стр 48-50 - "Наука и Религия" №2 1978 - (Великий переучет)

Читать советские журналы онлайн

 Литература, искусство

ПОВЕСТЬ, предлагаемая вниманию читателей, посвящена духовному становлению личности. Герой повести, школьник-старшеклассник. ведет дневник, на страницах которого старается выяснить для себя суть и смысл таких нравственных понятий, как долг, честь, совесть. При этом автор не вводит нас в мир обыденной жизни подростка, он сосредоточивает все свое внимание на раскрытии его духовного поиска. Сергей Разин типичен. Правда, не в том смысле, что все или большинство 16-летних такие. Нет, они могут быть такими, а могут быть и другими, они разные, так же как и двадцати, и сорока, и 60-летние. Но в становлении их духовного мира, мира их нравственных ценностей есть ключевые вопросы, к решению которых так или иначе подходит каждый.

Следует иметь в виду, что перед нами не учебник по этике и не философская статья. Это повесть, художественное отображение живой мысли, попытка представить себе ход размышлений молодого человека. Думается. что попытка удалась. И хотя повесть не событийна, она дает возможность представить реальный характер ее героя — обыкновенного юноши, скромного, склонного к философскому осмысливанию того, что его окружает, стремящегося основательно разобраться в тех вопросах, которые его волнуют. Для юности — это черта характерная. Вместе с тем это — то качество души, которое следует пробуждать и воспитывать.

Замечательный советский педагог В. А. Сухомлинский сознательно стремился к тому, чтобы его ученики-подростки становились «маленькими философами». Решение этой задачи он считал чрезвычайно важным для формирования правильного мировоззрения для того, чтобы у молодых людей вырабатывались самостоятельный характер, самостоятельные суждения н, наконец, самостоятельная линия поведения. В этой самостоятельности Сухомлинский видел залог развития, роста человеческой личности. Способность и потребность выработать собственное отношение ко всему, что видит подросток вокруг себя, особенно же способность мерить человека — это ступенька развитии, которая в большой степени определяет новые мысли, переживания, тревоги, заботы подростка, кажущиеся учителю и родителям неожиданными: — писал Василий Александрович в одной своих последних книг.

Повесть С. Соловейчика «Великий переучет» как раз н является попыткой в литературно-художественной форме показать рост человеческой личности. В ней многое для себя, для толчка своим мыслям найдет подросток. Много интересного найдут и взрослые, те, кто озабочен воспитанием юношества. Думаю, что с интересом прочтут эту повесть учителя и. безусловно, она может оказать пользу пропагандисту атеизма — в ней есть попытка показать, что же такое напряженная духовная жизнь без веры в бога.

Конечно, не все мысли Сергея Разина — авторские мысли. Мыслит, сомневается, ищет 16-летний мальчик. Автор вместе с героем пытается разобраться в жизненных противоречиях, но было бы наивно искать в повести окончательные, исчерпывающие ответы на все вопросы.

Сегодня педагогика стоит перед проблемой — научить учащегося думать самостоятельно. Как это сделать? Предлагаются разные методики — не будем здесь вдаваться в педагогические тонкости. Здравый смысл подсказывает, что для этого необходимо, во-первых, уважать собственную мысль учащегося (пусть она будет наивна, в некоторых отношениях беспомощна, противоречива, не во всем доказательна и еще много чего нет, но она — его собственная, им выстраданная, им для себя открытая). И, во-вторых, признавать право на возможную ошибку (думать безошибочно невозможно). Вот поэтому-то нельзя нам строго судить и Сергея Разина.

Сергей думает о мире, ищет в нем свое место. Он хочет многое знать, обрести идею, которая составила бы смысл его существования. Он ищет и свой нравственный принцип жизни, свое понимание существа нравственного, то есть человеческого.

Сначала он приходит к простому выводу: если я верен своим убеждениям. Поступаю по убеждению, мой поступок можно назвать моральным. Сергею кажется, что «теория верности — его собственное очень важное открытие. Так ли это?

Да, человек должен быть верен своим убеждениям, не должен идти на сделку со своей совестью. Но можно ли считать это единственным и универсальным критерием нравственного? Ведь вор поступает в соответствии со своими воровскими убеждениями — но это же безнравственно. У Достоевского Раскольников убивает старуху в соответствии со своими убеждениями, но он же бесчеловечен. Стало быть, верности убеждениям для нравственности мало, хотя, что и говорить, отвратительно, когда люди думают и говорят одно, а делают прямо противоположное.

Мысль юноши ищет более определенные показатели, он начинает понимать, что человек должен сверять свои поступки со своим человеческим достоинством, с честью порядочного человека, с желанием творить добро и не делать зла. Ясно, что и убеждения человека должны быть нравственными. Люди ответственны не только за свои дела и поступки, но и за свои убеждения, свои помыслы, свои намерения.

Именно в этой связи вопрос о воспитании человека сейчас ставится как комплексная проблема — речь идет о воспитании целостной личности, способной к полнокровному развитию своих интеллектуальных, нравственных и физических сил, гармонической личности, умеющей жить высокими помыслами, с большим накалом страстей, постоянно проявляя свою добрую волю.

Для коммунистического человека нет идейности без доброты, а доброты бей идейности. И то и другое — ценности, которые могут быть реализованы в труде на благо людей, в труде, приносящем радость. Труд таким становится только тогда, когда он вливается в жизнь органически и занимает в ней достойное место.

Человек живет тем полнокровней и радостней, чем активней удалось ему осмыслить и освоить тот мир, в который он входит, — мир отношений с людьми, мир чувств, мир сердечных пристрастий и сердечной озабоченности.

И когда Сергей Разин в конце повести приходит к мысли, что все его размышления не нужны, бесполезны, мне кажется, это можно объяснить только юношеской запальчивостью, максимализмом, естественным стремлением к действию. Но мы то, понимаем, что если бы Сергей не прошел путь размышлений и самоанализа, вряд ли он с таким нетерпением старался бы найти активную жизненную позицию. И конечно, однажды начавшийся плодотворный процесс духовного поиска у героя повести, надо надеяться, будет продолжаться всю жизнь.

Повесть С. Соловейчика показывает напряжение мысли, ее борьбу, работу духовных начал в человеке, рост н развитие именно тех сил, которые религия старается объяснить сверхъестественными мистическими причинами. Повесть атеистична в самой своей сути и вместе с тем она одухотворена поисками идеи, нравственного кредо, активной жизненной позиции. На мой взгляд, это удачная попытка ответить на актуальные проблемы воспитания нового человека — человека твердых коммунистических убеждений и высокой коммунистической нравственности.

В заключение я хотела бы посоветовать читателям повести не пытаться «одолеть» ее за один вечер — это не простое чтение, но чтение, требующее особого расположения души, готовности размышлять вместе с автором и героем. Именно такое неторопливое, вдумчивое чтение поможет проникнуть в не совсем обычный строй повести, поможет лучше понять характер ее героя.

Т. САМСОНОВА, кандидат философских наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института методов обучения Академия педагогических наук

Повесть

С. Соловейчик

ВЕЛИКИЙ ПЕРЕУЧЕТ

Всякого рода философия

Открыл новую чистую тетрадь, отогнул обложку, примял ее, чтоб не мешала, и странное чувство меня охватило...

А может, хватит! Может, пора перестать описывать мою жизнь, бросить это занятие, в котором я приобрел некоторую противную бойкость? Какой смысл в дневниках? Разве я и сам, без тетради, не помню любую подробность любого моего дня? Какая, в сущности, тоска — описывать незначительные события маленькой жизни!

Нет, дневник не нужен. Это ясно. Или не так. Дневник — но какой-то другой...Бог

Словно проснулся в эти дни. Словно родился — не заново родился, в впервые, только что родился, не было меня вчера не земле, а сегодня — появился: «Здрасьте!, Вот он я. Серега Разин»

А может быть, человек на то и обречен — постоянно просыпаться? Живет, живет — и вдруг по какой-то причине, сам не зная отчего, он сбрасывает с себя оцепенение и оглядывается: «Где же я был прежде?» Но проходит время, и новая жизнь тоже оказывается сном, и опять человек, вздрогнув, просыпается, опять, недоумевая, смотрит вокруг и с трудом припоминает: «А что за сон я видел? Что там было, во сне?»

Значит, вся жизнь — постепенное пробуждение? Освобождение о, сонного небытия, из которого мы появляемся на свет?

Вот что будет в этой тетради: всякого роде философия. Собрание домашних сочинений на свободные темы. На очень свободные темы. Так и назову ее: «Всякого рода философия». Мне надо размышлять о том, как жить, а не описывать всякие несущественные подробности. Пусть моя рука больше не напишет слов «вчера» и «сегодня». Только «завтра» — это единственное, о

чем стоит говорить. Торжественно объявляю войну глаголам прошедшего времени! Ничего о том, что было, никаких подробностей, никаких «событий», никаких «я сказал» — «он сказал» и, тем более, «она сказала». Я хочу не исповедоваться, а причаститься... К чему причаститься? Не знаю.

Учиться размышлять, не уклоняясь а сторону. Думать упорно. Об одном и том же, часами, неделями, годами. Думать до головной боли! Избавиться от детских мечтаний, когда только задумаешься над чем-нибудь — и уже другое в мыслях, а там третье, и скоро оказывается, что ты не думаешь, а просто рисуешь в уме разные картинки. Нет, не мечтать, а вертеть мысль и так и этак, сосредоточиться на ней, превратить в нечто дельное.

Но откуда вообще берется мысль? Откуда берется возвышенная мысль?

Наверно, от размышлений на возвышенные темы.

Да, конечно, я понял: низкий предмет — низкая мысль. Высокие предметы — высокие мысли. Может быть, потому и привязывают духовное к идее бога, что бог, дух — это высокое, нематериальное. Но разве в обычной жизни нет высоких тем? Я понял сейчас, почему мне стали противны прежние мои дневники. В них разговор о мелком, е значит, низкие мысли...

Всякого рода философия. Заниматься такой домашней «философией» смешно? Пусть. Я должен научиться думать.

Но стоит ли тратить на это время? Ведь страшно подумать; пройдут десятки, сотни, миллионы лет, а я буду лежать там, в земле, оцепенелый... Руки мои, ноги, весь я... Вот рука — сейчас она держит перо и пишет... А потом? По сравнению с тем, вечным, миллиардным сроком — что эта моя маленькая жизнь? Глоток воздуха, передышка между двумя небытиями. Так что же, провести эту коротенькую жизнь, огрызок какой-то, а не жизнь — провести этот драгоценный огрызок в размышлениях о жизни? В философствовании? Какой в этом смысл?  Да если даже один день, один вечер пофилософствовать, так ведь взамен этого живого дня и вечера — миллиард лет мертвых. Мой живой день — миллиард мертвых лет. Так неужели я этот миллиард растрачу впустую?

Как бы это лучше прожить мое живое время? «Чтобы умирая...» Да нет, мне неинтересно, что я буду думать, умирая. Важно, что я думаю сейчас, когда я живой, вот он, весь живой, каждым мускулом, и вот сердце мое бьется, и все

Внучек

почки, селезенка, что там еще? Поджелудочная железа? И железа работает, все работает, и легкие дышат, весь я живой... Так что же я такое сейчас, как я живу этот свой день, эту свою минуту, равную миллиарду лет? Рассматривать прошлое, уже случившееся, все равно что глядеть в подзорную трубу с обратного конца. Попробуем обратить увеличительные стекла в будущее) Как жить? Как это все обставить получше, чтобы без истерики и паники, но и не по-глупому, осмысленно? Думать или не думать? Вот вопрос, посложнее знаменитого «быть или не быть». Такого вопроса нет — быть! А вот как быть — думая быть или не думая? Сознательно быть или как попало?

Нет, этого вопроса тоже нет для меня.

Пусть тетрадь будет лабораторией. Может быть, в ней я добьюсь какого-то результата. Ого, мне нравится это слово — «результат»! Человек — существо мыслящее, говорящее и действующее? Согласен, при условии, что слово ведет к результату, действие — к результату и мысль — мысль тоже с результатом. Какое расточительство — иметь ум и не пользоваться им!

Нет, я неправильно написал. Не всякого рода философия, не все, что я голову придет, а переучет. Великий переучет. Все, что есть в моей душе, вытряхнуть, разложить, учесть и составить список неличных ценностей и недостач... Отойдите от меня, я закрыт на переучет!

О НАЧАЛЕ МИРА

Как хорошо быть новичком! Прийти в компанию, где ни одного знакомого; на улицу, где никогда не бывал; рассматривать непонятные книги; какую-нибудь «Магнитную гидродинамику».

Если бы я стал заниматься философией всерьез, я попытался бы развить «философию начала мира». Ее постулаты? Пожалуйста.

Мир только начинается.

Каждый день — день рождения.

Властители мира — новички.

Ну, и так далее. Да и весь наш мир — разве он не новичок? Разве он не попадает все время на неизвестную улицу? Сейчас людям кажется, что мир стар, а миллион лет назад был молод. Но ведь и миллион лет назад у людей было точно такое же ощущение.

Мир всем и всегда казался старым. Может быть, из этого как раз и следует, что он всегда молод? Старость его — иллюзия, молодость — реальность. Мир всегда в начале мира.

Я сейчас лягу спать, утром проснусь, и в каком мире я проснусь? В новом. В самый первый его день!

Мир уже «готов»? В мире все было, все установилось, все сказано? Нет!

Я не могу объяснить этого, но у меня предчувствие, что сейчас и вправду начинается новая жизнь. Где-то она таится, не видна на поверхности, я не мог бы назвать ее приметы. Я просто чувствую ее. И надо быть на уровне той, новой жизни, в нее войти, а не в старую. Не ошибиться поездом!

Вчера пришлось оторваться от тетради. Философия — философией, а мусорное ведро, простите, выносить надо, и с Алешкой заниматься надо — сам он ни за что за уроки не сядет, а ведь уже в третьем классе... Передаю ему богатый опыт десятиклассника и внушаю гениальную мысль: учиться очень легко, если учиться! Сижу с ним, а сам думаю о своем. Твержу себе, что надо научиться постоянно думать об одном и том же. Вчера подумалось так — а сегодня? Может быть, мысль к утру захиреет, повернется своим глупым боком? Некоторые люди выглядят очень умными, если смотреть на них спереди, а профиль у них глупый.

Новый день пришел и прошел. Смотрел и думал: как же так — все новое? Откуда я взял — ничего окончательного? Что за комедия — новый мир, Начало мира? Посмотри, говорил я себе, как все прочно устроено, заведено, как все крепко сбито, сколько всего понастроено, и дороги проложены, укатаны, асфальтированы. Все улицы покрыты асфальтом — где новые пути? Какой-то бред, легкомысленная фантазия...

Рисунки В. Кауфмата

И все-таки — все-таки мысль пережила этот день, хотя с трудом. Все-таки я смотрю на все другими глазами.

Ах, только бы скорее начиналась действительная жизнь! Надоели все эти полузнания, полузаботы. Рукава засучены, руки чешутся. Я знаю то, чего никто не знает: мир такой же новичок, как и я сам. Мы с миром сверстники, мы с ним легко договоримся.

О ВОЗРАСТЕ

А не странно ли, что видимая мною действительность отличается от действительности всех знакомых мне людей тем, что меня в этом мире — нет

Любой человек может встретить меня на улице, а я не могу. Любой может позвонить мне по телефону, а я не могу. Пробовал набирать свой собственный номер: занято.

Единственный человек на свете, до которого я не могу дозвониться, это я сам! Меня нет в окружающем мире, я себя не встречал ни разу. Все могут узнать меня по голосу, а я своего голоса не слыхал! О всяком человеке я могу думать, держа в голове еще и других людей. Но стоит сосредоточиться на себе, как все остальные мгновенно выпадают из сознания. В точном смысле слова «короткое замыкание»!

Интересно. Пять минут назад я не понимал этого.

Мир и люди — вот они, и они прекрасны. А я? Почему я все время забываю, что я живой? Или это особенность многолюдного и суматошного города — человек теряется в нем и теряет себя?

И все равно я есть, есть, есть!

Но только в странном состоянии я существую. Никакое другое время жизни не определяется в такой степени возрастом, как мое. Тридцать лет человеку или пятьдесят — безразлично, он вспоминает об этом раз в году. А если ему нет шестнадцати — ему напоминают об этом каждую минуту...

И вот, раздумывая, я прихожу к выводу, что, по всей вероятности, я нахожусь сейчас в самой значительной точке жизни. В каждой жизни таких точек три: рождение, взросление, смерть. Рождение и смерть от меня не зависят. Но взросление, второе рождение, возрождение — эту операцию я должен провести вполне сознательно!

Но что это значит — «возраст»? Чем отличаются !6 лет от 1В или 20?

Вот, наверно, мера всякого возраста: ожидание. А что — ничего! Если развить этот взгляд, то можно оторваться наконец от паспорта, от количества лет. Возраст ведь не количественное состояние, не годами исчисляется, а вот чем — надеждами. Чем больше ожиданий, тем моложе человек! В этом смысле юность — рай. Ведь главный признак ада — принципиальная невозможность на что-нибудь надеяться, о чем объявлено с мрачной прямотой: «Оставь надежду, всяк сюда входящий»... Адское существование отличается тщетностью любых усилий: никакой надежды!

А мы полны предчувствий, ожиданий и надежд.

Это по глупости? Большая часть моих надежд не сбудется? Прочь, скучные пророки! Я обязан надеяться! В этом,

если угодно, мой долг. Быть может, в этом и состоит роль юности — пополнять мир надеждами!

А хорошо бы корректировать свою сегодняшнюю жизнь по будущей. Сделал такой-то шаг, такой-то поступок, заглянул в зеркало будущего и увидел себя ожесточенным и усталым. Значит, опасный шаг! Быстрее исправлять! Какой промах природы — не позаботиться об устройстве обратной связи между человеком и его будущим!

Перейти на страницу загрузки

СКАЧАТЬ "НАУКА И РЕЛИГИЯ" №2 Февраль 1978 год

 

 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика