стр. 48-50 - "Наука и Религия" №3 1978 - (Я друг своему народу)

Читать советские журналы онлайн

 Я ДРУГ СВОЕМУ НАРОДУ

Шукюфа МИРЗОЕВА, доктор философских наук

 Я ДРУГ СВОЕМУ НАРОДУ

10 0 лет со дня смерти Мирзы Ф а т а л и Ахундова

По древней восточной традиции, тот, кто первый сообщал отцу о рождении сына, получал муштулуг - подарок. Чем счастливее был отец, тем ценнее муштулуг. Неизвестно, как одарил житель азербайджанского города Шеки торговец Мирза Мамед Таги вестника, который сообщил в один из летних дней 1812 года, что вторая жена родила ему сына. Думаем, что подарок не был особенно дорогим. Уставший от раздоров между женами, от семейных скандалов, Мирза Мамед Таги довольно спокойно отнесся к прибавлению семейства, так же как и к тому, что вскоре вторая жена вместе с сыном Фатали вернулась под кров своего дяди Гад- жи Алескера. Так маленький Фатали оказался на попечении одного из образованнейших людей своего времени. Судьба улыбнулась мальчику: вместо щелкания счетов и перебранки в лавке отца в доме деда он слышит фарсидскую и арабскую речь. Дед заботливо готовил внука к поступлению в религиозную школу - медресе, где он будет изучать фарси и арабский, восточную юриспруденцию, логику, Коран. 13-летний Фатали начал свое образование в древнем культурном центре Азербайджана Гяндже (ныне Кировабад) и через год продолжил его уже в Шеки, куда семья Гаджи Алескера возвратилась из-за русско-иранской войны, разразившейся в 1826 году.

Только в 20-летнем возрасте Мирза Фатали снова попадает в Гянджу. Образование его еще не завершено: по тогдашним нормам ему не хватало мастерства каллиграфии. Этот пробел он восполняет в келье Гянджинской мечети, где живет прославленный поэт-вольнодумец Мирза Шафи Вазех, автор стихов, воспевающих земную красоту, любовь. С жалостью и удивлением слышит Вазех, что юноша Фатали, обучающийся у него секретам почерка "насталик", хочет посвятить себя служению религии: "Значит, ты хочешь стать мошенником и шарлатаном?" Немало озадачив ученика этим вопросом, учитель сказал еще: "Мирза Фатали, свою жизнь не проводи среди этих отвратительных людей, выбирай для себя другую профессию". С этого дня Мирза Шафи раскрывал перед юношей не только секреты искусства каллиграфии.

Мечте деда Гаджи Алескера не суждено было осуществиться. Вместо того чтобы читать проповеди с минбара, Мирза Фатали, к великому удивлению своих земляков - шекинцев, изучает русский язык в первой русской школе, открывшейся в городе, - без этого он не может считать себя образованным человеком.

С 1834 года Мирза Фатали живет и работает в Тифлисе. Помощник переводчика с восточных языков в канцелярии главного управляющего гражданской части на Кавказе, он встречается с представителями различных слоев общества. Именно в эту пору знакомится он с прогрессивными представителями грузинской и армянской интеллигенции Акакием Церетели, Хачатуром Абовяном, с отбывающим ссылку русским писателем А. Бестужевым- Марлинским. Здесь, в Тифлисе, тогдашнем культурном центре Закавказья, формируется мировоззрение Мирзы Фатали Ахундова - философа-материалиста, писателя-реалиста, одного из ярких атеистов в истории азербайджанской прогрессивной социально-политической и философской мысли.

Огромное влияние на него оказало знакомство с сокровищницей русской литературы, с произведениями русских революционных демократов. Русский язык открывает Ахундову и окно в Европу. Он изучает труды представителей европейского просвещения, происходит его знакомство с Шекспиром, Гюго, Мольером. Мировоззрение Ахундова - философа и писателя формировалось в условиях, исторически важных для дальнейшей судьбы азербайджанского народа. Втянутый в сферу влияния российского капитала, Азербайджан испытывал влияние и прогрессивной культуры русского народа, которое мы ясно видим в творчестве азербайджанских поэтов, философов и прогрессивных деятелей того времени.

В лице Мирзы Фатали Ахундова азербайджанская философия приобретает новый тип мыслителя и демократа: воспитанный на прогрессивных традициях культуры Востока, он органически проникся и лучшими идеями прогрессивной культуры России и Запада. На основе этого синтеза он создает свою философскую систему, направленную против мусульманской схоластики и фанатизма, против восточного деспотизма и религиозного мистицизма.

В философских взглядах Ахундова нет места сверхъестественному творцу. Природа, по его теории, - и творец и творимое. Здесь Ахундов подходит к объяснению происхождения бытия как философ-материалист. Природа - как субстанция и сущность всех вещей - не имеет причины и не нуждается в ней, пишет Ахундов. Он убежден также, что объективный мир, существующий, изменяющийся и развивающийся только по своим внутренним законам, познаваем.

В истории философии Азербайджана Ахундов занимает особое место как один из блестящих критиков идеологии ислама и религиозной идеологии вообще. Наиболее ярко и последовательно взгляд его на религию выражен в знаменитом философском трактате "Три письма индийского принца Кемал-уд-Довле к персидскому принцу Джелал-уд-Довле и ответ на них сего последнего". Сам Ахундов так писал об этом: "Кемал-уд-Довле" является таким произведением, которое до сих пор не имеет себе равного в

"Я друг своему народу..."

своих доказательствах, в открытом разоблачении мусульманской религии". Он считал, что религия является продуктом определенной ступени исторического развития общества. А раз так, то она должна и исчезнуть на определенном этапе истории. "Религия - это выдумка, обман и ложь", - смело заявлял он, рискуя навлечь на себя гнев сильных тогдашнего общества, одним из надежных устоев которого была именно религия.

Воинствующий атеизм Ахундова наглядно выразился в его критике священной книги мусульман -Корана. Книга эта не раз до Мирзы Фатали Ахундова была объектом критики представителей прогрессивной философской мысли Востока. В средневековье философ аль-Кинди отмечал множество противоречий в тексте Корана, а прославленный среднеазиатский мудрец аль-Бируни требовал размежевания науки и религии, тем самым отвергая догмы Корана. Разумеется, критика эта в то время не могла быть последовательной, исчерпывающей.

Ахундов подошел к Корану с позиций материализма и воинствующего атеизма. Прежде всего он доказывал, что Коран - никак не "откровение" самого Аллаха, а обычный продукт творчества людей, в частности Мухаммеда - основателя мусульманской религии. Мухаммед - умный, энергичный и ловкий человек, исходил совсем не из божественных предписаний, а из вполне земных, политических и экономических целей. Ахундов считал, что легенда Корана о боге как творце мира - самая вредная из всех мусульманских легенд. Материальный мир, существующий во времени и пространстве на основе законов, присущих самой материи, возник без вмешательства сверхъестественных сил, доказывает философ.

Коран приписывает Аллаху, хотя и в превосходной степени, то, чем обладают люди: бог обладает зрением, осязанием, памятью, умом и т. д. и т. п. Если это так, иронизирует Ахундов, то бог и человек тождественны, следовательно, и человек может быть творцом природы? А ведь этого ислам никак не допускает.

Религиозная мораль, изложенная в Коране, вызывает гнев Ахундова. Она, по его убеждению, оказывает пагубное влияние на нравственность, воспитывает в человеке раболепие и лицемерие, снимает с него ответственность за свои действия, оправдывает деспотизм и произвол власть имущих. А справедливость и правосудие, якобы присущие кораническому богу? Если бог существует и он справедлив, зачем же допускает самую величайшую несправедливость: одного делает господином, а другого его рабом?.. Изучая текст Корана, Ахундов приходит к выводу, что изображенное в этой книге божество - жестокое, бесчувственное и страшное, обрекающее людей на истребление. Муки, которым подвергаются грешники в аду, в миллион раз превышают меру их преступления. Разве согласуется подобное с качествами бога, которые видят в нем верующие: милосердный, щедрый, милостивый, источник блага? Такой жестокий, такой мстительный бог с его адом, горько заключает Мирза Фатали Ахундов, хуже всякого изверга...

Впервые в истории азербайджанской философской и общественно-политической мысли Ахундов оценил реакционную роль ислама как орудия духовного порабощения народа. Ислам он называл "системой" надувательства простолюдинов ради "пятидневных плотских наслаждений кучки имущих" и с горечью отмечал: "Ислам со времени своего возникновения доселе не принес нашему отечеству ни малейшей пользы, кроме вреда".

Особенно резко выступал философ-демократ против религиозного учения о превосходстве правоверных над неверными, разделяющего народы, исповедующие разные религии, против догмы Корана, запрещающей брать "неверных в друзья". Ахундов призывает разрушить этот запрет, стать на путь общения с другими народами, заимствовать у них науки и искусства.

Казалось бы, весь огонь критики Ахундов направляет против догм ислама. Не значит ли это, что он более снисходителен к другим религиозным учениям? На этот вопрос отвечает он сам: "Не выводи, любезный Джелал- уд-Довль, из моих слов того заключения, что я лично изменил исламу и отдаю предпочтение какой-либо другой религии; напротив того, ко всем вообще религиям совершенно равнодушен и ни к одной из них не питаю сочувствия... Все религии я считаю вымыслом".

Ахундов был страстным поборником женского равноправия. В этом он тоже шел против всех установлений ислама, закрепившего на Востоке неравенство мужчины и женщины, низводившего женщину до положения предмета домашнего обихода, ценимого в зависимости от красоты, молодости, здоровья, трудоспособности. Ахундов призывал общество предоставить женщине-мусульманке достойное место, дать ей возможность получить образование, заниматься общественной деятельностью. Он верил, что настанет время, когда женщины-мусульманки, сбросив с себя черную чадру, станут активными строителями новой социальной действительности.

С Ахундова в азербайджанской философии начинается не только новый этап в истории материализма и атеизма. Он явился создателем эстетической системы, основанной на философском материализме, родоначальником литературной критики.

В своих теоретических статьях и письмах, касающихся проблем эстетики и литературной критики, Ахундов высказывал взгляд на предназначение писателей и поэтов: они должны создавать высокохудожественные произведения, необходимые и полезные народу, только служение ему приносит бессмертие. Он призывал поэтов Востока отойти от традиционных красот, бросить воспевать гурий и святые деяния пророка Мухаммеда и его потомков и обратить взор к насущным нуждам и потребностям народа. Художники должны активно участвовать в преобразовании социальной действительности. И сам он показывал пример именно такого отношения к искусству и литературе, призванным пробуждать общество к новой жизни, к прогрессу. Его литературное творчество - поэзия, яркая драматургия, полная аристофановского юмора, - поднимало актуальные проблемы современной

жизни. В его произведениях проявилась ненависть к восточному деспотизму - злейшему врагу народа, ко всякого рода поработителям, к насилию. В них звучал призыв к равенству - сословий и народов, наций, мужчин и женщин.

Ахундов считал науку и просвещение основными двигателями прогресса. Обучить народ грамоте, по мнению Ахундова, можно лишь в том случае, если заменить арабский алфавит новым, более легким. Однако огромный труд Ахундова, его героические усилия по замене арабского алфавита разбивались о стены ледяного равнодушия. Правительства Ирана, Турции отвергли проект Ахундова. Ахундов обратился к английскому, французскому, австрийскому, прусскому правительствам. Он тешил себя надеждой, что в этих просвещенных странах его проект встретит одобрение и новый алфавит будет введен в училищах восточной словесности и таким образом - через Европу - совершит путешествие по назначению - в мусульманские страны. Но и этим планам Ахундова не суждено было осуществиться. Оставалась одна лишь надежда - на потомков. "...Грядущее поколение и наши дети, несомненно, претворят в жизнь наши идеи", - писал Ахундов.

Вещие слова. В Советском Азербайджане осуществились мечты великого демократа-просветителя, для которого смыслом жизни была забота о благе и счастье своего народа. "Когда я вспоминаю положение своих соотечественников, сердце мое обливается кровью. Я готов пожертвовать всем за народ, я друг своему народу. Наша цель заключается в том, чтобы высоко поднять знамя свободы, справедливости и дать народу возможность спокойно строить свою жизнь, идти к благоденствию и достичь зажиточной жизни".

Сегодня народ, из которого вышел Мирза Фатали Ахундов, народ освобожденный, просвещенный, воздал должное своему великому сыну. Мирза Фатали Ахундов всегда в строю бессмертных борцов за счастье и прогресс человечества.

г. Баку

Перейти на страницу загрузки

СКАЧАТЬ "НАУКА И РЕЛИГИЯ" №3 Март 1978 год

 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика