Skip to main content

Очерки морфологии русских говоров (Бромлей, Булатова) 1972 - старые книги

Советская академическая и специальная литература

Очерки морфологии русских говоров (Бромлей, Булатова) 1972

Назначение: В книге описываются морфологические системы русских говоров с помощью единого эталона, специально разработанного авторами для этой цели. Применение этого метода дает возможность более строгого структурного сопоставления морфологических систем русских говоров.
Ответственный редактор член-корреспондент АН СССР Ф. П. ФИЛИН
Посвящаем эту книгу нашему учителю Рубену Ивановичу Аванесову

© "НАУКА" Москва 1972

Авторство: Софья Владимировна Бромлей, Лидия Николаевна Булатова

Формат: PDF Размер файла: 27.4 MB

СОДЕРЖАНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие. 5

Введение 7

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИМЕНА

Предварительные сведения. 32

Устройство именных парадигм. 32

Классификация именных парадигм. 39

Глава первая. Существительные 43

Типы склонения существительных единственного числа 43

I тип склонения. 46

II тип склонения. 61

📜 ОТКРЫТЬ ОГЛАВЛЕНИЕ ПОЛНОСТЬЮ

III тип склонения. 84

IV тип склонения. 89

Множественное число 93

Диалектные варианты падежной системы 112

Глава вторая. Прилагательные 115

Предварительные сведения. 115

Мужской род 116

Женский род . 118

Средний род 120

Множественное число. 121

Разновидности склонения прилагательных 122

ГЛАГОЛ Предварительные сведения 126

Глава первая. Формообразовательные разряды 133

Вводные замечания. 133

Построение классификации. 144

Количество формообразовательных разрядов 147

Распределение глаголов по формообразовательным разрядам 150

О продуктивности разрядных моделей 168

Количество основ и их распределение по формам спряжения . 172

Глава вторая. Формы инфинитива. 178

Глава третья. Формы настоящего—простого будущего 189

Вводные замечания 189

Типы спряжения. 191

Морфонологические классы в системе форм настоящего времени 207

Ударение в системе форм настоящего времени 231

Соотношение типов чередований и типов ударения . . . 240

Варианты личных окончаний 242

Глава четвертая. Ударение в системе форм прошедшего времени 250

Глава пятая. Формы повелительного наклонения . . . 264

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава первая. Говор села Ладва Прионежского района Карельской АССР 285

Имена 285

Глагол . 301

Глава вторая. Говор деревень Окатово и Вороны Шаба- линского района Кировской обл. 325

Имена 325

Глагол 338

Глава третья. Говор села Огорь Жиздринского района Калужской области 360

Имена. 360

Глагол . 380

Глава четвертая. Говор деревни Деулино Рязанского района Рязанской области 402

Имена 402

Глагол . 422

 

 КАК ОТКРЫВАТЬ СКАЧАННЫЕ ФАЙЛЫ?

👇

СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ

Скачать бесплатно Академическое и специальное издание времен СССР - Очерки морфологии русских говоров (Бромлей, Булатова) 1972 года

СКАЧАТЬ PDF

📜 ОТКРЫТЬ ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящая работа представляет собой первый опыт практического применения предложенного авторами метода описания диалектной морфологии.

Работа основана на материале диалектологического атласа русского языка и собственных наблюдениях авторов.

Описание морфологии русских говоров в данной монографии ограничено в области имени регулярными типами склонения существительных и прилагательных, в области глагола — предикативными формами и инфинитивом.

Разные части описания выполнены с различной степенью полноты и детализации, что отчасти связано с характером использованного материала, а отчасти — с характером самих диалектных различий, который определял большую или меньшую степень эффективности избранного авторами метода описания для разных фрагментов морфологической системы.

Авторы смотрят на свой труд как на сугубо предварительный опыт: их основной целью была проверка избранного метода. Наиболее эффективным этот метод оказался при описании регулярных диалектных различий. По отношению к нерегулярным различиям он требует дальнейшей разработки.

Кроме того, в процессе работы выявилось, какие фрагменты диалектных морфологических систем могут быть описаны в сопоставительном плане на основании имеющихся в распоряжении

1 См.: С. В. Бромлей и Л.Н. Булатова. Об эталоне сопоставительного описания морфологии русских говоров. — ВЯ, 1965, № 4.

исследователя диалектологических материалов и какие фрагменты не обеспечены массовым материалом. Это позволит сосредоточить в дальнейшем внимание исследователей на изучении именно этих фактов диалектного языка.

Работу в области морфологического описания говоров предполагается продолжить как в плане дальнейшей разработки метода (поиски лучших путей описания нерегулярных различий), так и в плане расширения объекта описания.

Книга состоит из введения и двух частей. Во введении излагаются задачи и принципы описания и характеризуется использованный материал. В I части дается сопоставительное описание морфологии русских говоров, во II части — описание морфологических систем отдельных говоров. В обеих частях разделы имен написаны Л. Н. Булатовой, а разделы глагола — С. В. Бромлей.

Авторы выражают благодарность Р. И. Аванесову, IO. С. Азарх, В. В. Иванову и В. А. Робинсон за ценные замечания, сделанные ими при обсуждении рукописи в Институте русского языка АН СССР, а также А. К. Васильевой за помощь в подготовке рукописи к печати.

ВВЕДЕНИЕ

«Очерки морфологии русских говоров» представляют собой синхронное описание современного словоизменения основных морфологических классов слов в русских говорах.

Под основными морфологическими классами слов понимаются существительные, прилагательные и глаголы. Под формами словоизменения понимаются синтаксические формы. Для существительных такими формами является изменение по падежам, т. е. склонение, описание которого составляет основное содержание соответствующего раздела. Несинтаксические формы, к которым относятся формы рода, числа и одушевленности—неодушевленности у существительных, формы вида и залога у глаголов, рассматриваются лишь в той мере, в какой это необходимо для описания форм словоизменения. Однако и в пределах форм словоизменения в «Очерках» описываются не все формы. По разным соображениям, в отношении прилагательных мы ограничиваемся описанием словоизменения только полных форм; в системе же словоизменения глагола не рассматриваются формы, соответствующие причастиям и деепричастиям литературного языка.

В территориальном плане мы ограничиваемся рассмотрением русских говоров, бытующих на территории, где складывался русский язык в эпоху его отделения от белорусского и украинского языков (XIV—XV вв.). Это та территория, которая охвачена атласами русского языка, уже составленными или составляющимися в настоящее время \ но с продлением ее на север до Белого моря

1 Имеются в виду «Атлас русских народных говоров центральных областей к востоку от Москвы» (М., Изд-во АН СССР, 1957); хранящиеся в Институте русского языка АН СССР в рукописном виде «Атлас русских говоров северо-занадных областей СССР» (I), «Атлас русских говоров центральных областей к северу от Москвы» (БСТ), «Атлас русских говоров центральных областей к западу от Москвы» (V), «Атлас русских говоров юго-западных областей РСФСР» (VIII) и составляющийся в настоящее время в этом ин-

и с исключением в районе Новозыбкова говоров, которые имеют ряд явно белорусских черт. Эта территория описана в работах К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой, посвященных группировке русских говоров * 2.

Говоря о современном словоизменении в русских говорах, мы имеем в виду то состояние словоизменения, которое зафиксировано наблюдателями в течение послевоенного периода. Мы считаем этот период достаточно коротким, чтобы допустить его описание в синхронном плане. Разумеется, в течение этого периода происходили определенные, хотя и небольшие, изменения, однако различные последовательные стадии этих изменений сосуществуют в настоящий момент в речи разных представителей говоров, а иногда и в речи одних и тех же представителей, а поэтому закономерно их синхронное описание (как вариантов системы) без анализа направленности этих процессов 3.

Не анализируя специально направленности происходящих в морфологии современных русских говоров процессов, мы в некоторых случаях освещаем эти вопросы в порядке комментариев к синхронному описанию. Это же касается и более далеких исторических экскурсов, которые авторы считали в некоторых случаях целесообразными.

Наша работа основывается прежде всего на материалах диалектологических атласов и собственных наблюдений, проведенных по специально составленной программе. И только в редких случаях для иллюстрации описываемых нами диалектных систем даются ссылки на печатные работы и диссертации. В работе также использован материал диалектного словаря, составленного группой сотрудников нашего Института 4.

Работа состоит из двух частей. В первой части дается суммарное описание морфологии русских говоров (в намеченных выше институте «Атлас русских говоров центральных областей к югу от Москвы» (VIII—IX), куда входит как часть и территория последнего из упомянутых атласов (IX). В скобках даны шифры, которые присвоены этим атласам как материалам рукописных фондов Института. При приведении материалов по отдельным населенным пунктам, относящимся к территории названных атласов, ссылки даются с указанием этих шифров.

2 См.: К.Ф. Захарова, В. Г. Орлова. Группировка говоров русского языка по данным лингвистической географии. — ВЯ, 1963, № 6, стр. 20—36; «Русская диалектология». Под ред. Р. И. Аванесова и В. Г. Орловой. М., «Наука», 1964, ч. II, § 1.

3 Следует оговориться, что материал, который использован нами, представляет собой в основном наблюдения над речью пожилых людей, постоянно живущих в том же селении, где они родились. Поэтому колебания морфологических систем говоров освещены в нашей работе лишь в тех случаях, когда они отражаются в речи наиболее консервативного в языковом отношении слоя носителей говора.

4 «Словарь современного русского народного говора (д. Деулино Рязанского района Рязанской области)». Под ред. И. А. Оссовецкого. М., «Наука», 1969.

пределах)- Под суммарным описанием мы понимаем такое описание, в котором не выделяются отдельные говоры, а описываются существующие в говорах варианты морфологических систем (в их отдельных звеньях), независимо от того, каким говорам принадлежат эти варианты. Территориальные указания даются в самом общем плане 5.

Вторая часть состоит из четырех описаний морфологических систем отдельных говоров. Говоры выбраны с таким расчетом, чтобы дать представление о морфологических системах, характерных для разных диалектных групп русского языка. Подробнее о задачах и содержании каждой части говорится ниже.

Новым в нашей работе является применение для описания различных диалектных морфологических систем общего, специально построенного для этой цели эталона. В качестве эталона мы избрали максимальную систему, т. е. систему, дифференцирующую все элементы, которые могут дифференцироваться в отдельных описываемых нами говорах, и из которой система любого отдельного говора может быть получена в результате определенного свертывания. Такой эталон, с нашей точки зрения, наилучшим образом обеспечивает сопоставимость описываемых систем между собой 6. Эталон этого типа впервые был применен Р. И. Аванесовым для описания фонологического состава русских говоров 7. Мы поставили перед собой задачу распространить этот метод на описание морфологических систем русских говоров.

Максимальная для русских говоров морфологическая система не представлена ни одним из реальных говоров. Она выведена нами из сопоставления известных нам говоров и может быть видоизменена в зависимости от включения в описание новых говоров или более глубокого изучения описываемых говоров.

ХАРАКТЕРИСТИКА ЭТАЛОНА

1

Созданная нами в качестве эталона описания морфологических систем русских говоров искусственная система — будем называть

5 Ср. аналогичный принцип описания в кн.: Р. И. Аванесов. Очерки по русской диалектологии, ч. 1. М., 1949, а также в первой части книги «Русская диалектология» под ред. Р. И. Аванесова и В. Г. Орловой (М.,

6 Подробное обоснование преимуществ эталона, представляющего максимальную систему, для описания русских говоров см. в нашей статье «Об эталоне сопоставительного описания морфологии русских говоров» (ВЯ, 1965, Яз 4, стр. 74-79).

7 Р. И. Аванесов. Вопросы фонетической системы русских говоров и литературного языка. — ИАН ОЛЯ, 1947, № 3; Р. И. Аванесов. Очерки по русской диалектологии, ч. 1.

ее метасистемой — по своей структуре аналогична морфологическим системам отдельных говоров и представляет собой теоретико-множественную сумму элементов морфологических систем отдельных говоров.

Так как целью нашей работы является описание плана выражения словоизменительных систем русских говоров, то и метасистема строится из единиц плана выражения. План содержания специально не описывается и получает отражение в метасистеме лишь в той мере, в какой он отражен в системе противопоставленных друг другу форм словоизменения. Метасистеме приписываются опеределенные грамматические категории, известные в пределах описываемых нами форм словоизменения в русских говорах, причем каждая грамматическая категория метасистемы состоит из максимального количества форм, которые противопоставляются в пределах данной категории в отдельных говорах.

2

Из единиц плана выражения в метасистеме находят свое отражение только те, которые определяют структуру плана выражения, а не фонологический состав аффиксов.

В отдельных говорах мы различаем морфологические единицы трех уровней: морфема, алломорф и вариант алломорфа. Единицей высшего уровня является морфема. Морфемой мы называем грамматический аффикс, выделенный по функциональному признаку вне зависимости от его фонемного состава. Например, в словоформах сидит и идёт окончания -ит и -от представляют одну и ту же морфему. Одна и та же морфема представлена окончаниями дательного падежа числительных: -ум (к двум), -ом (к трем), -и (к пяти), а- (к ста), -ам (к двумстам).

Единицами следующего уровня являются алломорфы. Алломорфами мы называем разновидности морфем, находящиеся в отношениях дополнительного распределения, т. е. взаимоисключающие друг друга при основах одного класса и взаимозвменяющие друг друга при основах разных классов. Алломорфами являются приведенные выше окончания -ит и -от, которые, являясь разновидностями морфемы 3-го лица единственного числа глаголов, взаимоисключают друг друга в разных типах спряжения. Точно так же и другие окончания в приведенных выше примерах являются алломорфами: окончания -ум, -ом, -и, -а, -ам являются алломорфами морфемы дательного падежа числительных.

Классы словоформ, характеризующиеся разными алломорфами одной морфемы, мы называем условно дистрибутивными классами.

Хотя в приведенных примерах алломорфы представлены как конкретные окончания, в нашей иерархической системе единиц они, как и морфема, имеют абстрактный характер. Это разновид

ности морфемы, связанные с определенным дистрибутивным классом, независимо от конкретного фонемного состава этой разновидности.

Конкретный вид (определенный фонологический состав) имеет только низший уровень морфологических единиц — варианты алломорфов. Варианты алломорфов — это грамматические аффиксы, которые взаимозаменяют друг друга в пределах одного дистрибутивного класса. Так, окончания -ой, -ойу в форме творительного падежа единственного числа существительных I типа склонения (водой, водою) являются вариантами одного алломорфа. Эти окончания не находятся в отношениях дополнительного распределения, они свободно замещают друг друга при одних и тех же основах, но в совокупности находятся в отношениях дополнительного распределения к окончаниям творительного падежа единственного числа -03t (II тип склонения: столом, молоком) и -йу (кровью — III тип склонения).

Поскольку алломорф является абстрактной величиной, мы могли бы обозначать алломорфы номерами. Но так как большей частью алломорфы представлены одним или двумя вариантами, удобнее обозначать их через эти конкретные варианты. Если алломорф представлен несколькими вариантами, он обозначается посредством наиболее распространенного.

Отношения между единицами разных морфологических уровней могут быть различны. Одной единице высшего уровня может соответствовать несколько единиц низшего уровня или одна единица низшего уровня.

Между морфемами и алломорфами оба типа отношений представлены достаточно часто, хотя первое отношение преобладает. Оно уже было проиллюстрировано нами на ряде примеров. Приведем примеры морфем, состоящих из одного алломорфа. В прошедшем времени глаголов форма женского рода единственного числа всегда имеет окончание -а, форма среднего рода единственного числа окончание -о, форма ^мужского рода единственного числа — нулевое окончание и форма множественного числа — окончание -и. Все соответствующие морфемы состоят из одного алломорфа.

Между алломорфами и вариантами отношение первого типа встречается редко. Как правило, алломорф состоит из одного варианта. Поэтому с точки зрения описания одной частной диалектной морфологической системы трехступенчатая иерархия морфологических единиц представляется излишней. Однако она целесообразна при сопоставительном описании разных диалектных систем, так как позволяет различать отношения между грамматическими аффиксами разных систем при одинаковой и при различной системе дистрибутивных классов.

Прежде всего при сопоставлении морфологических систем двух говоров определяется тождество морфем. Затем устанавливается количество алломорфов, которыми представлены тождественные

морфемы и границы дистрибутивных классов. И, наконец, сравниваются конкретные аффиксы, функционирующие в разных говорах в пределах тождественных дистрибутивных классов. Такие аффиксы называются диалектными вариантами (в отличие от факультативных вариантов, которые взаимозаменяют друг друга в одном и том же дистрибутивном классе одного говора).

Диалектные различия встречаются на всех трех уровнях.

Если в говоре А форма жены употребляется в сочетаниях нет жены, две жены, без жены, у жены, а в говоре В — только в первых двух сочетаниях, в то время как в двух последних сочетаниях употребляется форма жене (нет жены, две жены, без жене, у жене), то это — различие на уровне морфем (разные падежи). В говоре В две падежные формы соответствуют одной падежной форме в говоре А и, следовательно, в говоре В две разные морфемы соответствуют одной морфеме говора А.

Если в одном говоре все существительные множественного числа имеют в предложном падеже одно окончание -ах (в домах, в лесах, на полосах, на лошадях, на санях и др.), в то время как в другом говоре часть существительных имеет окончание -ах, а часть существительных — окончание -ох (в домах, в лесах, на полосах и др., на лошадёх, на санёх и др.), то это — р’азличие на уровне алломорфов.

Если в одном говоре глаголы I спряжения имеют в 1-м лице множественного числа окончание -ом, а в другом говоре в той же форме и в том же типе спряжения окончание -ем (растём и растём), то это — различие на уровне вариантов.

3

Функцию дополнительных грамматических средств — избыточных грамматических показателей — играют в системе русского словоизменения морфонологические чередования фонем основы. В этой же функции используется и разноместное ударение.

При описании этих дополнительных средств' грамматики используется система единиц, в которой различаются также единицы трех уровней 8.

Единицы высшего уровня соответствуют типу (чередования или ударения), выделенному вне зависимости от его конкретного воплощения, исключительно по функциональному признаку — распределению по формам словоизменения соотносительных признаков, специфических для каждого из этих дополнительных средств.

8 Дополнительные грамматические средства (чередование основ и места ударения в формах словоизменения) описаны только в разделе «Глагол». Поэтому система единиц чередования и ударения, разработанная автором раздела «Глагол», и используется только в этом разделе.

Единицы следующих уровней аналогично соответствующим основным грамматическим единицам представляют собой аллотипы и их варианты.

Рассмотрим эти единицы применительно к морфонологическим чередованиям и ударению в отдельности.

В сфере морфонологических чередований единицей высшего уровня, соответствующей типу, является морфонема. Она представлена абстрактным альтернационным рядом с фиксированным распределением его членов по формам словоизменения.

Так, например, в диалектном языке у глаголов I спряжения в формах настоящего времени представлено два типа чередований или две морфонемы. Одна морфонема средствами консонантных чередований в исходе основы избыточно различает формы 1 л. ед. ч. и 3 л. мн. ч. от всех остальных форм настоящего времени. В одних глаголах это различение осуществляется противопоставлением твердости и мягкости конечного согласного, парного по этому признаку, т. е. выражено альтернационным рядом Ст//См 9 (ср. ве1з1у, eelzlynt' но eel^oluL, eel^olm. . ., плеЫу, плеЫут, но илг/т’оЛя, пле/тЫт. . . и т. д.); у глаголов с основой на к — альтернационным рядом кПч (neluly, пеМут, но пе1ч1еш, пе/ч/ет. . ., тол1\\1у, тол/к/ут, пб тол1ч1еш, тол1ч1ет. . . и т. п.; у глаголов с основой на а — альтернационным рядом гПж (бере- "irly, бере/г/ут, но бере/ж/ем, бережет. . ., cmpulvly, стри- 1т1ут, но cmpulwleu, cmpulwdem. . . ит. п.).

Три приведенных выше альтернационных ряда представляют один и тот же тип чередования или одну и ту же морфонему. Вторая морфонема в части говоров отличает избыточно форму 1 л. ед. ч. от всех остальных форм настоящего времени глагола мочь посредством альтернационного ряда а//лс, ср. мо1т/у, но мо1ж1ешъ. . . мо1ж1ут.

В любой подсистеме форм словоизменения хотя бы часть основ при парадигматическом изменении не имеет чередований. Для удобства описания этим классам основ приписывается нулевая морфонема. *

Единицами следующего уровня являются алломорфоны — альтернационные ряды, представляющие собой разновидности данной морфонемы, находящиеся в отношениях дополнительного распределения, т. е. взаимозамещающие друг друга в разных классах основ и взаимоисключающие друг друга в одном классе. При этом один и тот же алломорфон выступает во всех конкретных чередованиях, которые эквивалентны с точки зрения фонологических признаков чередующихся единиц. Конкретная структура

9 Символ С здесь и в дальнейшем используется для обозначения согласного как члена консонантного чередования; Ст//См — обозначает двучленный альтернационный ряд, члены которого противопоставлены по признаку «твердость — мягкость» согласного.

альтернационных рядов — алломорфонов — описывается применительно к остальным подсистемам словоизменения в соответствующих разделах. Здесь сошлемся только на приведенные выше примеры, где морфонема, различающая формы 1 л. ед. ч. и 3 л. мн. ч. от озтальных личных форм, представлена тремя алломорфонами соответственно у глаголов с основой на парные твердые согласные, с основой на /к/ и с основой на /г/, каждый из которых реализует данную морфонему особым соотношением фонологических признаков: алломорфон 0//0 — соотношением «твердость-мягкость», алломорфон кПч — соотношением «взрыв- ность — аффрикативность», алломорфон гПж — соотношением «взрывность — фрикативность» 10.

Низший уровень представлен вариантами алломорфонов — альтернационными рядами, которые взаимозамещают друг друга в одном классе основ. Так, в качестве вариантов одного из алломорфонов морфонемы, различающей у глаголов II спряжения с основой на мягкие губные форму 1 л. ед. ч. от всех остальных форм настоящего времени, выступают альтернационные ряды ЪПл' и 0//й последний в части юго-западных говоров, ср. люб!л' /у, но любишь, любит. . ., лов1зб1у,иъ ловишь, ловит . и т. п.: люб1ъ1у, но любишь, любит. . лов1ъ1у, но ловишь, ловит. . . и т. п.11

Ударение служит дополнительным грамматическим средством, выполняя ту же функцию, что и морфонологические чередования, только при условии разного распределения места ударения в системе форм словоизменения, т. е. при условии его так называемой подвижности. Поэтому единицей высшего уровня (грамматикализованным типом ударения) является парадигма ударения, представленная абстрактной акцентной кривой с фиксированным распределением ударения между основой и окончанием но формам спряжения. Акцентная кривая в этом определении является условным названием показателя распределения места ударения в формах парадигмы, который можно себе представить как кривую, соединяющую в парадигме все ударенные морфемы. Так, например, в диалектном языке в системе форм настоящего времени у глаголов I спряжения различаются две парадигмы ударения: одна различает форму 1 л. ед. ч. от всех остальных форм настоящего времени, ср. колю, но колешь, колет. . . ит. п., а другая — различает

10 Чередования в основах на задненебные глухую и звонкую фонемы существенно различны во всех диалектных системах. В первом случае альтернирует задненебный взрывный («) и аффриката (средненебная ч или зубная ц), во втором случае — задненебный, взрывный (г) или фрикативный (у) и средненебный фрикативный (ж). Таким образом, альтернационные ряды, в любом случае, реализуя морфонему соотношением разных дифференциальных признаков, представляют собой разные алломорфоны.

11 Мягкий губной согласный в альтернации не участвует, так как его твердость в форме 1 л. ед. ч. перед л1 фонетически обусловлена.

Русский язык - ДИАЛЕКТОЛОГИЯ

БОЛЬШЕ НЕТ

 

Найти похожие материалы можно по меткам расположенным ниже

             👇

Диалектология, Автор - Бромлей С.В., Автор - Булатова Л.Н.

НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ АКАДЕМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ

БОЛЬШЕ НЕТ

ПОПУЛЯРНОЕ ИЗ АКАДЕМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ

БОЛЬШЕ НЕТ

Еще из раздела - НАУКА О РУССКОМ ЯЗЫКЕ

БОЛЬШЕ НЕТ

НАУКА О РУССКОМ ЯЗЫКЕ СПИСКОМ И ДРУГИЕ РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ СВ

Яндекс.Метрика