стр. 21-24 - "Наука и Религия" №3 1978 - (ВИЖУ!)

Читать советские журналы онлайн

 

Операция на глаза

Операцию ведет профессор С. И, Федоров.

СРЕДИ евангельских рассказов о земной жизни Христа особое место занимают сюжеты, связанные с его исцелительной деятельностью. "И ходил Иное... проповедуя евангелие царствия, н исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях", - сказано у Матфея (гл. 4, ст. 23). Он излечил слепого, глухонемого, сухорукого, расслабленного, исцелил 10 прокаженных. Но любого историка медицины постигнет разочарование: он не встретит никаких указании на конкретную лечебную практику, запечатленную составителями евангелие, а потому интересную для нас как свидетельство конкретного медицинского знания той отдаленной поры. Такая не информативность новозаветных легенд об исцелениях понятна: в них отразились не факты иJ медицинской практики, а мечты людей об избавлении от недугов, в те времена несбыточные. Кто мог вернуть глухому звуки мира? Или помочь прокаженному? В реальной жизни не было силы, способной вмешаться в несправедливости природы, облегчить участь ее жертвам. И потому, что не было этой силы в реальном бытии, она стала достоянием легенд о чудесных исцелениях.

Евангельский Христос продолжил собой длинную вереницу предшественников, языческих богов разных народов и духов целителен. Собственно, и врачевал-то он так же, как они: силой молитвы-заклинания, силой не рассуждающей, горячей веры. Случалось, что подобные врачеватели н помогали больным, - такие единичные факты обрастали легендами, передавались из поколения к поколению. Современная наука объясняет механизм такого рода мгновенного исцеления, в нем нет ничего сверхъестественного - это лечение внушением, воздействие на центральную нервную систему, контролирующую работу внутренних органов человека.

Трудно вообразить, какие беды постигли бы человечество, если бы наука, в том числе н медицинская, осталась на уровне религиозного знания. Недуги, которыми н сегодня страдают люди, остались в основном теми же, зато как изменились возможности борьбы с ними. Наше время щедро на открытия, изобретения, на переосмысление традиционных способов лечения.

Взять хотя бы проблему близорукости, заявившую о себе громким голосом в наш век избыточной информации. Растут нагрузки на глаза, прогрессирует близорукость, все больше люден вынуждены пользоваться очками, но и они не всегда помогают. Как бороться с близорукостью, что противопоставить этому недугу века?

Интересные, нетрадиционные методы ее лечения разработаны в Московской научно-исследовательской лаборатории экспериментальной и клинической хирургии глаза, руководимой профессором С. Н. Федоровым.

О врачах этого коллектива, о том, какие задачи ставят они перед собой и как их решают, рассказывает очерк журналистки Натальи Б н а н к и.

К ВОПРОСУ ОБ ОЧКАХ

У многих научных проблем своя история, дальняя и ближняя. Есть она и у той области офтальмологии, с которой мне довелось столкнуться вначале в качестве пациентки.

Кто изобрел очки - точно неизвестно. Легче выяснить, где и когда они появились, хотя и по этому поводу до нас дошли весьма скудные сведения. Считается, что очки были изобретены в Северной Италии, а точнее в Венеции, в XIII веке. Предполагают, что распространение очков в определенной мере связано с началом книгопечатания - с XV веком. В других странах Европы, а затем в Азии очки стали известны лишь в XVI или же в начале XVII века. Примерно в это же время появились они и на Руси. Диоптрической* нумерацией стекол научились пользоваться значительно позже, только в прошлом веке.

Как и всякое изобретение, очки претерпели существенные изменения. Поначалу к глазу приставляли одно стекло. Оно было в оправе, на длинной ручке. Затем соединили два стекла, оставив ручку, - это знаменитый лорнет пушкинской поры. Впоследствии возник вариант оправы с переносьем и заушинами.

Потребность в очках появилась значительно раньше, чем все эти модификации. В начале первого века нашей эры римляне, читая, пользовались стеклянной колбой, наполненной водой (вода увеличивает предметы). Император Нерон наблюдал бои гладиаторов сквозь шлифованный изумруд.

Кажется, не сохранилось даже упоминания о том впечатлении, которое произвело на людей изобретение очков, хотя событие, скажем прямо, было ошеломляющим. А вот теперь, на исходе нашего века, человечество, чтобы лучше видеть, пробует... снять очки.

 

* Диоптрия - единица оптической силы линз и других осесимметричных оптических систем.

 

Еще в 1508 году Леонардо да Винчи придумал очки-невидимки. Мы такие очки называем контактными линзами. Небольшие, прозрачные, немного выпуклые, с определенными диоптриями, они накладываются прямо на глазное яблоко и внешне незаметны. Контактные линзы можно использовать при любых формах роговой оболочки глаза.

Еще более необычное решение проблемы нашел известный офтальмолог профессор Святослав Николаевич Федоров. Очки он запрятал внутрь глаза. Как известно, после удаления катаракты больному предлагают очки с высокой диоптрией. Когда Святослав Николаевич удаляет помутневший хрусталик, вместо него он вставляет линзу величиной буквально с ноготок, 5 миллиметров в диаметре и 0,35-0,40 миллиметра толщиной. Она крепится на радужной оболочке глаза с помощью трех дужек и трех анте- нок. Дужки заводятся за радужную оболочку, антенки лежат на ней.

"Сооружение простое, как помидор", - любит приговаривать профессор. Но это простое сооружение - новое, оригинальное слово в науке о зрении, метод, каким в клинике, руководимой Федоровым, добиваются многообещающих результатов. Изучение близорукости идет по нескольким направлениям. Непонятны без специального объяснения мудреные медицинские термины, обозначающие разные виды хирургического вмешательства на глазу, - кератотомия, кератомилез, склеропластика. За ними стоит стремление ученых вмешаться в несправедливый приговор природы, изменить судьбу, которую она уготовила человеку, страдающему дефектами зрения.

НАТАША БУДИНА

Давайте уточним, что же происходит с глазом при высокой, прогрессирующей близорукости. Форма глазного яблока - обычно шаровидная - становится овальной за счет растяжения и утончения наиболее пластичной ткани склеры (наружной оболочки глазного яблока). Это может привести к полной потере зрения, так как нарушается питание в заднем отделе глаза. Таково следствие. Какова же первопричина?

По этому поводу существует немало суждений. Скорее всего, основная причина возникновения близорукости - усиленная зрительная нагрузка на близком

расстоянии, которая приводит к увеличению внутриглазного давления. А это в свою очередь вызывает растяжение наружной оболочки глаза и его удлинение.

...К Наташе Будиной болезнь подкралась неожиданно, исподтишка, как удар в спину. Ей было десять лет, когда грипп обернулся тяжелейшим осложнением на глаза. Поначалу врач прописал очки - минус 3, а немного погодя - минус 5. С каждым годом. близорукость увеличивалась. Недавно Наташе исполнилось тридцать лет, теперь у нее очки с диоптрией 25, такие стекла изготовляют по специальному заказу.

Наташа с трудом справлялась с болезнью. Когда просыпалась, первая мысль - где очки? Куплено было несколько пар, но они, как назло, постоянно куда- то терялись. Без очков она ничего не видела, да и в них-то видела ненамного лучше. На ощупь доставала хлеб, сахар. По квартире двигалась сравнительно просто, а вот вне дома возникало много препятствий. В магазине мучилась оттого, что не могла прочитать цены, а спросись стеснялась: Но самое неприятное - улица. Иногда становилось так страшно, что Наташа не выдерживала и просила кого-нибудь перевести через дорогу.

Она знала, что прогрессирующая близорукость, да еще такая высокая, ведет к слепоте. Знала и гнала прочь такие мысли, и все-таки к очкам, этой единственной палочке-выручалочке, за долгие годы так и не могла привыкнуть. Иногда ей даже казалось, что они ее душат. Решила было носить вместо очков контактные линзы, их приходилось надевать утром и снимать на ночь - процедура не из простых. К тому же линзы быстро изнашивались и в итоге пришлось вернуться к ненавистным очкам.

О своей болезни Наташа Будина прочла уйму книг и журналов. Знала она и об уникальных глазных операциях в клинике профессора С. Н. Федорова. Не так давно там побывала ее сослуживица. Правда, у той близорукость намного меньше - 8 диоптрий, но рассказывает, что уже через два часа после операции была дома. Делали ей на глазах "насечки"...

Так окрестил операцию кератотомия Святослав Николаевич. Название точное, точнее не придумаешь. Если посмотреть на прооперированный глаз через щелевую лампу, в середине будет виден небольшой кружок с расходящимися от него 16 радиальными лучами У(что-то вроде кружевного медальона). Делает эти операции и Федоров, и другой хирург - Валерий Васильевич Дурнев. Кто оперирует, тот сам себе и ассистирует. Никакой подготовки, никаких уколов. Хирург закапывает в глаз обезболивающее вещество, специальным инструментом очерчивает круг в пределах радужной оболочки глаза и от него легонько процарапывает роговицу, как бы делает наметку. В зависимости от степени близорукости намечается диаметр кружочка и длина насечек. Расчет простой: чем выше близорукость, тем меньше диаметр и тем длиннее лучи. По уже сделанным наметкам роговая оболочка глаза прорезается на глубину примерно три четверти миллиметра. Операция на одном глазу длится 5-10 минут. Когда шрамы зарубцуются, и роговица станет более плоской, тогда и установится новая оптическая сила глаза, fЭто происходит на третий-четвертый день.

Для Наташи Будиной этот вариант не годился: слишком высока близорукость. И все-таки она обратилась за советом к профессору Федорову. Он внимательно осмотрел больную, ознакомился с результатами многочисленных измерений, сделанных с помощью современной аппаратуры, - длины глаза, толщины хрусталика, размеров передней камеры.

- Вы будете видеть вдаль без очков. - Святослав Николаевич немного помедлил и добавил: - Но для этого необходимы три операции. Сначала мы займемся левым глазом, он в худшем состоянии, остановим прогрессирование близорукости. Через три месяца - вторая;|операция. Есть надежда скинуть Примерно 22 диоптрии. А когда этот глаз придет в норму, займемся вторым глазом, с ним дело проще: там нет прогрессирующей близорукости.

Операций Наташа не боялась.

Все что угодно - только бы видеть! Смущало другое: видеть

без очков. Это при ее-то близорукости? Фантастика какая-то!

ИГРА В ЧЕТЫРЕ РУКИ

Сидя перед. операционной, я сразу обратила внимание на очки этой девушки. Не очки, а целые телескопы.

В больнице симпатии возникают быстро. Мы разговорились, и Наташа - это была она - охотно рассказала о себе. Несколько лет назад она поступила на биофак. С ее зрением сдавать вступительные экзамены, учиться было очень трудно. Когда окончила университет, возникли новые сложности. По той же причине не брали в лабораторию, куда она так стремилась. Устроилась на другую работу, вышла замуж, родила дочь. Словом, жизнь шла своим ходом, все вроде бы налаживалось. Одно только плохо - она почти ничего не видела.

...В операционную мы входим вместе, как старые приятели. Наташа укладывается на приготовленное для нее ложе, я устраиваюсь справа от стола, откуда лучше видно.

Операционная сестра закрывает лицо Наташи белой простынкой с круглым окном для глаза. Хирург Нина Васильевна Карамазова делает два обезболивающих укола.

Удивительно, как белая шапочка и маска меняют выражение лица. Все хирурги становятся похожими друг на друга. И при этом в их облике появляется какая-то значительность, сосредоточенность, отрешенность. Так сейчас и с Ниной Васильевной: больная - и она, ничего больше в этот момент не существует.

Чтобы остановить прогрессирующую близорукость высокой степени, надо укрепить задний отрезок глаза, ставший сильно растянутым и тонким. Укрепить - значит затянуть его как бы в корсет. По сути - идея простая. Но, как и из чего сделать корсет? Нужен материал, не чужеродный глазу, такой, который приживается в нем. Наиболее подходящей оказалась лента, вырезанная из склеры умершего человека. Высушенная, законсервированная, она готова к новой службе. Смоченная водой, вновь эластичная, такая лента всегда под руками хирурга.

Прежде всего нужно добраться до мышц. Нина Васильевна делает разрез в конъюнктиве. Если представить глаз в виде циферблата, то, условно говоря, она начинает разрез на 12 часах, а потом ведет его вниз, к 6 часам. Как бы очерчивает полукруг. Даже без микроскопа видно, как движется инструмент по поверхности глазного яблока.

Теперь мышцы освобождены, сначала выделена верхняя наружная мышца, потом нижняя прямая и, наконец, нижняя косая. Особенно много времени уходит на обработку нижней косой мышцы. Она наиболее мощная и широкая. Впрочем, вся операция требует предельного внимания: не сдавить бы сосудистонервные образования глазного яблока, не задеть зрительный нерв...

Операция идет своим ходом. Под мышцу продергивается нитка, ее наматывают на специальный зажим. Один, два, три, четыре зажима. Такое впечатление, что на глаз надели "сбрую".

Пациентка не испытывает болевых ощущений, она даже переговаривается с хирургом. И вдруг неожиданное: "Мне плохо".

Как раз в этот момент ассистент натягивает "сбрую", чтобы дать возможность Нине Васильевне протолкнуть ленту под верхнюю наружную мышцу. Руки хирурга и руки ассистента действуют, не сталкиваясь и не мешая друг другу, это как слаженная игра в четыре руки.

Что делать? Остановить операцию нельзя, продолжать тоже опасно: вдруг Наташа потеряет сознание и, что самое худшее, дернется? Медсестра быстро вводит лекарство в вену, и уже через несколько секунд Наташа приходит в себя.

Операция продолжается. Вот уже последний ее этап - "вышивание", хирург зашивает конъюнктиву.

Через несколько месяцев лента приживется, образуется рубец соединительной ткани, он-то и будет укреплять заднюю стенку глаза, препятствуя развитию изменений в его сетчатке.

Наташа в кресле, ее везут в палату. Сейчас ей нужен сон.

Вижу!..

ВИЖУ, ВИЖУ!..

На экране показан глаз, увеличенный примерно в пятьдесят раз. Смешной человечек, похожий на Буратино, подходит к нему и огромной пилой срезает верхушку роговицы. Затем он обтачивает ее на станке и возвращает на прежнее место. За несколько минут показа этой схемы уясняется идея операции кератомилеза. Чтобы уменьшить близорукость, надо утоньшить роговицу в центре и тем самым изменить ее кривизну.

Мы сидим в фотолаборатории клиники и смотрим цветной фильм, где та же операция показана более подробно. Ведет ее хирург Виктор Константинович Зуев. Впрочем, его не узнать: белая шапочка, маска, голова замотана марлей - необходимые условия стерильности операции.

Я пришла посмотреть, как Зуев оперирует Наташу. Перед тем как ее отвозили в палату, она успела мне сказать: "Видела вас, Наталья Павловна, видела отчетливо ваши глаза".

Операция кератомилеза не только по-своему красива, но и предельно лаконична. На специально подготовленный глаз устанавливают кольцо с высокой ручкой. В кольце - они бывают разные по диаметру и толщине - рельсы. Острое лезвие вставляется в аппарат, напоминающий электрическую машинку для стрижки волос, только уменьшенную раз в десять. Эта конструкция движется по рельсам кольца, срезая лезвием верхние слои роговицы глаза. Срезанная, она похожа на линзу - белая, прозрачная, диаметром 8 миллиметров и толщиной 0,4-0,5 миллиметра. Зуев укладывает срезанную роговицу в баночку. Значит, полдела сделано. Теперь - станок, к которому переходит Виктор Константинович. Глаз больного закрыт сейчас предохранительной синей крышечкой- по размеру его роговой оболочки.

Для уменьшения близорукости центральную часть роговицы предстоит утончить примерно на одну треть. Специальным инструментом с нее снимают (употребим привычный образ) стружку. Чем выше близорукость, тем толще снимается стружка.

Затем, возвращая линзу - обработанную роговицу - на ее природное место, хирург, как бы приметывая, делает на воображаемом глазном циферблате четыре фиксирующих шва - на 3, 6, 9 и 12 часах, а затем шьет круговым, непрерывным швом, напоминающим мережки белошвеек. С той только разницей, что толщина ниток, равная 23 микронам, в три раза тоньше человеческого волоса. Шьет ювелирно, ровно, нигде не перетягивая...

НАТАША ЧИТАЕТ ЧЕТЫРЕ СТРОЧКИ

Сюда приезжают из разных городов страны. В регистратуре поликлиники не переставая звонит телефон. Около кабинетов больные почему-то не сидят, а стоят. Наверное, когда стоишь, кажется, будто твоя очередь подойдет быстрее. Зуев принимает в кабинете № 5. Это комната с затемненными окнами, с традиционной щелевой лампой офтальмологов. На стене хорошо всем знакомая доска с буквами

- от больших плакатных до совсем крохотных, рядом столик с набором стекол.

В потоке больных люди разного возраста. Многих Зуев знает давно, называет их по имени, спрашивает о домашних, делах.

Перед кабинетом двое мужчин о чем-то оживленно беседуют. Оба в темных очках. Тот, что повыше, - Александр Владимирович Овсянкин. Его собеседник

- Владимир Павлович Барашков. Александр Владимирович не видел 20 лет. Стаж темноты Владимира Павловича много меньше- пять лет. У обоих как результат несчастного случая - ожог глаз. Ожоговые больные - одни из самых сложных. Но здесь исследованием установлено, что не повреждены ни зрительный нерв, ни сетчатка глаза. Как не попробовать! И Виктор Константинович решил использовать все возможности, которые дает современная офтальмология.

Александр Владимирович снимает очки. Глаз кажется немного странным. Нет привычной радужной оболочки, на месте зрачка черная бусинка. Это искусственный зрачок, кератопротез - пластмассовая трубочка с определенными диоптриями. И человек видит.

Вторая половина дня, больные идут не так густо. Пришла снимать швы Наташа Будина. Точно, уверенно действует Виктор Константинович. Наташа пересаживается поближе к доске: проверка зрения. Слышу, как она читает: ШБ, МНК. Первая, вторая строчки. Она умолкает, а мы ждем и волнуемся. Наконец Наташа продолжает. На счету четыре строчки. Результат хороший. Прошло два месяца, можно надеяться, что через какое-то время она будет видеть еще лучше.

После операции Наташа долго не могла привыкнуть, что из ее жизни ушел серый фон. Подчас ловила себя на м, что по-прежнему ходит осторожно и носит себя, как стеклянный сосуд. По- прежнему хотелось все потрогать и пощупать. Иногда казалось, что и операции, и выздоровление ей приснились. Тогда во сне она начинала кричать, звать на помощь теперь это случается все реже

Коридоры опустели, закончился прием. Завтра наступит новый день, придут новые больные. Для них это будет надежда вновь обрести многокрасочный мир - и не с помощью чуда, а гнилои земной, мудрой и доброй науки

Перейти на страницу загрузки

СКАЧАТЬ "НАУКА И РЕЛИГИЯ" №3 Март 1978 год

 

 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика