стр. 71 - "Наука и Религия" №3 1978 (Продолжение 1. Апостол мира)

Правительства Антанты холодно встретили ноту Ватикана. И хотя из этой затеи ничего не получилось, Бенедикт XV продолжал предпринимать дипломатические шаги, могущие предотвратить поражение центральных держав в мировой войне, предопределенное вступлением в нее в 1917 году США на стороне союзников.

АПОСТОЛ МИРА - вырезка из журнала СССР

ВАТИКАН И СОВЕТСКАЯ РОССИЯ

Победа Великой Октябрьской социалистической революции и последовавшая за нею гражданская война в России, поддержка белогвардейских армий крупнейшими империалистическими державами, возникновение на обломках царской империи буржуазных государств - Польши, прибалтийских республик, Финляндии - все эти события вызвали необычайное оживление в Ватикане. Бенедикт XV пытался извлечь из них максимальную выгоду для церкви. Он был убежден, что Советская власть будет задушена объединенными усилиями внутренней контрреволюции и мирового империализма. Назначенный Керенским посланник при папском престоле А. Н. Лисаковский перешел на службу к Колчаку и Деникину. В октябре 1919 года он писал, что папский престол сочувственно относится к "борьбе с большевизмом, которого он более всего боится,

С первых же дней победы Октября Ватикан принял активное участие в создании злобного мифа, рисующего Советское государство в роли гонителя религии и священников. В марте 1919 года в ответ на призыв православных епископов, служивших Колчаку, Бенедикт XV поручил статс-секретарю кардиналу Гаспарри обратиться к народному комиссару по иностранным делам Г. В. Чичерину с протестом против мнимых преследований церковников. Нарком ответил, что в Советской России никто не преследуется за веру, что здесь "не происходит никаких явлений, подобных тем, которые составляли правило в тех странах, где господствовала римско-католическая церковь, по отношению к иноверцам". Чичерин выразил удивление, что папа не протестует против зверств белогвардейцев и иностранных интервентов'.

Еще в апреле 1918 года Бенедикт XV назначил представителем в России, Польше и Прибалтике своего будущего преемника прелата Акилле Ратти. Некоторое время спустя папа назначил его первым ватиканским нунцием при польском буржуазном правительстве. Ратти призывал Пилсудского к крестовому походу против Советской России, приветствуя расширение границ буржуазной Польши за счет украинских и белорусских земель и в то же время резко отрицательно относясь к освобождению исконно польских земель, находившихся под властью Германии. Эта прогерманская линия Ватикана проявилась со всей очевидностью в 1919-1921 годах, во время плебисцита в Верхней Силезии, когда Ратти, назначенный Лигой Наций наблюдателем, высказался за оставление этой территории в составе Веймарской республики. Все это вызвало протесты в Польше, что вынудило Бенедикта XV отозвать Ратти из Варшавы. Стремясь подчеркнуть, что одобряет деятельность последнего, папа после возвращения Ратти в Италию назначил его архиепископом миланским и пожаловал ему кардинальскую шапку, тем самым открыв тому доступ к папской тиаре.

В 1919 году Бенедикт XV принял миссию Петлюры во главе с графом Тышкевичем, после чего направил на Украину своего представителя монаха Дженоки. Только падение Петлюры помешало тому добраться до места назначения. Не посчастливилось и другому папскому посланцу, епископу Мориоидо, назначенному апостолическим викарием и визитатором Кавказа и Крыма. Разгром белых армий закрыл ему доступ на нашу землю.

Активную политику проводил Бенедикт XV и в Прибалтике. Он установил дипломатические отношения с Литвой, Латвией, Эстонией, направил своего легата в Финляндию. Представители Ватикана в этих странах поддерживали ультрареакционные элементы, поощряли антисоветскую деятельность.

Не желая обострять отношений с католической церковью, Советское правительство после победы над силами внутренней контрреволюции разрешило Ватикану направить своего представителя в СССР для посещения католических епархий. Бенедикт XV поручил эту миссию иезуиту д'Эрбиньи. Последний, не ограничиваясь церковными делами, стал собирать сведения разведывательного характера, за что был выслан из пределов страны.

Несмотря на эти неудачи, Бенедикт XV продолжал изыскивать новые лазейки для проникновения в Советскую Россию. В связи с голодом, жертвой которого стало население обширных районов Поволжья, истощенных засухой и долгими годами войны, Ватикан предложил направить туда миссию помощи. Советские органы согласились принять ее, оговорив в специальном соглашении, что сотрудники последней "обязуются воздерживаться от всяких политических действий, прямых или косвенных, как внутри России, так и за границей, противных существующему правительству". Однако, как впоследствии было установлено, Ватикан и на сей раз не удержался от того, чтобы использовать членов миссии для вмешательства во внутренние дела нашей страны.

ПОСЛЕВОЕННЫЕ МАНЕВРЫ

С окончанием первой мировой войны делла Кьеза лихорадочно стремился "втиснуться" в группу держав-победи- тельниц и заручиться таким образом определенными выгодами как в международном плане, так и в итальянских делах. Используя американскую католическую иерархию, папа пытался получить доступ на Версальскую конференцию через президента США Вильсона. В 1919 году тот даже нанес визит в Ватикан, тем не менее к участию в Версальской конференции папский престол так и не был допущен из-за вето, наложенного Италией на это предложение в "Совете четырех". Францию папа пытался смягчить признанием закона об отделении церкви от государства, принятого там еще в 1905 году. В ноябре 1920 года дипломатические отношения Ватикана с Парижем были восстановлены.

10 ноября 1919 года Бенедикт XV официально отменил запрет Пия IX

"Апостол мира"

("Нон экспедитор" - "Не дозволено", 1871 г.) итальянским католикам участвовать в политической жизни и разрешил создание католической "Народной партии" демохристианского типа во главе с падре Луиджи Стурцо. Последняя призвана была воспрепятствовать расширению влияния социалистов и коммунистов. Бенедикт XV признал право глав иностранных государств наносить официальные визиты королю Италии, против чего Ватикан решительно возражал со времени ликвидации Папской области (1870 г.). Он разрешил также контакты между "черными" дипломатами, аккредитованными при Ватикане, и "белыми", аккредитованными при итальянском правительстве. Эти шаги открывали путь к примирению последнего со "святым престолом".

В 1919 году Бенедикт XV, действуя через американского прелата Уолша, добился принципиального согласия итальянского премьера Орландо на предоставление Ватикану небольшой территории и "самостоятельности". Но этому соглашению не суждено было тогда осуществиться из-за отставки кабинета Орландо и последовавшего правительственного кризиса.

Не достигли цели и дипломатические маневры Ватикана, притязавшего на участие в послевоенном урегулировании. Потерпев поражение и на этом пути, Бенедикт XV "не признал" Версальский договор и порожденную им Лигу Наций, что, впрочем, не обеспокоило руководителей ведущих капиталистических держав. Ведь они были уверены, что, несмотря на любые разногласия с папой, всегда можно будет рассчитывать на его участие в борьбе против социализма и коммунизма.

Стремление к лавированию проявилось у Бенедикта XV и во внутрицерковной политике. С одной стороны, он одобрил в 1917 году канонический кодекс - верховный закон для духовенства и верующих, созданный по инициативе его предшественника Пия X. Кодекс был составлен в духе "Силлабуса", осуждал веротерпимость и свободу совести, угрожал загробными муками за малейший отход от папских директив и церковных постановлений. С другой стороны, Бенедикт XV прекратил гонения на модернистов, разрешил в определенных пределах богословские дискуссии, остерегался пускать в ход отлучения и осуждения, к тому же атмосфера мировой войны, революция в России, а затем и революционные события в странах Центральной Европы, подъем рабочего движения в Италии и других государствах Антанты - все это отнюдь не способствовало травле "еретиков". Папа счел благоразумным упразднить конгрегацию Индекса, передав ее функции конгрегации священной канцелярии (бывшей инквизиции). При Бенедикте XV церковные ультра интегралисты, как они себя стали называть, ушли в тень, хотя и не сдали своих позиций. Делла Кьеза приказал распустить тайную полицию, созданную его предшественником. Впрочем, германские войска, оккупировавшие Бельгию, обнаружили там и опубликовали документы, которые неопровержимо докаэывали, что обер-полицмейстер Ватикана монсеньер Бенини и его соглядатаи продолжали шпионить за своими "братьями во Христе" и после формального роспуска и* организации.

Весьма активно проявил себя Бенедикт XV на миссионерском поприще. После первой мировой войны ватиканская конгрегация пропаганды веры, ведающая миссионерством, стала усиленно расширять свою деятельность в Азии, на Ближнем Востоке, в Африке. В 1918 году Ватикан установил прямые дипломатические отношения с Китаем. В 1919 году была опубликована энциклика, призывавшая миссионеров блюсти в первую очередь интересы церкви, а не своих правительств, готовить священнослужителей из местного населения, относиться с большим уважением к национальным культурам и обычаям. Таким путем Ватикан рассчитывал укрепить авторитет миссионеров и тем самым сделать их еще более полезными для колонизаторов.

Ни по внешности, ни по поведению Бенедикт XV не был "яркой" личностью. Современники считали его посредственностью. Вместе с тем он был, несомненно, опытным политиком, сумел в сложных условиях первой мировой войны и послевоенных лет, если не приумножить, то во всяком случае сохранить на прежнем уровне авторитет и влияние католической церкви в капиталистическом мире. Сочувствуя центральным державам, Бенедикт XV наряду с этим ухитрился сохранить формальный нейтралитет, что способствовало распространению клерикального мифа о нем как об "апостоле мира".

В личном плане Бенедикт XV отличался фанатичным педантизмом, его рабочий день был расписан по минутам, и он строго придерживался этого распорядка. Делла Кьеза любил дарить своим приближенным часы, что, по его мнению, должно было способствовать воспитанию у них пунктуальности. Ему нравилось швырять золотые монеты своим слугам и наблюдать, кто из них сумеет завладеть ими в возникшей свалке. При этом менее ловких он тут же разносил как "раззяв".

Вообще Бенедикт XV довольно легко, часто бездумно тратил деньги из казны святого Петра. Ватиканские старожилы утверждают, что когда он умер, то в ней не осталось наличными ни одной лиры. Для покрытия расходов на его похороны и на созыв конклава статс-секретарю кардиналу Гаспарри якобы пришлось влезть в долги к римским банкирам.

Бенедикт XV скончался 22 января 1922 года - неожиданно для его окружения и, надо думать, для него самого. В тот день ему было чуть больше 67 лет - для папы совсем немного. Его смерть, как и его правление, не привлекли особого внимания международной общественности. Впрочем, и в самой курии и церкви никто особенно не горевал по поводу отхода Бенедикта XV в "мир иной". Он не оставил после себя друзей, но не оставил и врагов. Такова участь посредственностей. Наместники бога на земле в этом отношении не являются исключением.

СКАЧАТЬ "НАУКА И РЕЛИГИЯ" №3 Март 1978 год

 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика