стр. 70 - "Наука и Религия" №3 1978 (Продолжение. Апостол мира)

Он буквально тонул а своем троне. Кстати, когда делла Кьеза служил в статс- секретариате, его прозвали "малыш" ("пиколлетто"). Может быть, поэтому Бенедикт XV распорядился, чтобы его короновали не в соборе святого Петра, а более скромно - в Сикстинской капелле.

АПОСТОЛ МИРА - вырезка из журнала СССР

Но этот "малыш" отлично бып знаком со всеми секретами закулисной ватиканской кухни.

Новый папа обнаружил среди бумаг Пия X донос епископа Пьяченцы Пел- лиццари, обвинявшего его в модернистских симпатиях. А так как в подобного рода интригах не мог не участвовать Мэрри дель Валь, то Бенедикт XV немедленно уволил своего бывшего шефа с поста статс-секретаря, назначив его руководителем конгрегации инквизиции с обязанностью еженедельно докладывать папе о текущих делах. Это было явным унижением для любимчика Пия X. Место же статс-секретаря занял кардинал Феррата, известный своими профранцузскими симпатиями. Когда в 1915 году он умер, на его место был назначен кардинал Гаспарри, преподававший в течение 17 лет каноническое право в католическом институте в Париже.

НЕЙТРАЛИТЕТ ПО-ВАТИКАНСКИ

Казалось 'бы, из этих назначений следовало, что Бенедикт XV будет проводить просоюзническую политику. На деле же вышло иначе.

В начале войны в Ватикане преобладало мнение, что победителями окажутся центральные державы. Поэтому Бенедикт XV и его окружение заигрывали с представителями австро-германского блока, хотя и не решались публично на его поддержку. Ведь церковь каждой воюющей страны поддерживала свое правительство. В первом своем послании по поводу войны Бенедикт XV, вместо того чтобы заклеймить буржуазные правительства, ответственные за ее развязывание, предпочел обрушиться на социалистов, надеясь таким образом снискать себе симпатии в правящих кругах обоих соперничавших блоков.

Это обращение вызвало резкое осуждение Ромен Роллана, который тогда записал в своем дневнике: "Папа, голоса которого все так ждали, возвысил его, наконец, и сделал это для того, чтобы осудить... социализм! В новой энциклике сказано, что "менее обеспеченные, которые борются против богатых, не только грешат против справедливости и милосердия, но они совершают насилие над самим разумом, тем более что и они тоже могли бы путем честного соревнования в труде создать себе лучшие условия, если бы они того захотели..." Видно, что человек, написавший это, ни разу не вкусил нищеты... Вся эта мысль основана на поклонении победоносной силе и выражается так: всякая власть - от бога".

Сторонники Антанты усиленно обрабатывали ватиканских прелатов, стремясь перетянуть их на свою сторону. Вскоре после начала войны Великобритания открыла свою дипломатическую миссию при папском престоле. Английские и русские дипломаты оказывали давление на Бенедикта XV, чтобы тот возобновил дипломатические отноше

ния с Францией, да и французы были готовы к этому. Однако папа не спешил с ответом, учитывая тогдашние успехи германских войск.

Отказ папы осудить захват немцами католической Бельгии, бомбардировку Реймсского собора, кровавые репрессии против гражданского населения оккупированных территорий - все это вызвало волну возмущения среди населения союзнических государств, подогреваемую властями. В некоторых французских провоенных газетах, например, Бенедикта XV прямо называли "папой- бошем" ("боши" - ругательная кличка немецких оккупантов), а противники Ватикана в Италии перекрестили его из Бенедетто XV в "Маладетто XV" ("Проклятый XV"),

Правительство Италии долго не могло решиться, на чьей стороне ему вступить в войну. Оно добивалось территориальных уступок от Австро-Венгрии за свое согласие присоединиться к блоку центральных держав. Ватикан в свою очередь был заинтересован в этом. С присоединением Италии к центральным державам возник бы своего рода католический блок, победа которого не только расширила бы влияние святого престола в Восточной Европе, но и укрепила бы его международные позиции.

Ватикан пытался склонить Вену удовлетворить претензии Италии. С таким демаршем перед Францем-Иосифом, например, выступили архиепископ Вены кардинал Пиффль и папский нунций Скапинелпи. Но они только разъярили императора, который с возмущением отверг итальянские притязания. Зато союзники охотно наобещали итальянцам, разумеется за счет Австро-Венгрии, всего, чего те просили, в том числе - не привлекать Ватикан к послевоенному урегулированию. Таким путем итальянское правительство пыталось лишить Ватикан возможности воскресить на мирной конференции "римский вопрос".

Папа узнал точную дату вступления Италии в войну на стороне союзников и заблаговременно сообщил ее центральным державам через своего приближенного - немецкого прелата Гер- лаха, работавшего на германскую разведку. Итальянские власти обвинили Герпаха в шпионаже, что вынудило его бежать в Швейцарию.

Вступление Италии в войну весьма осложнило положение Ватикана: почти

все духовенство страны поддержало это решение, а лидер католических группировок Фелиппе Меда занял пост министра финансов. Под давлением итальянских властей дипломатические представители центральных держав были вынуждены покинуть Ватикан и перебраться в Швейцарию. С другой стороны, Берлин и Вена не скупились на изъявления симпатий в адрес Бенедикта XV, обещая в случае своей победы восстановить Папскую область. Стремясь обострить отношения папы с Италией, немецкие агенты уговаривали его покинуть Ватикан и перебраться на время войны в Испанию, куда приглашал его прогермански настроенный король Альфонс XIII.

Однако Бенедикт XV предпочел остаться в Ватикане и после вступления Италии в войну обязался не создавать препятствий итальянскому правительству и одобрил участие в нем Меды. В беседах с дипломатами и журналистами стран Антанты он уверял, будто любит

Францию и Бельгию. В ноябре 1916 года папа даже назначил 10 новых кардиналов, в том числе трех французов и ни одного из центральных держав. Но одновременно с этими заверениями Бенедикт XV не скупился на жесты и в пользу австро-германского блока. В марте 1915 года, например, незадолго до вступления Болгарии в войну на стороне Германии, папа снял церковное отлучение с болгарского царя Фердинанда, наложенное на него еще Львом XIII за переход наследного принца Бориса в православие. Избрание в том же году генералом иезуитского ордена онемеченного польского аристократа графа В. Ледоховского, известного своими связями с правящими кругами центральных держав, также расценивалось как реверанс в их сторону.

Больше всего Бенедикт XV опасался победы России, так как это навсегда развеяло бы папские мечты о поглощении православия католицизмом.

Заигрывая с Францией, Ватикан толкал ее на сепаратный мир с Германией. Бенедикт XV предостерегал французов, что победа союзников в войне вызовет поглощение Россией и славянством западной культуры. В частности, такие мысли высказывал перед журналистами статс-секретарь Гаспарри.

Всемерно стремясь примирить Антанту с центральными державами за счет интересов России, Бенедикт XV пугал и тех и других призраком социальной революции, могущей поглотить всех сильных мира сего. По свидетельству германского католического политика М. Эрцбергера. посетившего папу в 1915 году, тот сказал ему: "Если война затянется надолго, то будет социальная революция, какой еще свет не видел". Внешнеполитические устремления Бенедикта XV были хорошо известны русскому представителю при папском престоле Боку, который в декабре 1916 года сообщал в Петроград, что "мир, оканчивающий войну вничью для остальных и в ущерб России, представляется Ватикану, и во всяком случае очень сильной в нем партии, как мир, выгодный для католической церкви".

Февральская революция в России была встречена в Ватикане со смешанными чувствами. С одной стороны, там рассчитывали, что с падением царизма ослабнет связь православия с правительством и это позволит расширить деятельность католической церкви. С другой - опасались, что революция примет со временем более радикальный характер, сможет увлечь за собой другие народы и принесет такой же, если не больший, вред церкви, как некогда Великая французская революция.

Рост антивоенных настроений и угроза революционных взрывов в других странах Европы вынудили Ватикан активизировать свою миротворческую деятельность. I августа 1917 года Бенедикт XV обратился к воюющим державам с призывом начать переговоры о заключении мира. В качестве основы для мирного урегулирования папа предлагал отход Германии на Западе к своим прежним границам и возвращение ей колоний. Инициатива Ватикана была инспирирована кайзеровским правительством через нунция в Мюнхене Эудженио Пачелли (будущий папа Пий XII). Так как в ватиканских предложениях не упоминались захваты Германии и Австро-Венгрии в России, то было очевидно, что папа добивался такого мира, при котором центральные державы сохранили бы территории, оккупированные ими на Востоке.

СКАЧАТЬ "НАУКА И РЕЛИГИЯ" №3 Март 1978 год

 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика