Первая книжка о музыке (Васина-Гроссман) 1951, 1953 год - старые учебники

Скачать Советский учебник

 Первая книжка о музыке (Васина-Гроссман) 1953

Назначение: Издание рассчитано на самые широкие круги читателей

© МУЗГИЗ Москва  1951, 1953

Авторство: В. Васина-Гроссман

Формат: DjVu, Размер файла:  2.78, 2.73 MB

СОДЕРЖАНИЕ

      К читателям 

      Глава первая 

      Где мы слышим музыку. Музыка в театре, концертном зале, кино, в школе и на улице. Кто сочиняет музыку. Музыка в жизни нашей родины и жизнь нашей родины в музыке

 

      Глава вторая 

      Чем музыка похожа на другие искусства. Чему может научить экскурсия по музыкальной школе. Что такое мелодия, лад, ритм, форма

 

      Глава третья 

      Как люди научились записывать музыку. Как мелодию рисовали в воздухе и на бумаге. Как пришли от рисунка к точной записи. Как записать песню

См. оглавление полностью...

      Глава четвертая 

      Песня — голос народа. Как живет песня в народе. Голоса и хор. Народная песня — источник вдохновения. Песня и романс. Поэты и композиторы. Песни наших дней

 

      Глава пятая 

      Как зазвучали стебель тростника и тетива лука. 

      Что такое гусли-самогуды. Какие бывают музыкальные инструменты и почему их так много. 

      Что такое оркестр. «Семейства» музыкальных инструментов. Что такое рояль 84

 

      Глава шестая 

      Что такое опера. На спектакле оперы «Иван Сусанин». До поднятия занавеса. Занавес поднят. 

      Опера о русском народе и русских людях. Разговор об ариях, речитативах, ансамблях и хорах 100

 

      Глава седьмая 

      Музыка и танец. Как создает народ движения и музыку своих плясок. Русские пляски и хороводы Что говорил о народном танце Гоголь. Откуда к нам пришли мазурка, полька, вальс. Что такое балет. Танец в концертной музыке 129

 

      Глава восьмая 

      О чем может рассказать симфоническая музыка. 

      Песня в симфоническом оркестре. Картины родной природы. Что такое симфония 119 

      Краткий музыкальный словарь 171

Скачать бесплатный учебник  СССР - Первая книжка о музыке (Васина-Гроссман) 1951, 1953 года

Скачать

Скачать...(1951)

Скачать

Скачать...(1953)

См. Отрывок из учебника...

 К ЧИТАТЕЛЯМ 

      О музыке написано много книг, больших и маленьких. Одни рассказывают о жизни великих музыкантов, другие о музыкальных произведениях. Есть много учебников для тех, кто учится играть и петь. 

      Большинство таких книг рассчитано на читателя, сколько-нибудь знакомого с музыкой, получившего некоторое музыкальное образование. В них встречаются музыкальные термины, не всегда известные читателю не-музыканту; нотные примеры, помещенные в них, понятны только тем, кто умеет читать ноты. 

      Гораздо меньше книг написано для любителей музыки, не получивших никакого музыкального образования. И совсем небольшая часть их предназначена для читателей школьного возраста. Автору хотелось помочь юным любителям музыки лучше разбираться в музыкальных произведениях, лучше понимать те мысли и чувства, которые вложил композитор в музыку. 

      Книжка написана и для тех, кто участвует в хоровых кружках и самодеятельных оркестрах. Она поможет им глубже вслушиваться и вдумываться в музыкальные произведения, которые они исполняют. А чем лучше понимает певец или музыкант исполняемое им произведение, тем понятнее и убедительнее оно звучит и для слушателей. 

      В книге вы найдете самые необходимые сведения о том, что такое музыка, об основных видах (жанрах) музыкальных произведений, о голосах, о музыкальных инструментах, об оркестре. Рассказывая обо всем этом, автор иногда касался и истории музыкального искусства, чтобы читатели знали, хотя в самых общих чертах, как оно складывалось и развивалось. В конце помещен небольшой словарь; в нем вы найдете объяснение незнакомого вам слова, например, названия музыкального инструмента или вида произведения. 

      В книжке есть несколько нотных примеров. Они помещены здесь как дополнительные «музыкальные иллюстрации» для тех читателей, которые знакомы с нотной записью. Но текст книжки понятен и без них. А несколько примеров в главе третьей, разъясняющей сущность нотной записи, настолько просты, что доступны любому читателю, даже не знающему нотной грамоты. 

      Не все, написанное в этой книжке, имеет одинаковое практическое значение для любителя — музыканта и слушателя. 

      Например, можно хорошо играть по нотам, совсем не зная, кем и когда была изобретена наша система нотной записи. Можно научиться играть на рояле или скрипке, не зная истории этих инструментов. Но когда мы узнаем, сколько усилий человеческой мысли, сколько лет, а иногда столетий творческого труда было вложено в те простые вещи, которыми мы каждый день пользуемся, — мы начинаем смотреть на них другими глазами, больше их ценим, больше любим. 

      Сейчас «Первая книжка о музыке» выходит вторым изданием, несколько дополненным по сравнению с первым. Автор постарался учесть все замечания, сделанные ему читателями книги. 

      Конечно, здесь собраны далеко не все сведения о музыке. Это не музыкальная энциклопедия, не учебник и не пособие для самообразования. Это — книга для чтения, и автору очень хотелось бы, чтобы читатели не ограничились ею, а заинтересовались и другими музыкальными книгами. И когда, после первого знакомства с миром музыки, вы начнете читать книгу о жизни одного из великих композиторов или путеводитель по музыкальному произведению, они будут вам понятнее, чем раньше. Эта книжка — ступень к другим, более трудным, потому-то она и называется «первой книжкой» о музыке. 

      

      ГЛАВА ПЕРВАЯ 

      Где мы слышим музыку. Музыка в театре, концертном зале, кино, в школе и на улице. Кто сочиняет музыку. Музыка в жизни нашей родины и жизнь нашей родины 

      в музыке. 

      Что такое музыка? Какое место в нашей жизни занимает она? Может ли музыка так же, как и другие искусства, как литература, поэзия и театр выражать мысли и чувства, которыми живут люди? 

      В нашей книжке мы постараемся ответить на все эти вопросы. А для начала просто прислушаемся к тому, что звучит вокруг нас, и подумаем, часто 

      ли мы встречаемся с музыкой в нашей жизни? Давайте совершим небольшую прогулку по московским улицам и будем стараться подмечать все, что имеет отношение к музыке. 

      Начнем нашу прогулку с площади Маяковского, где находится один из самых больших концертных залов столицы — зал имени П. И. Чайковского, великого русского композитора. 

      Подойдем к большим щитам-объявлениям, висящим у входа, — что за концерты состоятся сегодня и в ближайшие дни? 

      Сегодня в зале выступает государственный хор им. Пятницкого. Хор исполняет русские народные песни: старые, сохранившиеся в народе как память о давно прошедших временах, и новые, созданные в советской колхозной деревне. Большое место в программе занимают широко известные всему нашему народу песни В. Захарова, музыкального руководителя хора. 

      А вот и еще афиша — концерт государственного симфонического оркестра. В программе произведения Чайковского: 5-я симфония, увертюра «Ромео и Джульетта». 

      Многие слова на этой афише требуют объяснения: симфония, увертюра, симфонический оркестр — обо всем этом можно рассказать много интересного. Но не будем забегать вперед — отложим рассказ до следующих глав этой книжки. Ведь сейчас наша задача — только заметить, где и как мы встречаемся с музыкой. Поэтому отправимся дальше. 

      Пойдем пешком вниз по улице Горького и послушаем — не зазвучит ли музыка где-нибудь по дороге? Нам посчастливилось: не успели мы сделать и нескольких шагов, как с нами поравнялась колонна бойцов Советской Армии. Впереди — духовой оркестр, играющий походный марш с таким четким и упругим ритмом, что все проходящие невольно подчиняют ему свой шаг. 

      Музыка в армии нужна не только для того, чтобы строевой шаг бойцов был более ровным и четким. Она нужна не только в походах и на парадах, но и в бою. Об этом писал еще великий русский полководец А. Суворов: 

      «Музыка в бою нужна и полезна, и надобно, чтобы она была самая громкая... Музыка удваивает, утраивает армию. С распущенными знаменами и громогласной музыкой взял я Измаил...» 

      О том, как удваивала и утраивала силы армии музыка в дни Великой Отечественной войны, можно привести много рассказов. Так, однажды, во время тяжелых уличных боев за освобождение Тернополя, в городе, неожиданно для самих бойцов, раздались торжественные звуки Государственного гимна Союза ССР. Это военный оркестр пробрался из тыла на передний край для того, чтобы музыкой воодушевлять бойцов, ведущих трудный бой. Под минометным огнем врага он играл гимн, играл боевые походные марши и любимые песни. И под эти звуки бойцы шли вперед еще смелее и увереннее. 

      В кино на площади Пушкина идет картина «Встреча на Эльбе». Вы помните песню Д. Шостаковича из этой картины, кончающуюся словами: «Мир победит войну». Вот и опять мы встретились с музыкой — ведь она звучит в каждой кинокартине. 

      Песни, которые поют герои кинофильмов, часто становятся любимыми песнями нашего народа. Широкую известность получили песни И. Дунаевского (из фильмов «Цирк», «Дети капитана Гранта», «Кубанские казаки» и др.), Т. Хренникова («Свинарка и пастух»), В. Соловьева-Седого («Первая перчатка») и других советских композиторов. 

      Музыка звучит в фильмах и без слов — в оркестре, появляясь обычно в самых важных, в самых напряженных моментах действия. Она выражает душевное состояние героев, усиливает впечатление от того или иного эпизода: торжественного или скорбного, страшного или смешного. Широко использована, например, оркестровая музыка в фильме «Александр Невский» (композитор — С. Прокофьев). 

      Мы дошли до центра столицы. Пройдем налево, на площадь Свердлова, к Большому театру, где каждый день, а по праздникам и два раза в день, ставятся лучшие оперы и балеты. У входа вывешен репертуар театра на всю неделю: «Иван Сусанин» Глинки, «Пиковая дама» Чайковского, «Кармен» Бизе, «Садко» и «Снегурочка» Римского-Корсакова, «Борис Годунов» Мусоргского, балет Асафьева «Пламя Парижа». 

      Как много музыки звучит в столице! А ведь мы еще не зашли на улицу Герцена, в консерваторию, где и в Большом и в Малом залах почти ежедневно выступают певцы, пианисты, играет симфонический оркестр. А если бы мы заглянули в учебные помещения консерватории, мы встретились бы с молодыми музыкантами, приехавшими сюда со всех концов Советского Союза учиться пению, игре на музыкальных инструментах, искусству сочинения музыки. Ведь консерватория — одно из самых больших музыкальных учебных заведений нашей страны. 

      Кто же сочиняет всю ту музыку, которая ежедневно звучит в оперных и драматических театрах, в концертных залах, в кино, в школе и на улицах? 

      По-разному создается эта музыка. Замечательные песни сочиняют народные певцы, может быть, никогда и не учившиеся ни в какой музыкальной школе, и их мелодии переходят от одного певца к другому, постепенно меняясь, отшлифовываясь, становясь произведением уже не одного человека, а целого народа. В нашу, советскую эпоху, когда открыты все пути для роста народных талантов, мно- 

      гив из них, начав с сочинения мелодии, которые они сами даже не умели записывать, получили образование, стали композиторами, научились создавать симфонии и оперы. 

      Для того, чтобы стать композитором, нужно многое знать и многое уметь. А самое главное, нужно научиться выражать в звуках те мысли и чувства, которыми живет весь народ, иначе музыкальное произведение не вызовет отклика в слушателях, окажется мертвым и никому не нужным. 

      Музыкой у нас в стране занимаются не только специалисты-музыканты. Огромное количество самодеятельных оркестров, хоров, даже оперных коллективов увеличивается с каждым днем. О музыке читают лекции и беседы в клубах, музыкальных университетах, по радио. Во ©сех школах отводятся обязательные часы для музыкальных занятий. 

      Значит, музыка занимает не только большое, но и очень важное место в жизни нашей страны. Ей уделяется такое внимание потому, что она, как и всякое искусство, выражает то, чем живут люди, к чему они стремятся, о чем мечтают. Музыка, как и наука, как и другие искусства, служит нашему народу оружием в борьбе за коммунизм, за мир во всем мире. 

      Наследием великих композиторов-классиков справедливо гордится наша родина. Среди имен людей, составляющих гордость русской нации, Иосиф Виссарионович Сталин, который всегда был великим другом искусства, назвал имена Глинки и Чайковского. Это было 6 ноября 1941 года, в трудную годину жизни нашей родины. 

      С любовью, уважением и гордостью говорил о музыке и музыкантах Владимир Ильич Ленин. Слушая одну из сонат Бетховена, Ленин сказал однажды: «Изумительная, нечеловеческая музыка. Я всегда с гордостью, может быть наивной, думаю: вот какие чудеса могут делать люди!». 

      «Песня и стих — это бомба и знамя...», — говорил Владимир Маяковский, величайший поэт нашей эпохи. В самом деле: разве Государственный гимн Советского Союза, слова которого говорят о том главном, что отличает нашу страну от других, не является, действительно, победоносным знаменем нашей страны? Созданный в годы Великой Отечественной войны, он вдохновлял бойцов Советской Армии и, как знамя, вел их вперед и вперед. 

      В годы войны было создано много замечательных песен, которые поднимали дух бойцов на борьбу с фашизмом, угрожавшим не только нашей стране, но и всему человечеству. В первые же дни войны появилась суровая и мужественная песня А. В. Александрова «Священная война». 

      К защите родины и всего мира от фашистского порабощения призывали не только песни, но и симфонические произведения, без слов выражающие чувства, которыми жил тогда весь народ. Такова 7-я симфония Дмитрия Шостаковича, написанная им в осажденном Ленинграде, — одно из самых замечательных антифашистских произведений, созданных в те дни. 

      Музыка является мощным оружием в нашей великой борьбе за мир. Передовая молодежь всех стран с увлечением подхватила «Гимн демократической молодежи» композитора А. Новикова и поэта Л. Ошанина: 

      Каждый, кто честен — 

      Стань с нами вместе 

      Против огня войны! 

      Песни о мире С. Туликова, В. Белого, В. Мурадели и многие другие песни, созданные советскими композиторами, распеваются далеко за рубежами нашей страны, призывая народы к единству в борьбе за мир и демократию. 

      Их поет негритянский певец Поль Робсон, каждый концерт которого в Америке превращается и митинг протеста против власти доллара, в митинг солидарности простых, честных людей. Деятельность Робсона получила высокую награду: в 1952 году он был удостоен международной Сталинской премии «За укрепление мира между народами». Советские песни служат Робсону и другим нашим зарубежным друзьям оружием в их смелой и самоотверженной борьбе. 

      И во всех странах создаются сейчас песни о борьбе за мир, развертывающейся все шире и шире с каждым годом. Эти песни поют в строящих новую жизнь странах народной демократии, поют их, несмотря на все запреты и преследования, и в капиталистических странах. На фестивалях демократической молодежи юноши и девушки всего мира, идя рука об руку, распевают эти песни, вселяющие веру в будущее в сердца простых честных людей. 

      Во многих музыкальных произведениях нашел отражение и мирный, созидательный труд нашего народа. 

      Вдохновенное, творческое преобразование природы простыми советскими людьми — воспето в оратории Дмитрия Шостаковича «Песнь о лесах». Композиторы сочиняют песни о колхозниках — мастерах высоких урожаев, о студентах и об учениках ремесленных училищ. 

      И во всех этих произведениях по-разному, по-своему отражен самый значительный образ советского искусства — образ советского человека, строящего величественное здание коммунизма. 

      Так участвует музыка в жизни нашей страны и всего человечества, так выполняют музыканты свой долг патриотов. 

      Каким же образом выражаются в музыке все эти большие мысли и чувства, чем музыка похожа и чем не похожа на другие искусства? Ответ на этот вопрос наши читатели найдут в следующих главах. 

      

      ГЛАВА ВТОРАЯ 

      Чем музыка похожа на другие искусства. Чему может научить экскурсия по музыкальной школе. Что такое мелодия, лад, ритм, форма. 

      

      Мы с вами уже знаем, что музыка постоянно участвует в нашей жизни. В то же время она и отражает эту жизнь, отражает и большие события в жизни целого народа и чувства отдельных людей — их радости и печали. У музыки для этого не меньше средств, чем у литературы, театра, живописи, скульптуры. 

      Вспомним одну очень известную фортепианную пьесу Чайковского — «На тройке». Много раз русские поэты, писатели, художники воссоздавали в своих произведениях образ зимней дороги, тройки, несущейся вдаль по бескрайней снежной равнине под песню ямщика, то удалую, то заунывную. Все вы помните стихотворение Пушкина «Зимняя дорога» и обращение к «птице-тройке» в поэме Гоголя «Мертвые души». Ту же, знакомую каждому русскому человеку картину нарисовал в своем музыкальном произведении Чайковский, горячо любивший родную русскую природу, с ее простой и скромной красотой. 

      Слушая это произведение, мы различаем в нем и песню ямщика, и звон бубенцов под дугой; ясно встают в нашем воображении поэтические картины русской природы, с ее широкими, зовущими вдаль просторами. 

      Вы часто читали в книгах описания великих исторических битв, вы помните, конечно, картины сражений в романе Толстого «Война и мир», Полтавский бой в поэме Пушкина. Может ли музыка соперничать в этом с поэзией и литературой? Для того, чтобы получить ответ на этот вопрос, надо послушать, например, оркестровую увертюру Чайковского «1812 год» или «Сечу при Керженце» Римского-Корсакова. Музыка этих произведений передает чувства, одушевлявшие русских воинов 

      в их героической борьбе, и рисует самую картину сражения. 

      С неменьшей силой может передать музыка драматические события в жизни отдельных людей, их радости и страдания. 

      Нет повести печальнее на свете, 

      Чем повесть о Ромео и Джульетте, — 

      сказал Шекспир в своей трагедии о юноше и девушке, погибших жертвой предрассудков средневековья. И теперь, когда мы читаем или видим на сцене эту трагедию, написанную около четырех столетий тому назад, нас не может не волновать судьба Ромео и Джульетты. Вдохновившись этим произведением Шекспира, Чайковский написал свою симфоническую увертюру «Ромео и Джульетта». И в музыке оживают образы трагедии: звучит суровый церковный напев — музыкальный «портрет» монаха Лоренцо, слышится яростный шум схватки между двумя враждующими семьями. И, наконец, звучит прекрасная мелодия — выражение чистой, юной любви Ромео и Джульетты. Нам иногда трудно сказать, кто ярче и полнее передал красоту любви, расцветающей наперекор злу и вражде, — Шекспир в своей трагедии или Чайковский в своей симфонической увертюре. 

      А во многих произведениях музыка становится в один ряд с живописью. «Океан — море синее», мерцающие переливы красок, мерное дыхание морских волн — все это с удивительной наглядностью передано в оркестровом вступлении к опере Римского-Корсакова «Садко». А вступление к опере Мусоргского «Хованщина» передает чудесную картину рассвета на Москва-реке. Мы слушаем музыку и словно видим, как загорается на небе розовая полоса зари, как первые лучи солнца золотят купола старинных соборов, маковки колоколен, верхушки крыш, и как постепенно утренний свет заливает все улицы и площади просыпающегося города. Так композиторы становятся иногда живописцами. 

      Мы видим, что в музыке есть много общего с поэзией, литературой, театром, живописью; ее образы могут быть столь же яркими и живыми. Только она пользуется другими средствами — не словами, не красками, а музыкальными звуками. 

      Язык музыки понятен и доступен всем, а не только музыкантам и любителям музыки. Даже совсем маленькие дети сразу отличают грустную музыку от веселой, никогда не спутают музыку колыбельной песни с музыкой марша или танца. Но язык музыки не всем одинаково понятен. Зная, из чего состоит музыка, как строится музыкальная речь, мы яснее понимаем музькальное произведение и глубже чувствуем его красоту. 

      Этому учат в музыкальных школах, училищах, консерваториях. Но не думайте, что человек, не учившийся музыке, не сможет понять законов музыкальной речи. Нужно лишь повнимательнее вслушаться и вдуматься в ту музыку, которую мы постоянно слышим. 

      В предыдущей главе мы с вами совершили воображаемую «музыкальную экскурсию» по Москве. Давайте продолжим ее и пойдем в один из переулков за улицей Герцена. Там помещается музыкальная школа-десятилетка при консерватории, где учатся музыке ваши сверстники. Поднимемся на второй этаж и пойдем по длинному, широкому, светлому коридору. 

      Он очень похож на обычные школьные коридоры; направо и налево — классы, в конце — дверь с надписью на табличке: «учительская». Есть здесь и физический кабинет, и кабинет естествознания: ученики этой музыкальной школы проходят те же общеобразовательные предметы, что и в обычной массовой школе. Но если мы заглянем в один из классов, отделенных от коридоров тяжелой, двойной дверью, мы увидим картину, не похожую на обычные школьные занятия. В кресле за столом сидит тельность музыки. Это не значит, что музыкальный язык может с такой же точностью и определенностью выражать отдельные понятия, как язык слов. Но некоторые особенности строения музыкальной речи имеют много общего с речью словесной. 

      учитель, перед ним стоит мальчик-скрипач и играет что-то очень знакомое и красивое. Двое других учеников тихонько сидят в стороне — вероятно, ждут своей очереди. 

      Музыкальное произведение, которое играет скрипач, часто исполняется в концертах и по радио. Это «Сентиментальный вальс» Чайковского. Сейчас это произведение звучит не совсем так, как мы привыкли слышать, в нем как будто чего-то не хватает. Это понятно: мальчик играет сейчас один, без сопровождения рояля, для того, чтобы и он сам, и учитель могли лучше проверить, точно ли выучена эта пьеса. Но мелодия Чайковского так красива сама по себе, что трудно уйти, не дослушав пьесы — даже и в таком, неполном, звучании. Ведь мелодия — это самое главное в музыкальном произведении, «душа музыки», как часто говорят. 

      Приходилось ли вам, возвращаясь из театра, концерта или из кино после музыкальной кинокартины, напевать потихоньку понравившуюся вам только что слышанную песню? Вы не смогли сразу запомнить ее слова и, конечно, не можете передать ее с той же полнотой, с какой она звучала в хоре с оркестром. Но вы запомнили и спели самое главное — мелодию песни, ее напев. 

      Напев, который может спеть один голос, — это и есть мелодия, основа музыкального произведения. Иногда вполне законченное музыкальное произведение представляет собой только мелодию, одноголосный напев, без подголосков, без сопровождения инструментов. Так часто исполняются народные песни. 

      Помните ли вы рассказ «Певцы» из «Записок охотника»? В нем Тургенев описал слышанное им однажды состязание двух народных певцов. 

      «Он глубоко вздохнул и запел... Первый звук его голоса был слаб и неровен и, казалось, не выходил из его груди, но принесся откуда-то издалека, словно залетел случайно в комнату. Странно подействовал этот трепещущий звенящий звук на всех нас... 

      За этим первым звуком последовал другой, более твердый и протяжный, но все еще, видимо, дро жащий, как струна, когда, внезапно прозвенев под сильным пальцем, она колеблется последним, быстро замирающим колебанием, за вторым — третий, и, понемногу, разгорячаясь и расширяясь, полилась заунывная песнь. «Не одна во поле дороженька пролегала», пел он, и всем нам сладко становилось и жутко. Я, признаюсь, редко слыхивал подобный голос: он был слегка разбит и звенел, как надтреснутый; он даже сначала отзывался чем-то болезненным; но в нем была и неподдельная глубокая страсть, и молодость, и сила, и сладость, и какая-то удивительно беспечная, грустная скорбь. Русская, правдивая, горячая душа звучала и дышала в нем и так и хватала вас за сердце, хватала прямо за его русские струны. Песнь росла, разливалась». 

      Вот как много может выразить напев, даже когда он звучит без всякого сопровождения. 

      Мелодия является главным выразительным средством не только в народной песне, но и в очень больших и сложных произведениях. Музыка, в которой слушатель не чувствует ясной, выразительной мелодии, труднее слушается и запоминается. Это хорошо знали великие русские композиторы, особенно Глинка и Чайковский, музыка которых — и оперная и оркестровая — всегда напевна, мелодична. Силу выразительности мелодии хорошо понимал Римский-Корсаков, когда он в своей опере «Царская невеста» заставил одну из героинь — Любашу — петь песню без оркестрового сопровождения. И этот одиноко звучащий напев с удивительной силой передает чувства тоскующей женщины. 

      Из чего же состоит сама мелодия и как она построена? 

      Музыканты говорят, что мелодия — это одноголосно выраженная музыкальная мысль. В ней, как и в мысли, выраженной словами, есть свои законы построения, законы связи отдельных звуков между собой. Для того, чтобы познакомиться с самыми основными законами строения мелодии и вообще музыкальной речи, нам придется заглянуть еще не в один класс музыкальной школы. 

      Приоткроем потихоньку дверь вот этого класса. Очень знакомая картина: школьники что-то слушают и записывают — наверно, диктант. Но в классе слышен не голос учителя, а звуки рояля. Учитель сидит за роялем и играет какую-то мелодию, а ученики записывают ее. Оказывается, можно писать музыкальные диктанты! Ученики музыкальных школ постоянно пишут их — это очень хорошее упражнение для развития музыкального слуха. 

      Хотя научиться писать музыкальный диктант не так легко, самую сущность, все-таки, можно понять сразу. На нотной строчке, состоящей из пяти линеек, школьники пишут особые значки — ноты, размещая их то на верхних, то на нижних линейках. Как же они узнают, куда именно поставить ноту, обозначающую тот или иной звук? 

      Не все звуки мелодии, которую играет учитель, одинаковы. Одни — звонче, «тоньше», другие — гуще, «толще». Более тонкие, звонкие записываются на верхних линейках, более густые — на нижних. Их и называют обычно «высокими» и «низкими» звуками, хотя это название, конечно, условное — ведь звуки не лежат на каких-нибудь полочках, как книги в шкафу. 

      Мелодия состоит из звуков, различных по высоте, — вот что мы выяснили в классе, где писали музыкальный диктант. 

      Но это еще далеко не все. Попробуйте как-нибудь взять на рояле один за другим несколько звуков различной высоты, нажав несколько разных клавиш. Можно ли это сочетание случайно взятых звуков назвать мелодией? Конечно, нет, так же как нельзя назвать фразой случайный набор слов. Что-то есть в звуках мелодии, что связывает их вместе, что делает мелодию музыкальной мыслью. Давайте продолжим нашу воображаемую экскурсию, она поможет нам разобраться и в этом. 

      В большой — самый большой — класс музыкальной школы собираются школьники и школьницы. Они становятся полукругом, дежурные раздают им нотные листки. Сейчас начнутся занятия общего школьного хора.

 

 

НОВЫЕ УЧЕБНИКИ ИЗ РАЗДЕЛА "МУЗЫКА"

 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика