стр. 46-48 - "Наука и Религия" №3 1978 - (Его главное дело)

Читать советские журналы онлайн

ЕГО ГЛАВНОЕ ДЕЛО

Б. МИХЕЛЕВА

100 лет со дня рождения Емельяна Ярославского

Емельян ЯрославскийЕмельян Ярославский В якутской ссылке. 1914 г.

Напечатанная на серой, самой дешевой бумаге брошюра называлась "Катехизис солдатский" и составлена была, как и положено катехизису, из вопросов и ответов. Вопросы были знакомые: "Что есть воинская присяга?", "Кто такие враги внутренние и внешние?" Но вот ответы заставляли призадуматься... 1907 год, первая русская революция шла на убыль. Правда, еще пылали пожары крестьянских восстаний, да и в городах продолжались выступления рабочих. Многим из тех, кто сейчас в казарме слушал "Катехизис", самим приходилось стрелять в "бунтовщиков": ведь они-то - учили солдат - и были врагами внутренними. Иной солдат и рад бы не стрелять, но страшно было присягу нарушить - на кресте клялся служить царю и отечеству.

А в "Катехизисе" говорилось: "Наше отечество- это мы сами, наши отцы и матери, братья и сестры, друзья и товарищи-рабочие, городская и деревенская беднота. Наше отечество - это наш труд... вся бесправная Россия, Россия ограбленная, разоренная - вот отечество наше..." И дальше: "Верующего солдата запугивают, ежели клятву-присягу нарушишь, в геенне огненной денно и нощно на огне жарить будут... Да ведь присяга-то не добровольно дана, поди откажись, значит, и нарушить ее не грех".

Попадали и раньше в казармы листовки и брошюры, призывали солдат не нарушать библейскую заповедь "не убий", но эта была особенно доходчивой и сразу все ставила на свои места. И получалось, что враги внутренние - совсем и не враги, а братья, "идут на войну все одинаково, какой бы веры ни был, и умирают одинаково - пуля и штык не разбирают, какой веры солдат". Выходит, что отечество - это одно, царское правительство - другое, и служить им одновременно-все равно, что сразу господу и Сатане.

Дочитывали брошюру до конца, до подписи "Солдат социал-демократ Володя".

В течение нескольких дней "Катехизис солдатский" красовался на витринах книжного магазина на Невском. Название вполне благонамеренное,

 

Фотографии взяты из фондов Центрального Музея Революции СССР.Фотографии взяты из фондов Центрального Музея Революции СССР.

 

книжка напечатана в Киеве в типографии И. И. Чоколова, как указывалось на обложке. Однако, когда полиция узнала, о чем в нем говорится, да оказалось, что нет в Киеве никакой типографии Чоколова, а напечатана брошюра нелегально, все непроданные экземпляры были конфискованы.

А через некоторое время попал за решетку и "солдат Володя" - профессиональный революционер Миней Губельман, только что вернувшийся из Лондона с V съезда РСДРП. У властей к нему был большой счет, и "катехизис" в нем - капля в море.

Постоянный корреспондент ленинской "Искры", активный участник социал-демократических организаций Читы, член Петербургского комитета РСДРП М. Губельман и прежде не раз попадал в руки царских ищеек. Сидел в печально знаменитых "Крестах" в Петербурге, объявлял голодовку в одесской тюрьме; сделав пролом в стене, бежал из Сущевского полицейского дома в Москве. И всякий раз, как только удавалось вырваться на свободу, продолжал революционную работу. Он организовал бойкот выборов в Булыгинскую думу в промышленных центрах Поволжья, вел революционную работу в Туле, Костроме, Ярославле. Создавал военную организацию при Московском комитете РСДРП. Принял участие в московском вооруженном восстании в декабре 1908 года.

И вот в 1907 году снова арест, опять "Кресты". Впереди годы каторги - так определил суд. Однако заключенный не теряет бодрости духа, и в этом ему помогают товарищи по революционной борьбе. Неожиданно он получает привет от ярославских рабочих и скромный подарок - небольшую сумму денег, чтобы облегчить ему пребывание в тюрьме.

С Ярославлем у Губельмана связано многое. Он прибыл туда 17 октября 1905 года, когда был обнародован царский манифест. Вместе с В. Р. Менжинским и Н. И. Подвойским руководил общей забастовкой, устраивал массовые митинги. Здесь он начал пропаганду среди солдат Фанагорийского полка, того самого, который в 1895 году получил личную благодарность Николая II за расстрел бастующих рабочих. "Молодцы, фанагорийцы!"- эти слова венценосного погромщика легли на полк несмываемым пятном. М. Губельман в свое время сам служил рядовым 18-го Сибирского стрелкового полка, он хорошо знал солдатский быт, солдатские заботы. Да и само время работало на него. Осенью 1905 года армия уже не была тупой однородной массой, безропотно подчиняющейся приказу начальства. Слова агитаторов об общности интересов солдат, рабочих и крестьян получали отклик в казармах. И когда "черная сотня" решила устроить в Ярославле погром, фанагорийцы опубликовали в местной газете заявление о том, что будут с оружием в руках охранять порядок.

Жизнь заставляла профессиональных революционеров менять имена, выступать под псевдонимами. Немало их было и у М. Губельмана. Именно здесь, в революционном Ярославле, он назвал себя Емельяном Ярославским и под этим именем позже стал известен всей стране.

Круг его интересов, как и у большинства профессиональных революционеров, был необычайно широк. Этому способствовали и внешние обстоятельства - необходимость менять род занятий, а порой даже облик, но прежде всего, конечно, это было обусловлено повышенным интересом к жизни, к самым различным областям знаний. Ярославский был самоучкой. Тем не менее он знал несколько языков, в тюрьме изучал философию, естествознание. Живо интересовался авиацией, написал статьи "Аэроплан в будущей войне", "Аэропланы и их применение во флоте" (спустя много лет он первым поставил вопрос о широкой государственной помощи К. Э. Циолковскому). С юных лет увлекался ботаникой, с 1897 года в течение пяти лет переписывался с ботаническими садами Вены и Тарту (Юрьева), находясь в Забайкалье, изучал местную флору. Попав перед первой мировой войной на вольное поселение в Якутию (после Нерчинской каторги и Горного Зерентуя), он продолжал занятия ботаникой, нашел лекарственное растение эфедру. Оно и другие открытые им растения вошли в Ботанический атлас Академии наук. В Якутии Ярославский занимался краеведением, работал хранителем местного музея, принимал участие в экспедиции по реке Олекме.

Партия направляла Ярославского на самые различные участки работы. Он был и военным комиссаром, и редактором газет, участником революции и ее историком. Однако самым главным делом его жизни стал атеизм. Мы знаем его прежде всего, как виднейшего организатора атеистического движения в стране, одного из создателей Союза воинствующих безбожников и бессменного его председателя, автора многих книг по атеизму.

К главному делу своей жизни он пришел не случайно. Ему, революционеру-пропагандисту с огромным опытом работы в массах, было очевидно, что народ - рабочие, крестьяне, солдаты - запуган и придавлен не только- материально, но и духовно, и в этом были повинны его пастыри. Однако в годы первой русской революции начинать с разоблачения самой религии было еще нельзя-это могло многих отпугнуть от политической революционной борьбы. И поэтому в уже упомянутом "Катехизисе солдатском" Ярославский, по его собственному выражению, сделал попытку "стать на точку зрения верующего солдата", что не помешало ему достаточно четко выявить социальную роль религии.

В Петербурге 9 января 1905 года Ярославский был среди рабочих в колоннах, шедших с петицией к царю. Вместе с другими большевиками он пытался отговорить рабочих от участия в безумной затее Талона '. Позднее в статье "Роль духовенства в 1905 г." Ярославский писал: "Накануне 9 января Гапон говорил рабочим: не берите с собой оружия, берите с собой булок, потому что, может быть, придется ждать и вы проголодаетесь". Ярославский предупреждал: "Не булки надо брать с собой, а хороший револьвер. Вас кормить будут не булками, а свинцом".

Февральская революция застала Ярославского в Якутии. В марте - апреле 1917 года здесь проходил съезд якутов и русских крестьян. По предложению Ярославского была принята специальная резолюция: свобода совести и свобода вероисповедания - неотъемлемое право каждого; церковноприходские школы должны быть преобразованы в светские, государство должно прекратить материальную поддержку православной церкви.

В июле 1917 года Емельян Ярославский принял участие в вооруженном восстании в Москве. Он был первым военным комиссаром Кремля, помощником, а затем военным комиссаром Московского военного округа, создавал первые соединения Красной Армии.

В дни революции и в гражданской войне отчетливо проявилась контрреволюционная позиция церкви и ее иерархов. Ярославский разоблачал связь религиозных организаций с белогвардейцами и интервентами. С 1919 года он ведет большую партийную работу сначала в Перми, затем в Сибири, в Сибирском бюро ЦК РКП(б) и в Омском комитете партии. Но и здесь в самых сложных условиях, в разгар гражданской войны он продолжает целенаправленную атеистическую работу. Его курс лекций "Церковь и государство в прошлом и настоящем" собирал огромные аудитории, так как Ярославский умело связывал критику религии и церкви с насущными задачами политической борьбы.

В сентябре 1921 года в Новониколаевске (ныне Новосибирск) проходил открытый суд над белогвардейским бароном Унгерном. Государственный обвинитель Ярославский в своей речи красноречиво показал, как бандит Унгерн прикрывал свою разбойничью деятельность религиозными идеями 2.

Воинствующий атеизм Емельяна Ярославского возник и сформировался не на пустом месте. Понадобилась не только суровая жизненная школа революционера, но и углубленный взгляд историка, осознавшего необходимость крутого переворота в сознании и мировоззрении людей, совершивших революцию. Ярославский стал пропагандистом ленинского атеистического наследия, проводником линии партии в деле атеистического воспитания.

Среди богатого творческого наследия Емельяна Ярославского особое место занимает "Библия для верующих и неверующих". Первые ее главы печатались в газете "Безбожник". Отдельным изданием книга была выпущена в 1925 году. С тех пор она неоднократно переиздавалась, была переведена на многие языки. Ярославский осуществил смелый и своевременный замысел - в иронической форме раскрыл самому широкому читателю жизненные истоки священного писания, дал научную критику Библии. Книга шла нарасхват. Для многих именно она послужила первым толчком к отказу от религиозных взглядов. Попытки церковников опорочит" автора (они предпринимались неоднократно; в Ярославле, например, ходило по рукам письмо, якобы присланное схимнику Амвросию из Афонского монастыря архиепископом Гавриилом, где говорилось, что "действует на земле антихрист - имя же ему Емельян") только увеличивали читательский интерес к "Библии для верующих и неверующих". Всю жизнь Ем. Ярославский трудился на своем посту как преданный солдат революции. Последняя его статья "Советская интеллигенция в Великой Отечественной войне" была опубликована в "Правде" 2 декабря 1943 года - за два дня до его смерти.

1 Подробнее об этом см.: А. Шамаро. Р-е января. "Наука и религия", 1975. 

1 Подробнее об этом см.: Б. Вампилов. Барон в павлиньих перьях. "Наука и религия", 1977

 

Перейти на страницу загрузки

СКАЧАТЬ "НАУКА И РЕЛИГИЯ" №3 Март 1978 год

 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика