления 1728 лилипутов.

Теперь понятно, для чего понадобилось и так много поваров. Чтобы приготовить 1728 обедов, нужно не менее 300 поваров, считая, что одни повар-лилипут может сварить полдюжины лилипутских обедов. Соот¬ветственно большое число людей необходимо было и для того, чтобы поднять такой груз на высоту Гулливерова стола, который был, как легко рассчитать, высотой с трехэтажный дом лилипута.

142. Бочка и ведро лилипутов

Бочки и ведра лиллипутов, если имели такую же форму, как наши, должны быть меньше наших не только в 12 раз по высоте, но и в 12 раз по ширине и длине, а следовательно по объему меньше в 12 х X 12 X 12 = 1728 раз. Значит, считая в нашем ведре 60 стаканов, мы

легко 60

1728’

можем рассчитать, что ведро лилипутов вмещало всего только или, круглым числом, х/зо стакана. Это немногим больше чайной

ложки и действительно не превышает вместимости крупного наперстка.

Если вместимость ведра лилипутов почти равна чайной ложке, то вместимость винной бочки, — если она была 10-ведерная,—не превы¬шала стакана. Что же удивительного, что Гулливер не мог утолить жажды даже двумя такими бочками?

143. Животные страны лилипутов

Мы уже подсчитали в задаче № 141, что Гулливер по объему тела был больше лилипутов в 1728 раз. Разумеется, он был во столько же раз и тяжелее. Перевезти его тело на лошадях лиллипутам было так же трудно, как перевезти 1728 взрослых лилипутов. Отсюда понятно, за¬чем в повозку с Гуливером понадобилось впрячь такое множество ли¬липутских лошадей.

Животные страны лилипутов были тоже в 1728 раз меньше по объему и, значит, во столько же раз легче, чем наши.

Наша корова имеет в высоту метра полтора и весит скажем 400 кг.

Корова лилипутов была роста в 12 см и весила т. е. меньше

*/< кг. Понятно, такую игрушечную корову можно при желании уме¬стить в кармане.

«Самые крупные их лошади и быки, — вполне правдоподобно расска-. зывает Гулливер, — были не выше 4—5 дюймов, овцы — около I1/8 дюйма, 112

гуси — величиной с нашего воробья, и т. д. до самых мелких животных. Их мелкие животные были почти невидимы для моих глаз. Я видал, как повар ощипывал жаворонка величиной с нашу обыкновенную муху, если не меньше; в другой раз молодая девушка при мне вдевала неви¬димую нитку в невидимую иглу».

144. Жесткая постель

Расчет сделан вполне правильно. Если тюфяк лилипутов в 12 раз короче и, конечно, в 12 раз уже тюфяка обычных размеров, то поверх¬ность его была в 12 х 12 раз меньше поверхности нашего тюфяка. Чтобы улечься, Гулливеру нужно было, следовательно, 144 (круглым счетом 150) лилипутских тюфяка. Но такой тюфяк был очень тонок — в 12 раз тоньше нашего. Теперь понятно, что даже 4 слоя подобных тюфяков не представили достаточно мягкого ложа: получился тюфяк, втрое тоньше нашего обыкновенного.

145. Триста портных

Поверхность тела Гулливера была не в 12 раз больше поверхности тела лиллипутов, а в 12 х 12, т. е. в 144 раза. Это станет понятно, если мы представим себе, что каждому квадратному дюйму поверхности тела лилипута соответствует квадратный фут поверхности тела Гулли¬вера, а в квадратном футе 144 квадратных дюйма. Раз так, то на ко¬стюм Гулливера должно было пойти в 144 раза больше сукна, чем на костюм лилипута, и, значит, соответственно больше рабочего времени. Если один портной может сшить костюм в 2 дня, то, чтобы сшить в один день 144 костюма (или один костюм Гулливера), могло понадобиться именно около 300 портных.

146. Лодка Гулливера

Известно из сочинения, что лодка Гулливера могла поднять 300 кг, т. е. ее водоизмещение около т. Тонна — вес кубического метра воды; значит, лодка вытесняла х/в куб, м. Но все линейные меры лилипутов в 12 раз меньше наших, кубические же — в 1728 раз меньше. Легко сообразить» что */« нашего кубического метра заключала около 575 куб» м страны лилипутов и что лодка Гулливера имела водоизмещение в 575 т (или около того, так как исходное число 300 кг взято нами произвольно).

В наши дни, когда суда в десятки тысяч тонн бороздят океаны, корабль таких размеров никого не удивит; но нужно иметь в виду, что в те времена, когда было написано «Путешествие Гулливера» (в начале XVIII века), суда в 500—600 т были еще редкостью.

8 Я. И. Перельман. Занимательные задачи. 118

147. Исполинские яблоки н орехи

Легко подсчитать, что яблоко, которое весит у нас около 100 г, должно было в стране великанов весить, соответственно своему объему, в 1728 раз больше, т. е. 173 кг.1 Такое яблоко, упав с дерева и ударив человека в спину, едва ли оставит его в живых; Гулливер отделался чересчур легко от угрожавшей ему опасности быть раздавленным подоб- ным грузом.

Орех страны великанов должен был весить 3—4 кг, если принять, что наш орех весит около 2 г; в поперечнике такой исполинский орех мог иметь сантиметров 10. Трехкилограммовый твердый предмет, бро¬шенный со скоростью орешка, конечно, неминуемо должен был размоз¬жить голову человеку нормальных размеров. И когда в другом месте Гулливер рассказывает, что обыкновенный град в стране великанов мгновенно повалил его на землю и что градины его «жестоко колотили по спине, по бокам и по всему телу, словно большие деревянные шары, какими играют в крокет», — то это вполне правдоподобно, потому что каждая градина страны великанов должна весить не меньше килограмма.

148. Кольцо великанов

Поперечник мизинца человека нормальных размеров около 172 см. Умножив на 12, имеем для поперечника кольца великанши Г/з X 12 = = 18 см; кольцо с таким просветом имеет окружность — 18x37? = = около 56 см. Это достаточные размеры, чтобы возможно было про¬сунуть через него голову нормальной величины (в чем легко убедиться, измерив бечевкой окружность головы в самом широком месте).

Что касается веса такого кольца, то если обыкновенное колечко весит, скажем, 5 г, такого же фасона кольцо страны великанов должно было весить вЧз кг!

149. Книги великанов

Если исходить из размеров современной книги обычного формата (сантиметров 25 длиной и 12 шириной), то описанное Гулливером пред¬ставится несколько преувеличенным. Чтобы читать книгу менее 3 м вышины и полутора метров ширины, можно обойтись без лестницы, и нет надобности ходить вправо и влево на 8—10 шагов. Но во времена Свифта, в начале ХУШ века, обычный формат книг (фолиантов) был гораздо больше, чем теперь. Фолиант, например, «Арифметики» Маг¬ницкого, вышедший при Петре I, имел размеры: около 30 см в высоту и 20 в ширину. Увеличивая в 12 раз, получаем для книг великанов более внушительные размеры: 360 см (почти 4 м) в высоту и 240 см в ширину (2,4 л*). Читать четырехметровую книгу без лестницы нельзя.

1 Антоновка весом в полкило (такой сорт существует) должна была бы в стране великанов весить 864 кг!

— В данном случае вполне: ведь этот кристалл — восьми* гранник.

— Да, октаэдр. Что же из этого?

— У него на каждой вершине сходятся четыре ребра.

— Четыре. Но какое отношение имеет это к нашей задаче?

— Самое непосредственное. Обойти все ребра многогранника, и притом не более, чем по одному разу, — задача, разреши¬мая только для тех многогранников, у которых на каждой вершине сходится четное число ребер.

— Я об этом не знал. Почему же?

— Почему у каждой вершины должно сходиться именно четное число ребер? Очень просто. Надо ведь на каждую вершину попасть и надо с нее уйти, — значит, нужно, чтобы к ней вела одна дорога и от нее отходила другая, т. е. чтобы в ней сходилась пара ребер. Если же, продолжая путешест¬вовать по кристаллу, вы попадете на ту же вершину вторично, т. е. если к ней ведет и третье ребро, то должно иметься непременно еще четвертое ребро, — иначе вы не могли бы уйти с этой вершины, а очутились бы в тупике. Другими словами, число ребер, сходящихся у каждой вершины, должно быть парное, четное. Если хотя бы одна вершина многогранника имеет нечетное число сходящихся к ней ребер, то на такую вершину вы, исчерпав все ведущие к ней парные ребра, можете попасть по последнему неиспользованному ребру, — но зато покинуть этой вершины уже не сможете: путешествие здесь поневоле оборвется.

— Но ведь могу же я совсем не воспользоваться этим ре¬бром, раз оно заведомо ведет в тупик!

— Тогда вы не выполните другого условия нашего путе¬шествия: пройти по всем без исключения ребрам.

— Позвольте: может случиться, что это ребро как раз пос¬леднее и единственное, еще не пройденное. Тогда нет вовсе надобности и покидать его: оно будет конечной целью путе¬шествия.

— Совершенно правильно. И если бы в фигуре была только одна «нечетная» вершина, то вам нужно было бы избрать такой маршрут, чтобы вершина эта оказалась последним этапом, — тогда вы разрешили бы задачу успешно. Или же можете начать с этой вершины — тогда вам не придется на нее возвращаться. Однако, фигуры с одной «нечетной» вершиной существовать не могут: таких вершин должно быть четное число, — две, четыре, шесть и т. д.

Это почему же?

— Подумайте о том, что каждое ребро соединяет две вершины. И если какая-нибудь вершина имеет ребро без пары, то ребро это должно упираться в какую-нибудь соседнюю вершину и там также будет ребром непарным.

— А если соседняя вершина была бы без этого ребра тоже нечетная? Тогда новое ребро делает ее счетной», и наша «нечетная» вершина остается одинокой!

— Этого не может быть. Если без нашего ребра у соседней вершины сходится нечетное число ребер, то, значит, одно из ее ребер, остающееся непарным, соединено со следующей вер¬шиной, и следовательно еще «нечетная» вершина будет найдена где-нибудь дальше. Словом, если в фигуре имеется одна «не¬четная» вершина, то непременно должна существовать и вторая. Число «нечетных» вершин не может быть нечетным. Поясню это еще и иным путем, пожалуй более простым. Пред¬положите, что вы желаете сосчитать, сколько ребер в какой- нибудь фигуре. Вл считаете ребра, сходящиеся у одной вер¬шины, прибавляете ребра, сходящиеся у второй, потом у третьей и т. д. Когда вы все это сложите, что у вас получится?

— Двойное число ребер фигуры, потому что каждое ребро считалось два раза: ведь ребро соединяет две вершины.

— Именно. Вы получите удвоенное число ребер. И если допустить, что у одной из вершин сходится нечетное число ребер, а у всех прочих — четное, то результат сложения будет, конечно, число нечетное. Но может ли удвоенное Целое число быть нечетным?

— Не может, конечно. Теперь мне ясно, что «нечетных» вершин во всякой фигуре должно быть две, четыре, — вообще, четное число. Все же я думаю, что и кристалл с двумя «нечетными» вершинами возможно обойти. Пусть у нас име¬ется фигура с двумя «нечетными» вершинами. Что мешает начать путешествие именно с одной из этих точек и закончить в другой? Тогда не понадобится ни возвращаться в первую, ни уходить из последней. Путешествие будет выполнено с соб¬людением всех требуемых условий.

— Вот в этом и состоит секрет успешного выполнения подобных путешествий, или — что то же самое — правило вы¬черчивания фигур одним почерком пера. Если требуется не¬прерывным движением начертить фигуру — безразлично, в плоскости или в пространстве, — то прежде всего внимательно рассмотрите фигуру и определите, имеются ли у нее «нечетные» вершины, т. е. такие вершины, у которых встречается непарное число линий. Если подобных вершин в фигуре больше двух, 118

лабиринт — Дело нехитрое и Что уж но всяком случае вы в нем не заблудились бы. Так думал и Гаррис, один из трех героев шуточной повести Джерома «Трое в одной лодке».

— Пойдемте, если хотите, — приглашал он в Гемптонский лабиринт своего родственника, — только тут нет ничего инте¬ресного. Нелепо называть это лабиринтом. После первого по¬ворота направо вы уже у выхода. Мы обойдем его в десять минут!

В* лабиринте они встретили несколько человек, которые бродили там уже около часа и рады были бы выбраться. Гаррис сказал, что они могут, если угодно, следовать за ним; он только-что вошел и сделал всего один круг. Они ответили, что очень рады, и пошли за ним.

Вот что рассказывал он потом о своем блуждании в лаби¬ринте:

По дороге к нам приставали все новые и новые лица, пока не собралась вся публика, находившаяся в лабиринте. Люди, потерявшие уже всякую надежду выбраться отсюда и увидеть когда-нибудь семью и друзей, ободрялись при впде Гарриса и примыкали к процессии, благословляя его. По словам Гарриса, их набралось человек двадцать, в их числе женщина с ребенком, которая провела в лабиринте целое утро и теперь уцепилась за его руку, чтобы случайно не потерять его.

Гаррис повернул направо, но путь оказался очень длинным, и родственник заявил, что лабиринт, невидимому, очень велик.

— О, один из самых обширных в Европе!—подтвердил Гаррис.

— Должно оыть, — ответил родственник, — мы прошли уже добрых две мили.

Гаррис начинал чувствовать смущение, но все еще бодрился, пока не наткнулся на кусок пряника, валявшийся на земле. Родственник Гарриса клялся, что видел этот самый кусок семь минут назад.

— О, не может быть! — сказал Гаррис.

Но женщина с ребенком заявила, что, «напротив, очень может быть», так как она сама приняла у ребенка этот пряник и уронила его еще за минуту до встречи с Гаррисом. Она прибавила, что лучше бы ей вовсе не встречаться с Гаррисом, и высказала предположение, что он обманщик. Гаррис воз¬мутился. Он вынул карту и изложил свою теорию.

— Карта была бы очень кстати, — заметил один из спут¬ников, — еелп бы только мы знали, где находимся.

Гаррис именно этого и но знал. Он предложил вернуться к выходу и начать сызнова. Последняя часть его предложения не возбудила энтузиазма, но первая — относительно возвраще¬ния к выходу — была принята единодушно. И вот все по-тащились в обратный путь. Минут через десять вся компания очутилась в центре лабиринта.

Гаррис хотел было сказать, что он сюда и направлялся, но настроение толпы показалось ему опасным, и он сделал вид, что попал сюда случайно.

Во всяком случае, куда-нибудь надо было итти. Теперь они знали, где находятся, и потому снова взялись за карту.1 Казалось, выбраться ничего не стоит, и они в третий раз тронулись в путь.

Три минуты спустя, они снова очутились —в центре ла¬биринта ...

После этого они так и не могли развязаться с ним. Куда бы ни направлялись, всякий раз возвращались к центру. Это повторялось так правильно, что некоторые решали оста¬ваться на месте и ждать, пока товарищи не сделают обхода и не вернутся к ним. Гаррис извлек было карту, но один ее вид привел толпу в бешенство. По словам Гарриса, он чув¬ствовал в эту минуту, что популярность его до некоторой степени утрачена.

В конце концов, они окончательно сбились с толку и стали звать сторожа. Тот явился, взобрался на наружную лестницу и крикнул им, куда итти.

Но все уже так одурели, что не могли ничего понять. Тогда он крикнул, чтобы они стояли на месте и дожидались его. Они сбились в кучу и стали ждать, а он спустился с лестницы и пошел к ним.

Это был молодой и неопытный сторож; забравшись в ла¬биринт, он не мог отыскать их и тщетно пытался к ним про¬браться; в конце концов, он сам заблудился. По временам они видели его мелькавшим там и здесь, по ту сторону из¬городи, а он, завидев их, устремлялся к ним, — но спустя минуту появлялся на прежнем месте и спрашивал, куда они девались.

Пришлось дожидаться, когда явился к ним на выручку один из старых сторожей».

Автор-юморист не обошелся здесь без преувеличений; но

1 Советую читателю при чтении иметь перед глазами приложенный здесь план Гемптонского лабиринта. — Я. П.

в основном похождения блуждающих по лабиринту описаны довольно правдоподобно. Вы можете сами испытать нечто в этом роде, если вообразите, что находитесь на центральной лужайке этого сада и хотите пробраться к выходу. Какой путь вы изберете? Заострите спичку, уткните ее острием в лужайку и попробуйте вывести ее по дорожкам сада наружу. Вам придется не мало проблуждать по закоулкам и тупикам, прежде чем вы отыщете выход. А что было бы, если бы вы очутились на самом деле в таком саду? Тогда выбраться было бы несравненно труднее, потому что вы не могли бы окинуть взглядом всех дорожек сада, которые на рисунке находятся перед вашими глазами.

142. ПРАВИЛО ОДНОЙ РУКИ

Существует, однако, очень простой способ входить в любой лабиринт, не боясь в нем заблудиться. Пользуясь этим пра¬вилом, можно найти обратный выход из всякого лабиринта, как бы запутаны ни были его ходы и переходы. Вот в чем состоит это правило безопасного блуждания в лабиринтах:

Надо ходить по лабиринту, все время касаясь его стенки одной и той же рукой.

Это значит, что при входе в лабиринт вы должны коснуться его стенки одной рукой (все равно, правой или левой) и во время блуждания в нем неизменно касаться стенки той же рукой.

Попробуйте — чтобы испытать этот способ — применить «пра¬вило одной руки» для мысленной прогулки по плану Гемп- тонского лабиринта. Вооружившись спичкой, вообразите, что вы входите в этот садовый лабиринт и все время прикасаетесь одной рукой его стенок. Вы довольно скоро доберетесь от наружного входа до центра лабиринта. Не опускайте здесь вашей руки, продолжайте итти дальше, касаясь ею стенок, — и безошибочно выберетесь из закоулков лабиринта снова к наружному входу.

Объясним, откуда взялось это удобное правило. Представьте, что вы входите с завязанными глазами в комнату, в которую имеется только один вход (рис. 140). Как должны вы по¬ступить, чтобы обойти ее всю и снова выбраться из нее? Проще всего итти вдоль стен, не отрывая руки от стены (рис. 141), тогда вы непременно добредете снова до двери, через которую вошли. Здесь целесообразность «правила одной руки» понятна сама собою. Вообразите теперь, что стены ком- 128

новым, бели мы вступаем в него в первый раз, и старым, если он раньше уже был посещен. Более двух раз узел не посещается, если держаться рассматриваемого правила. Пра¬вило же гласит следующее. Вступив в новый узел, продол¬жают двигаться дальше согласно правилу одной руки. Дойдя до того же узла вторично (т. е. вступая в старый узел), переходят поперек аллеи к противоположной стене и идут возле нее по правилу одной руки. На рисунке правильный путь обозначен пунктиром. Легко видеть, что описанный ме¬тод достигает цели: все аллеи лабиринта оказываются прой¬денными.

144. ДРЕВНИЕ ЛАБИРИНТЫ

В наше время лабиринты устраиваются для развлечения. Какой-нибудь участок парка отводится под лабиринт; посе¬тители под собственный смех бродят по его извилистым до¬рожкам между высокими стенами живой изгороди.

Но в прежнее время лабиринты сооружались вовсе не для развлечения. Их строили не под открытым небом, а внутри зданий или даже под землей. Было время, когда лабиринты служили средством казни: люди, запертые в них, безнадежно блуждали по длинной сети коридоров, переходов, зал, пока не погибали от истощения и голода. Самый древний лабиринт, по преданию, находился на острове Крите в Средиземном море: переходы его были так запутаны, что, если верить преда¬нию,— сам строитель не мог найти из них выхода. Суще¬ствовал ли в действительности такой намеренно построенный лабиринт на острове Крите — неизвестно. Возможно, что по-водом к появлению этого предания послужили естественные лабиринты в подземных пещерах Крита или запутанные пе¬реходы в его древних каменоломнях.

Но в глубокой древности, без сомнения, существовали и намеренно построенные лабиринты, которые имели целью ох¬ранять могилы. Гробницы богатых правителей окружались сетью запутанных переходов, чтобы оградить их от расхище¬ния. Гробница помещалась в центре лабиринта, и если бы грабителю даже удалось добраться до спрятанных сокровищ, он не отыскал бы обратного выхода. Правило «одной руки» не могло выручить грабителя; в древности об этом правиле еще не знали, а кроме того, оно не всегда, как известно, дает возможность обойти все переходы лабиринта. Легко устроить такой лабиринт, бродя по которому согласно правилу «одной руки», как раз минуете место, где спрятаны сокровища.

 
 
 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика