Skip to main content

Курс русского литературного языка том 1 (Булаховский) 1952 год - старые учебники

Скачать Советский учебник

 Курс русского литературного языка том I (Булаховский) 1952

Назначение: Допущено Управлением по делам высшей школы при Совете Министров УССР как пособие для филологических факультетов университетов и факультетов языка и литературы педагогических институтов УССР

© Государственное учебно-педагогическое издательство «Радянська школа» Киев 1952

Авторство: Булаховский Л.А. действительный член Академии наук УССР

Формат: PDF Размер файла: 32.6 MB

СОДЕРЖАНИЕ

Пятое, переработанное издание

Мы любим свой язык и свою родину.

В. И. Ленин. Сочинения. Т. 21, стр. 85.

Язык Тургенева, Толстого, Добролюбова, Чернышевского — велик и могуч.

В. И. Ленин. Сочинения. Т. 20, стр. 55.

ПРАВОПИСАНИЕ 239-263

📜 ОТКРЫТЬ ОГЛАВЛЕНИЕ ПОЛНОСТЬЮ

Содержание: 1. Из истории русского правописания. 2. Общие правила русского правописания. 3. Правописание словообразовательных элементов. 4. Правописание флексии. 5. Иноязычные слова. 6. Употребление больших (прописных) букв. 7. Правописание слов слитное и раздельное. — Из литературы.

Глава VI.

СИНТАКСИС 264-412

Содержание: 1. Вступительные замечания. 2. Подлежащее и сказуемое. 3. Второстепенные члены предложения (пояснительные слова). 4. Синтаксические особенности местоимений в простом предложении. 5.0 типах бесподлежащных и бессказуемных (односоставных). 6. Сложное предложение. Союзные слова. Союзы. 7. Причастные обороты. 8. Деепричастные сочетания. 9. Обособление. 10. Косвенная речь. 11. Частицы. 12. Сверхфразные единства. 13. Порядок слов. 14. Замечания о стилистическом отборе синтаксических средств.—Из литературы.

Глава VII.

ПУНКТУАЦИЯ (ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ) 413-443

Содержание: 1. Общие замечания. 2. Пунктуация на границах фраз. 3. Пунктуация на границах предложений. 4. О пунктуации, соответствующей перечислительной интонации. 5. Пунктуация в границах простого предложения. 6. Тире в простом предложении. 7. Скобки. 8. Многоточие. 9. Пунктуация при цитации и прямой речи.— Из литературы.

 

 КАК ОТКРЫВАТЬ СКАЧАННЫЕ ФАЙЛЫ?

👇

СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ

Скачать бесплатный учебник СССР - Курс русского литературного языка том I (Булаховский) 1952 года

СКАЧАТЬ PDF

📜 ОТКРЫТЬ ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК.

Под понятием «русский язык» следует разуметь, с одной стороны, русский литературный язык, с другой — различные диалекты.

Литературный язык — это язык государственных и общественных учреждений, школы, науки, прессы, художественной литературы, театра, радио.

Однако, поскольку литературный язык обслуживает такие сложные культурные потребности главным образом в письменном (печатном) виде, понятие «литературный язык» часто применяется только к языку печатных и письменных произведений. В этом значении литературный язык противопоставляется и диалектам, и городскому разговорному языку как речи обиходного устного общения. В свою очередь этот городской разговорный язык, соответственно общественным группировкам, представляет собой разновидности (социальные жаргоны).

Так как литературный язык в первом смысле по его установке есть язык общенациональный — нормированный в составе словаря, форм и особенностей произношения, этот его состав подчиняет себе разговорную речь людей, прошедших школу, и речь эта оказывается, таким образом, в соответствии с уровнем полученного говорящими образования, в большей или меньшей мере совпадающей в лексической (словарной) и грамматической стороне с языком, принятым в книгах, газетах и т. д. Будучи организованной системой, литературный язык, при всём этом, оставляет пользующимся им широчайшую возможность отбора тех или иных языковых средств, отбора, определяемого устремлениями пишущего или говорящего и характеризующего в целом его слог, или стиль.

Роль и значение современного русского литературного языка, как языка государственных и общественных учреждений, школы, науки, прессы и пр., огромны. Язык этот стал могучим орудием культурного строительства. Великая Социалистическая революция покончила с позорной империалистической политикой, существовавшей при царизме, когда русский язык был в руках дворянства и буржуазии орудием порабощения других национальностей старой России. В СССР свободно развиваются все национальные языки. Неуклонно развивается и обогащается новыми средствами и сам русский.

Как всякий язык, и русский является продуктом целого ряда эпох, на протяжении которых он оформлялся, обогащался, развивался, шлифовался (См. И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, изд. «Правда», 1950, стр. 6), достигнув, наконец, того высокого и разностороннего развития, которое характеризует его теперь.

ЛИТЕРАТУРА (МЕТОДОЛОГИЧЕСКИ - УСТАНОВОЧНАЯ).

В. И. Ленин. О национальной гордости великороссов. Соч., т. 21.

В. И. Ленин. Нужен ли обязательный государственный язык? Соч., т. 20.

В. И. Ленин. Критические заметки по национальному вопросу, рл. 1. Соч., т. 20.

В. И. Ленин. О праве наций на самоопределение, рл. 1. Соч., т. 20.

В. И. Ленин. Что такое «друзья народа» и как они воюют против социалдемокоатов. Соч., т. 1, стр. 137.

В. И, Ленин. Материализм и эмпириокритицизм, гл. П—IV. Соч., т. 14.

В. И. Ленин. К вопросу о диалектике. Соч., т. XIII, изд. 3.

И. В. Сталин. Анархизм или социализм? Соч., т. I.

И. В. Сталин. Марксизм и национальный вопрос. Соч., т. 2.

И. В. Сталин. Национальный вопрос и ленинизм. Соч., т. 11.

И. В. Сталин. Заключительное слово по докладу на XVI съезде ВКП(б). Соч. т. 13.

И. В. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания. Изд. «Правда», 1950 р. и др.

Для критического использования.

Статьи в сборнике «Вопросы языкознания в свете трудов И. В. Сталина», М., 1950.

Акад. В. В. Виноградов. Значение работ товарища Сталина для развития советского языкознания, М., 1950.

Статьи по языковедению в «Известиях Отд. литер, и яз.» Акад, наук СССР за 1950 и 1951 гг.

ГЛАВА VII

ПУНКТУАЦИЯ (ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ).

Содержант: 1. Общие замечания. 2. Пунктуация на границе фраз. 3. Пунктуация на границах предложений. 4. О пунктуации, соответствующей перечислительной интонации. 5. Пунктуация в границах простого предложения. 6. Тире в простом предложении. 7. Скобки. 8. Многоточие. 9. Пунктуация при цитации и прямой речи. — Из литературы.

L ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ.

Русская пунктуация в ещё большей мере, чем вообще русское правописание, представляет собою исторический, традиционный продукт, и соответствие её фактам языка лишь очень приблизительно.

Исторические изменения во всём, что касается ритмомелодики, в языках вообще и в русском в частности, — меньше, нежели в фонетике отдельных звуков, ибо ритмомелодика сравнительно с фонетикою последних, определённо отличающеюся от языка к языку, от эпохи к эпохе, имеет гораздо более общий, более общеязыковой характер. Но многое важное и в этой стороне речи с течением времени даёт о себе знать усложнением разнообразия фразы, как отображения более сложной, более дифференцированной мысли, и, будучи обозначаемо в практике письма по традиции только старыми средствами пунктуации, не получает поэтому вполне точного своего выражения.

К тому же, даже и в отношении старой языковой системы наша пунктуация, как есть все основания думать, — в том виде, в каком её стали употреблять в XVIII—XIX столетии, никогда не была ни выдержана в своих принципах, ни последовательна в их проведении и далеко не всегда соответствовала действительным фактам самого языка.

Традиционно применяя её ещё и теперь, лишь со сравнительно небольшим числом изменений против практики конца XVIII и первых десятилетий XIX века, мы, естественно, не можем не видеть несовершенства нашей пунктуационной системы во многих моментах и не можем также не видеть отсутствия полной последовательности в ряде более сложных случаев, — явление, характерное для всех вообще применяемых в практике пунктуационных систем мира.

Мы употребляем, например, запятую в очень различных функциях и читаем тексты, в которых применяем её, весьма по-разному: то с перечислительной интонацией, то с противительной, то о условной и т. д.

Однако способность нашей традиционной системы знаков препинания во всём существенном обеспечивать необходимое понимание текстов делового, научного, художественного и т. д. содержания не подлежит никакому сомнению: она проверена долгим историческим опытом в разных областях культурной жизни,— и поэтому, пользуясь этой системой, создававшейся в живом культурном процессе, не следует и преувеличивать её слабых сторон, успешно преодолеваемых разными средствами ежедневной практики миллионов грамотных людей. Важно, что наша пунктуация обеспечивает понимание основных связей выражаемой на письме мысли и достаточна для того, чтобы передать читающему текст —связанные с его синтаксическим характером моменты эмоциональной окраски.

Формулируя пунктуационные правила, действующие в нашей орфографии, нужно различать устойчивое, нормативное в практике нашей печати и в тех основаниях, на которых она базируется, и моменты необязательные, такие, где за пишущим оставляется известная свобода выбора, моменты, в которых ещё отражается более или менее стихийное формирование новых орфографических обычаев, в свою очередь отражающих, как может заметить глаз внимательного наблюдателя, некоторые общие живые тенденции.

Единой принципиальной, сознательно избранной й последовательно проведённой системы наша пунктуация, как уже замечено, не имеет, и в этом отношении она не более требует к себе критики, чем пунктуация других культурных народов.

Ритмом мелодическая основа русской пунктуации принципиально сводится к требованию обозначать знаками препинания соответствующие синтаксическим членениям паузы логико-психологического характера (в связи с изменениями тона) и м о м е н- ты эмоционального порядка, сопровождающие синтаксические членения. Паузы характера физиологического (в принципе) игнорируются.

В согласии с такими ритмомелодическими основаниями знаками препинания отделяются: фразы (словесно выраженные смысловые целости, сравнительно резко отграниченные от других, соседних с ними, целости, которые характеризуются в произношении интонациями: повествовательной, в основном — спадающей, вопросительной или восклицательной (точнее, разного рода восклицательными); предложения (сказуемостные целости), обособленные второстепенные члены, члены, грамматически стоящие вне предложения или слабо с ним связанные (обращения, вводные слова и т. д.).

Как правило, не отделяются знаками препинания некоторые части предложения (сказуемое — от подлежащего, управляемый 414

член от управляющего), хотя бы между ними в произношении и была выразительная пауза, но вызванная, при их распространённости (длине), физиологической потребностью — потребностью набрать воздух для дыхания, необходимого для осуществления другой части предложения, но уже израсходованного при произнесении первой.

Логико-грамматический принцип проявляется в общем требовании, чтобы грамматические пары без специальных оснований не разрывались знаками препинания. Однако, этот принцип не в одинаковой мере применяется к разным видам синтаксических связей. Строже всего он соблюдается относительно грамматических пар «подлежащее — сказуемое», «управляющее— управляемое»; со значительными ограничениями — относительно словосочетаний «определение — определяемое», «определяемое— обстоятельственно примыкающие слова», «сказуемое — тяготеющие к нему слова».

Возможные, особенно при большом количестве сопровождающих подлежащее или сказуемое членов, паузы между подлежащной и сказуемой частью не должны, по правилу, отмечаться занятою, т. е. запятая не ставится, напр., в случаях:

Но убедительные представления дяди | на племянника не произвели действия (Гонч.). Мысли и разнородные ощущения до крайности впечатлительной и раздражительной души el | беспрестанна сменялись одни другими (Гонч.). Как бы то ни было, но видевший t первый раз Лизавету Александровну | не заметил бы в ней никакого расстройства (Гонч.). Густое, малиновое солнце\ окрашивало березовые листочки в бурый, мутный цвет (Леон.).

Не отделяется знаком препинания от следующего за ним сказуемого и последний, чётко тонируемый член сопровождаемого перечислительной интонацией ряда (об этом см. ниже).

Управляющее от управляемого могут быть отделены (опять-таки кроме случаев, когда между ними находятся обособляемые члены или когда управляемое дано как обособляемый член) лишь искусственно—знаками нарочито выдержанной паузы: тире или многоточием. Как правило, на границе между частью управляющей и управляемой даже при отчётливой паузе знак отсутствует:

На обратном пути в Москву | им опять овладело оцепенение (Тург.). Гораздо вернее всех этих обвинений тот факт, что в лице носителей натуральной школы | русская литература пошла по пути истинному и настоящему. (Белинск.). Она [Параша] его боится, но приятен Ей этот страх, и робости своей | Она едва ль не радуется тайно (Тург.).

Общим выражением в пунктуации логико-грамматического принципа, кроме правила о неразрывании грамматических пар, действующего, как только что указано, с теми или другими ограничениями, является требование — отделять знаками препинания друг от друга в сложном предложении предложения (сочетания сказуемого типа) или предложения — от других синтаксических членений (напр., назывных сочетаний). При этом знаком отделения предложений, связанных союзами или союзными словами, является главным образом запятая; связанных ритмомелодически — двоеточие или тире (запятая с тире); при связях в виде рядов (с перечислительной интонацией) — запятая или точка с запятой. Подробности и примеры см. ниже.

2.  ПУНКТУАЦИЯ НА ГРАНИЦАХ ФРАЗ.

Членения фразные и соответствующая им ритмомелодика передаются точкою, восклицательным и вопросительным знаками. Вне фразного употребления точка исполняет только специальную •функцию — знака сокращения слова: А. С. Пушкин, А. А. Потебня, мн. ч. (=множественное число), ср. (= сравни), и т. п. (= и тому подобное).

Восклицательный и вопросительный знаки внутри фразы встречаются лишь в специальных случаях (о них см. ниже).

Точка ставится как знак отделения друг от друга фраз (в принципе — законченно выраженных независимых содержаний мысли), произнесённых или подлежащих произнесению с законченно-повествовательной интонацией: на слове, носящем на себе доминирующее логическое ударение, производится сильное понижение1.

Обыкновенно точка ставится в соответствии ритмомелодике законченного, достаточно резко отделённого содержания. Возможны, однако, случаи, когда автор хочет связанные между собою содержания дать искусственно отделёнными как фразные, самодовлеющие. В этих случаях точка передаёт эту установку на ритмоме л одический, усиливающий значение отрываемых друг от друга частей возможной «большой» фразы, разрыв:

И вдруг Меркурий Авдеевич слышит голоса — мужской, за ним женский. Тихо. Молчание. Чуть различимые возникают во тьме слитные, наклонённые друг к другу тени. Ближе, ближе. Слышнее шаги. Вот заговорила женщина, и Мешков узнает голос дочери (Федин). — Отсюда,— говорил дьякон,— было всё начало болезням моим. Потому что я тогда не стерпел и озлобился, а отец протопоп Савелий начал своей политикой ещё более уничтожать меня и довёл даже до ярости (Леек.). Под влиянием таких людей, как Беликов, за последние десять—пятнадцать лет в нашем городе стали бояться всего. Бояться громко говорить, посылать письма, знакомиться, читать книги, бояться помогать бедным, учить грамоте. (Чех.). Ну и — ступай домой. Да. Домой. Ибо тебя учить я не намерен. Да. Не намерен (Горьк.). Мезенцев входит к Кузьмину. Он хочет сказать о забытой якобы книжке. Но он ничего не говорит. Он боится шелохнуться (Эренб.).

1 В. Всеволодский - Гернгросе. Теория русской речевой интонации, 1922, стр. 52, принимает как нормальный—интервал в кварту.

Heml Нет! Жестокие легенды всплыли в памяти не для этого. Они были закономерны и диалектически объяснимы для своего времени. Для мрачного, чёрного времени угнетения и насилия (Лаврен.). «Любовь:.# убила любовь. И ничего, кроме ненависти к нему. Такой же жгучей, как была любовь.» (Тренёв).

Восклицательный знак обозначает разные типы характеризующих фразу восклицательных и побудительных интонаций:

Секретарь райкома предупреждающе постучал карандашом о стеклянную покрышку графина'. «Время истекло!» (Шолох.). Месяц был чеканно-тонкий, пологий, суливший обильные дожди, и Яков Лукич, взглянув на него, окончательно утвердился в мысли*. «Быть урожаю!» (Шолох.). Я воды Леты пью, Мне доктором запрещена унылость; Оставим это — сделайте мне милость! (Пушк.). Не будь, Товарищ, Слепым И глухим. Держи, Товарищ, Порох Сухим! (Маяковск.).

Обращения (с относящимися к ним словами) отделяются от остального текста восклицательным знаком, когда, сопровождаясь восклицательной интонацией, резко (фразно) обособляются. Это обыкновенно бывает в начале большого речевого отрезка. В конце фразы восклицательный знак при обращении обозначает общий её восклицательный характер:

.Ещё ты дремлешь, друг прелестный — Пора, красавица, проснись. Открой сомкнуты негой взоры Навстречу северной Авроры, Звездою севера явись! (Пушк.). .Лови улыбку и молчанье. С тебя довольно, милый друг! (Пушк.).

Вопросительный знак обозначает соответствующую интонацию.

Косвенный вопрос не сопровождается на письме вопросительным знаком, т. е. мы пишем и печатаем:

Она [Татьяна] спросила, Давно ль он здесь, откуда он И не из их ли уж сторон (Пушк.). Он [Ковалёв] решился на другой же день, прежде представления жалобы, писать к штаб-офицерше, не согласится ли она без бою возвратить ему то, что следует (Гог.).

Однако, собственно-интонационный момент обыкновенно настолько значителен и в косвенном вопросе, что нарушение чисто грамматического правила, запрещающего в таких случаях ставить вопросительный знак, в практике печати и в прошлом и теперь встречается очень часто и, разумеется, тем чаще, чем резче выступает сторона звучания. Ср., напр.:

Марья Кириловна с удовольствием слушала льстивые и весёлые приветствия светского человека, как вдруг Верейский, обратясь к Кирилу Петровичу, спросил у него, что значит это погорелое строение, и ему ли оно принадлежит? (изд. сочинений Пушкина под. ред. ,Б. Томашевского, 1936, стр. 551).

Лифляндские рыцари всё ещё раздумывали — садиться на коней? Польские магнаты насторожённо выжидали, готовя, невидимому, на предстоящем сейме запрос королю', с какими целями он втягивает Польшу в эту опасную войну? (А. Н. Толст.).

Пунктуация вопросительных предложений риторического типа а практике колеблется: при риторическом вопросе очень часто вместо вопросительного знака употребляют восклицательный, отдаваясь впечатлению смысла фразы больше, чем её грамматическому оформлению. Так, с тем или другим знаком препинания могут быть написаны фразы:

Кто мог бы тогда ответить на этот вопрос [? или I]. Было ли тогда у нас время думать о всех этих мелочах [? или I]. Поэты юга, вымыслов отцы, Каких чудес с октавой не творили [? или !] (Пушк.).

Аффективным выражением соответствующего содержания являются знаки !!, ??, I? и под.

К неурегулированным случаям относится, довольно, впрочем, редкий,— когда вопросительная фраза во второй своей части имеет предложение—мотивирующий член. Вопросительный знак в этом случае ставят обыкновенно перед последним, а внутрифразную связанность обозначают тем, что мотивирующий член начинают не прописной буквой, как требуется писать после вопросительного знака, а строчной:

.Не оборвались ли с неба тяжёлые тучи и загромоздили собою землю? ибо и на них такой же серый цвет, а белая верхушка блестит и искрится при солнце (Гог.).

Но возможны, напр., и: «Г о р н о с т а е в: А не подождать ли, пока он нас сыщет? Ибо, повидимому, мы ему нужнее, нежели он нам» (Тренёв). Как случилось, что все обитатели этого огромного дома одновременно узнали о великом несчастье, остановившемся у крыльца? Ведь несчастье не успело даже и постучаться в дверь. Огромная толпа людей окружила карету (Голубов).

3.  ПУНКТУАЦИЯ НА ГРАНИЦАХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ.

Знаками препинания на границе членений, представляющих собою предложения (сочетания сказуемного типа), являются запятая, точка с запятой, двоеточие, реже —тире (или запятая с тире), скобки (о многоточии ниже).

Два первых возможны при членениях и бессоюзных и вводимых союзами, три других (кроме специально оговариваемых ниже случаев) — употребляются в принципе на границах бессоюзных членений (о запятой с тире см. ниже).

Запятой во фразе отделяются друг от друга предложения, обыкновенно — относительно небольшого размера, сочинённые союзами или перечислительной интонацией; предложения главные — от придаточных (безразлично от порядка следования), вводимых союзами или союзными (относительными) словами. Выделяются запятыми придаточные, находящиеся среди частей главных предложений:

7. Он [Нагульнов] всё убыстрял шаги, кое-где переходя на рысь. Из-под шапки его катился пот, рубаха на спине потемнела, губы

пересохли, а на щеках всё ярче проступал нездоровый, плитами румянец. (Шолох.). В эту осень завизжали пилы, затяпали топоры, заскрипели вековые деревья в сутягинском лесу. и кишмя кишел народ там, где и зверь редко появлялся. (Панф.). .Но флот всё- таки рос, мои ученики становились красными командирами и корабельными инженерами, многие из них командуют миноносцами, у них есть горизонты, цели страны стали для них личными целями (Лидин). .

2.  Сначала я предполагала устроить помещение для нас обоих в боковом флигеле. но в нём издавна жили голуби и утки, и очистить его было невозможно без того, чтобы не разрушить множество гнёзд (Чех.). Ночь вздувалась тьмой, тьмой кутала дырявые крыши хибар, затирала разноцветную черепицу на доме Егора Степаныча Чухлява, и даже вздыбленная солома казалась причёсанной, приглаженной. (Панф.). Иногда ночное небо в разных местах освещалось дальним заревом от выжигаемого по лугам и рекам сухого тростника, и тёмная вереница лебедей, летевших на север, вдруг освещалась серебрянорозовым светом, и тогда казалось, что красные платки летали по тёмному небу (Гог.). Начал ветер разгонять хляби, но всё ещё не умело солнце пробраться к земле (Леон.).

3.  Кто не является своеобразным мыслителем в образах, кто не является человеком ярких переживаний, тот не художник (Лунач.). Мы никогда не ели того, что выходило из-под наших рук, предпочитая кренделям чёрный хлеб (Горьк.). Был прекрасный июльский день, один из тех дней, которые случаются только тогда, когда погода установилась надолго (Тург.). Я, вероятно, не сумею передать достаточно ярко и убедительно, как велико было моё изумление, когда я почувствовал, что почти каждая книга как бы открывает передо мною окно в новый, неведомый мир (Горьк.). Ему [Нагульнову] уже казалось, что положение его вовсе не такое непоправимое и безнадёжное, каким представлялось несколько часов назад (Шолох.). Едва лишь Макар стал подходить к коню, как тот норовисто махнул головой (Шолох.). Мысль о смерти ему пришла только в момент, когда Павел Быков ломом сшиб его с ног, но потом, когда его выволокли из толпы и принесли в избу, он уже. больше старался не думать о смерти и всеми силами хватался за жизнь (Панф.). ।

4.  Как же вам таскаться по болотам, когда ваше платье, которое не во всякой речи прилично назвать по имени, проветривается и теперь ещё? (Гог.). Трещина, которую дала одна из стен нашей дружеской х р а м и н ы, увеличилась, к а к всегда это бывает, мелочами, недоразумениями, ненужной откровенностью там, где лучше было молчать, и вредным молчанием там, где необходимо было говорить (Герцен).

Запятая, однако, не ставится на границе предложений:

1.  Перед союзом и, если соединяемые на правах сочинения предложения интонационно чётко параллельны друг другу.

Чаще всего это бывает в случаях, если соединяемые таким образом предложения имеют какой-либо общий смысловой член, относящийся и к тому и к другому:

На круглом столе была накрыта скатерть и стоял китайский прибор и серебряный спиртовой чайник (Л.Толст.); ср.: На круглом столе была накрыта скатерть — на круглом столе стоял китайский прибор и серебряный спиртовой чайник.— В сенях пахло свежими яблоками и висели волчьи и лисьи шкуры (Л. Толст.). В экипаже правил солдат и сидела под кожаным верхом за фартуком женщина, вся обвязанная платками (Л. Толст.). У него [Челкаша] сладострастно вздрагивали усы и в глазах разгорался огонёк (Горьк.).

Но возможен ритмомелодический параллелизм и без этого условия. Он относительно часто наблюдается, напр., когда союзом и предложение связывается с предшествующими, сопровождавшимися перечислительной интонацией,— положение, при котором запятая обычно ощущается лишней ине ставится:

Коптила лампа, изредка потрескивала заслонка печи и корки испеченного хлеба на полках тоже трещали (Горьк.).

2. Связанные союзом и соподчинённые предложения (если это и не имеет характера перечисления и соответствующей интонации) со времени выхода стабильных учебников по русскому языку для средней школы, когда соответственные случаи были впервые категорически урегулированы (1933), запятой не отделяются1:

Дьяк взошёл, покряхтывая и потирая руки, и рассказал, что у него не был никто и что он сердечно рад 'этому случаю погулять немного у неё и не испугался метели (Гог.). Раевский доносил, что войска твёрдо стоят на своих местах и что французы не смеют атаковать более (Л. Толст.). Она расспрашивала Геньку о Москве. Он рассказывал, сколько там автомобилей, как строят метро, как все спешат а какие все счастливые (Эрен б.). Вальтер Штраль сообщал, что смазочное масло начинает густеть от холода на высоте и что нужно снижаться в более тёплые слои воздуха, иначе два металлических сердца застанут (Лаврен.).

3. .В тех случаях, когда за союзами а, и, но, ибо, что, чтобы и др. следует союз если, когда или хотя. Союзы эти вводят придаточные предложения, с которыми сочетаются главные, допускающие союзы то и но, однако. При наличии последних ясно выступает невозможность считать а, и, но, ибо, что, чтобы. вводящими только подчиняющую часть и обособлять одну подчинённую.

Он замечал, что если речь идёт о героях и учителях, —её лицо странно напрягается и голубые глаза мерцают, точно у ребёнка, слушающего волшебную сказку (Горьк.).

Ср.: «.то её лицо странно напрягается»: .что если. то.

Я думаю, что если бы нам удалось в этом направлении достичь некоторых результатов, то, безусловно, они бы сказались благотвор

1 Нарушения этого правила, однако, и до сих пор в прессе нередки.

но и на производстве (из речи). Мы не хотели этого и устроились так: ноги и туловище сунули в дыру, где было очень прохладно, а головы оставили на солнце, в отверстии дыры, так что если бы глыба камня над нами захотела упасть, то она только раздавила бы нам черепа (Горък.).

Ср. и: От голоса до малейшего телодвижения в нём всё было властительное, повелевающее, внушавшее в низших чинах если не уважение, то по крайней мере робость (Гог.).

4. В случаях — когда сочетание с придаточным предложением превратилось фактически в цельное речение: добиться во что бы то ни стало, делать как следует, встретиться как ни в чём не бывало и под.:

И обещать, ваше степенство, не могу. Вот лиса — та вам что хотите обещает, at я — не могу (Салт.-Щедр.).

Точка с запятой —знак, употребляемый вместо точки в случаях, когда связь между сочиняемыми (равноправно связываемыми) предложениями представляется более тесной, чем при фразных членениях, и ритмомелодика не даёт соответственно рисунка типичной для фразы законченности, а только в большей или меньшей мере приближается к ней:

7. Сквозь тонкие высокие стебли травы сквозили голубые, синие и лиловые волошки; жёлтый дрок выскакивал вверх своею пирамидальною верхушкою; белая кашка зонтикообразными шапками пестрела на поверхности; занесённый бог знает откуда колос пшеницы наливался в гуще (Гог.). Солдаты, утопая по колена в грязи, на руках подхватывали орудия и фуры; бились кнуты, скользим! копыта, лопались постромки и надрывались криками груди (Л. Толст.). Несколько баталионов солдат в одних рубахах, несмотря на холодный ветер, как белые муравьи, копошились на этих укреплениях; из-за вала невидимо кем беспрестанно выкидывались лопаты красной глины (Л. Толст.). — Другие примеры см. ниже.

2. Кучка молодёжи весело тащила по улице гремучий пожарный насос, торопливо шагали старики; один из них, в сиреневой рубахе и белых холщёвых портах, седенький, точно высеребренный, и глазастый, как сыч, выкрикивал:— Это, обязательно, кузнец! (Горьк.). И в самом деле, послышались голоса внизу; встревоженная бабушка стала о чём-то быстро спрашивать (Чех.). Наде казалось, что она очень взволнована, что на душе у неё тяжело, как никогда, что теперь до самого отъезда придётся страдать и мучительно думать; но едва она пришла к себе наверх и прилегла на постель, как тотчас же уснула и спала крепко, с заплаканным лицом, с улыбкой, до самого вечера (Чех.).

Двоеточие—знак препинания, употребляемый на границе между предложениями, из которых второе (простое или сложное) соединяется с первым на правах подчинения, выражаемого бессо- юзно — средствами ритмомелодики, с интонацией мотивирования, или, при передаче прямой речи, за словами, обозначающими, что кто-то сказал, подумал и под.,— с интонацией предупредительной:

I.  .Да ведь и солнцу часто очень грустно смотреть на людей: так много потрудилось оно для них, а не удались людишки (Горьк.). Он влюблён в гул собраний, в споры,в ругань, за которой чувствуется любовь, в духоту и в возбуждение: здесь рождается воля (Эренб.). Верно, дело это было весьма давно: Пека и Лекса ещё без штанишек бегали, а у Катая ещё не слезились глаза и в мороз он совсем без рубашки ходил (Панф.). Он [Андрей] с усмешкою посматривал на баб, но в душе испытывал некоторую тревогу: уж больно суровы на вид были казаки, томившиеся сзади, за белым ромашковым полем сплошных бабьих платков (Шолох.). 1827 года, весною, в одном из домов венского предместия, несколько любителей музыки разыгрывали новый квартет Бетховена, только что вышедший из печати. С изумлением и досадой следовали они за безобразными порывами ослабевшего гения: так изменилось перо его (В. Одоевск.). Она оторвалась от книги, молча и вопросительно посмотрела на него: он никогда ещё не видел столь оскорбительного чужого взгляда (Коновалов).

2.  Он [Глеб] сошёл в бурьян и козырнул в радостном волнении: «Здравия желаю, товарищи женщины!» (Глади.). Всякий раз, замечая, что при появлении его Марья Филипповна утирает распухшие от слёз глаза, медик заботливо спрашивал: Али чем больны? (Гл. Усп.).

Изредка встречаются случаи, где связь мотивирующего характера, обыкновенно обозначаемая двоеточием, осложнена тем, что первый член фразы — вопросительный и таким образом тональный рисунок её не совпадает с обычным при подобных соединениях (вопросительная интонация частично захватывает и вторую часть). В этих случаях после первой (вопросительной) части фразы ставится вопросительный знак, но, в отличие от общего правила, вторую часть начинают не с прописной, а со строчной буквы.

Зачем же вам ходить далеко за сеном? мы сами рады служить вашей милости (фолькл.). Нужно ли вернуть материалы? судя по всему, они копия. — Но где достать лучший микроскоп? ведь он стоит очень дорого (из попул. статьи). Зачем возражать? все доводы бессильны.

Ср. также случай, когда и мотивирующее (второе) предложение носит вопросительный характер: Чему смеются басурмане? разве гробовщик — гаер святочный? (Пушк.).

Подобная же трудность возникает и в случаях, если первая часть — восклицательная. Обыкновенно предпочитают в таких фразах, сохраняя интонацию мотивирования, восклицательный знак ставить только после второго члена (в к о н ц е фразы): Ах, обмануть меня не трудно: я сам обманываться рад! (Пушк.). Но возможна и практика, параллельная случаям с вопросительной интонацией: Развяжите меня! я не буду говорить связанный (Горьк.).

Как знак между предложениями тире ставится при наличии противопоставления, условности первого и под. Употребление этого знака относится только к случаям бессоюзности(за исклю- 422

чением малоупотребительных противительного и результативного и). Момент интонационный при тире резко выражен:

Любишь кататься — люби и саночки возить (поел.). Волков бояться — в лес не ходить (поел.). Велев ему [казаку] выложить чемодан и отпустить извозчика, я стал звать хозяина — молчат; стучу — молчат. что это? (Лерм.). Но нахмурится ночь — разгорится костёр, И виясь затрещит можжевельник. (Фет). Скажешь дело — выпущу на волю (Майк.). Нести не могу — И несу мою ношу. Хочу её бросить — И знаю, Не брошу! (Маяковск.).

Тире является также по преимуществу пунктуационным знаком предупредительной интонации: вывода («поэтому», «значит», «а именно» и под.), случаев, где интонационно подчёркивается вторая часть высказывания.

(О двоеточии при предупредительной интонации со значением, что кто-то сказал, подумал и под., см. стр. 429).

Ветер подул — будет дождь. Хлопала парадная дверь — сосед отправлялся на дальнюю службу (Лидин). Но стрельцы, как сырые дрова, шипели, не загорались — не занималось зарево бунта (А. Н. Толст.). Ребёнок не дождался предостережений матерной уже давно на дворе (Гонч.). И ещё толпа походила на чёрную птицу — широко раскинув свои крылья, она насторожилась, готовая подняться и лететь, а Павел был её клювом (Горьк.). И каждый думал о своей, Припомнив ту весну, И каждый знал— дорога к ней Ведёт через войну (Исаковский).

Реже употребляется тире вместо двоеточия при интонации мотивирования:

Но Гриша всё ещё глядел на воду—ему казалось, что он может различить на воде слабый след (Эренб.).

Заметим ещё, что в практике на границе между предложениями всё чаще предпочитают вместо тире употреблять запятую с тире, подчёркивая этим выдержанность напряжения тона и длину паузы.

К колеблющимся в практике случаям относятся сочетания предложений, где второе раскрывает сообщение первого («а именно»). При большой длине одного из предложений, вызывающей некоторое снижение тона первой части фразы, предпочитается двоеточие.

Он видит: женщина из вод, Их рассекая, выплывает Вся на поверхность и поёт. (Полонск.). Я смотрел, куда старуха указывала своей дрожащей рукой с кривыми пальцами, и видел: там плыли тени, их было много, и одна из них, темней и гуще, чем другие, плыла быстрей и ниже сестёр. (Горьк.). Я посмотрела в окно сквозь ветви ясеней и вижу: река вся голубая от луны, а он, в белой рубахе и в широком кушаке с распущенными на боку концами, стоит одной ногой в лодке, а другой на берегу (Горьк.). Песня на реке зазвучала слышнее, старик вскочил и, прикрыв глаза ладонью, уставился на реку: лодка, точно цветами нагружённая, тяжело плыла против течения (Горьк.). .И лишь только мелькнёт где-нибудь девичий платок,— мгновенно преображается ленивый с виду, неповоротли

ва

вый Дымок: он коротким, точным движением, по-ястребиному быстро поворачивает голову, выпрямляется (Шолох.).

Иногда на выбор двоеточия предпочтительно перед тире влияет и такой, напр., факт, как преобладание силы ударения на логическом центре первой половины фразы:

Подписи не было. Почерк был такой же, как всегда: ничто не выдавало волнения писавшей (Лаврен.).

Запятая с тире —знак, заменяющий тире во всех случаях, когда является потребность удлинить паузу на границе предложений или когда перед полагающимся по правилам тире должна выступать запятая в предшествующем членении. В последнем случае, однако, практику нельзя считать установившейся. Естественно, что чаще всего обращаются к запятой с тире как к знаку препинания на границе «перелома» периода — перехода от повышения к понижению.

Примеры 1-го:

Впервые слышал я эти мысли в такой резкой форме, хотя и раньше сталкивался с ними,— они более живучи и шире распространены, чем принято думать (Горьк.). Кирька спустился в подпол. А Зинка сначала заикала и тоненько заскулила, потом, когда уже Кирька совсем огляделся в подполе,— она заголосила, закричала, криком резанула Кирьку. (Панф.).

Примеры 2-го: Сразу узнал: старуха —жинка слесаря Лошака; задняя, цветущая смехом, — жинка слесаря Громады, а средняя — чужая, не видел ни разу (Гладк.). Сергей в их школьной группе, как не раз приходилось слышать от них самих,— самый способный, самый любимый товарищ.

В бессоюзных сочетаниях, в которых к мотивирующему или раскрывающему содержание члену есть ещё мотивирующий или раскрывающий и его, обыкновенно избегают одинаковых знаков препинания, и это соответствует изменению в характере ритмомелодики такой фразы сравнительно с двучленной подобного рода. Чаще всего встречаем здесь постановку двоеточия перед первым предложением (ср. спадающую интонацию этой части членения) и тире — перед вторым. Обнаруживается тенденция мелодический рисунок подобных фраз строить по типу: Наконец итальянцу наскучила эта комедия: не ему было понять душу Магдалины— он уехал (В. Одоевск.). Теперь, когда Челкаш шепнул: «кордоны!», Гаврила дрогнул: острая жгучая мысль прошла сквозь него, прошла и задела по туго натянутым нервам — он хотел крикнуть, позвать людей на помощь к себе., т. е. по типу таких, где интонация, предшествующая последнему члену,— предупредительная (со значением «а именно», «поэтому» и под.), а на нём сильное логическое ударение. Глаза его сверкали от гордости: ему доверяют такое опасное и лихое дело — усмирить дикого коня (Ян). Ср. и такие случаи, где по характеру мысли требовалось бы перед первым предложением поставить тире, а перед вторым двоеточие; на самом деле, знаки препинания расставлены подобным же образом: Знай- 424

те и верьте, друзья: благодатна Всякая буря душе молодой—Зреет и крепнет душа под грозой (Некр.). Существо высказывания сосредоточено в последнем члене, и интонация мотивирования в нём уступила место предупредительной на границе между ним и предшествующим, а ослабленности из-за этого логического ударения в предшествующем соответствует постановка перед ним двоеточия. Реже можно встретить предпочтение противоположной пунктуации: Чтоб одного возвеличить, борьба Тысячи слабых уносит — Даром ничто не даётся: судьба Жертв искупительных просит (Некр.). Шиллер, Гёте, Байрон являли ему мрачную сторону человечества — светлой он не замечал: ему было не до неё (Гонч.).

Не исключена, однако, и постановка двоеточий перед обоими мотивирующими или раскрывающими содержание отрезками; ср.: Давали «Травиату». Генька всё время вертелся: его раздражала эта слезливая история, притом он украдкой поглядывал на Лёлю: у неё на щеке золотой пушок, а глаза синие (Эренб.). В данном примере ещё и отступ, образуемый членением, начинающимся словами «притом он.», облегчил возможность второй мотивирующей интонации и соответствующего ей знака препинания. Керн не солгал: комната действительно была очень хороша: светлая, просторная и уютно обставленная (А. Беляев).

Иногда в подобных случаях вместо тире ставится запятая с тире: Не долга моя ночь: Завтра раненько пойду на охоту, — До свету надо покрепче уснуть. (Некр.).

Около конца XIX века двоеточие перестаёт употребляться как знак между повышением и понижением развёрнутого периода, уступая в этой функции место тире с запятой. Раньше писали, напр.: Хотя сердцу человеческому свойственно доброжелательствовать республикам, основанным на коренных правах вольности, ему любезных; хотя самые опасности и беспокойства её, питая великодушие, пленяют ум, в особенности юный, мало опытный; хотя новгородцы, имея правление народное, общий дух торговли и связь с образованнейшими немцами, без сомнения, отличались благо родными качествами от других россиян, униженных тиранством монголов: однакож история должна прославить в сём случае ум Иоанна, ибо государственная мудрость предписывала ему усилить Россию твёрдым соединением частей в целое, чтобы она достигла независимости и величия, т. е. чтобы не погибла от ударов нового Батыя или Витовта (Карамз.).

4. О ПУНКТУАЦИИ, СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ ПЕРЕЧИСЛИТЕЛЬНОЙ ИНТОНАЦИИ.

* Перечислительной интонацией могут сопровождаться семантически, а также обычно и формально, однородные членения разной длины. В зависимости от последней потребность снизить голос к концу членения может быть меньшей или большей. Этим определяется в ряде случаев выбор одного из трёх соответствующих знаков препинания — запятой, точки с запятой или точки.

Но не от одной только длины сопровождаемых перечислительной интонацией членений зависит выбор разделительного знака: и короткие членения могут быть намеренно даны как менее связанные друг с другом, и тогда, запятой предпочитается точка с запятой, а точке с запятой —точка; в произношении этому соответствуют специальные более обычного резкие снижения.

Такие формально однородные членения, которые не воспринимаются, как перечислительные и тем самым семантически параллельные, произносятся без перечислительной интонации и поэтому не подчиняются обозначающей её пунктуации, напр.: Большой красный каменный дом; профессор Александр Афанасьевич Потебня пойди посмотри.

Обыкновенно в случае, когда в состав предложения входит больше трёх параллельных членов,— является потребность сделать между ними интонационный перелом, и на месте его ставят запятую.

Наличие союза и при перечислительной интонации не отменяет запятых, кроме случаев, когда сама интонация слабо выражена и поэтому сомнительна. Это бывает, напр., когда два слова, соединяемых союзами и, представляют устойчивые, привычные речения, вроде: и тот и другой (ср.: ни тот ни другой), и здесь и там, и день и ночь и т. п.

Примеры:

1 а (перечисляются члены предложения): Всё было чисто вымазано цветной глиною. На стенах—сабли, нагайки, сетки для птиц, невода и ружья, хитро обделанный рог для пороху, золотая уздечка на коня и путы с серебряными бляхами (Гог.). Тихий ветерок поигрывал концами бабьих платков, шуршал метёлками камыша на амбарных крышах, нёс со степи пресный запах сохнущей земли и невыбродивший виноградный дух молодых трав (Шолох.). С дальнего степного пруда ветер нёс гусиный гогот, разноголосое кряканье уток, стенящий крик куликов (Шолох.). Свинцовая синь Атлантики, 'густой сапфир Тихого, змеиная зелень Индийского, лиловая густота Средиземного моря, мутные воды Жёлтого, глубокая чернь Берингова и воронья рябь приполярных зыбей оставляли соль своих брызг на его лице, пропитывая и дубя загрубевшую кожу (Лаврен.). Знаки препинания — запятые.

1  б (перечисляются предложения): Катятся ядра, свищут пули, нависли хладные штыки. (Пушк.). Он был красив и строен, в глазах его всегда, даже при взгляде на презираемых им женщин, светилась тихая ласковость, но одними внешними качествами не объяснишь этого обаяния (Чех.). Знаки препинания — запятые.

1  в (члены предложения при перечислении вводятся союзами): Какой задумчивый в них гений, И сколько детской простоты, и сколько томных выражений, И сколько неги и мечты. (Пушк., «Её глаза»). Кувшины, звуча, налился водою, и гордо кивая махровой главою, Приветствуют пальмы нежданных гостей, И щедро 426

поит их студёный ручей (Лерм.). Ни охлаждающая даль, Ни долгие лета разлуки, ни музам данные часы, Ни чужеземные красы, ни шум веселий, ни науки Души не изменили в нём, согретой* девственным огнём (Пушк.). Знаки препинания — запятые.

2а (перечисляются члены предложения; соответствующие членения имеют много зависимых от них слов): И обняло горе старую голову. Сорвал и сдёрнул он все перевязки ран своих; бросил их далеко прочь; хотел громко что-то сказать — и вместо того понёс чепуху; жар и бред вновь овладели им, и понеслись без толку и связи безумные речй (Гог.). Герой [Чичиков], однако, не совсем этого не замечал, рассказывая множество приятных вещей, которые уже случалось ему произносить в подобных случаях в разных местах; именно в Симбирской губернии, у Софрона Ивановича Беспечного, где были тогда дочь его Аделаида Софроновна с тремя золовками: Марьей Гавриловной, Александрой Гавриловной и Адельгейдой Гавриловной; у Фёдора Фёдоровича Перекроева в Рязанской губернии; у Фрола Васильевича Победоносного в Пензенской губернии, у брата его Петра Васильевича, где была свояченица Эмилия Фёдоровна; в Вятской губернии, у Петра Варсонофьевича, где была сестра невестки его Пелагея Егоровна с племянницей Софией Ростиславной и двумя сводными сёстрами Софией Александровной и Мак- латурой Александровной (Гог.) Но и все его [лебедя] движения исполнены прелести: начнёт ли он пить и, зачерпнув носом воды, поднимает голову вверх и вытянет шею; начнёт ли купаться, нырять и плескаться своими могучими крыльями, далеко разбрасывая брызги воды, скатывающейся из его пушистого тела; начнёт ли потом охорашиваться, легко и свободно закинув дугою назад свою белоснежную шею, поправляя и чистя носом на спине, боках и в хвосте смятые или замаранные перья; распустит ли крыло по воздуху, как будто длинный косой парус, и начнёт также носом перебирать в нём каждое перо, проветривая и суша его на солнце,— всё живописно и великолепно в нём (Аксак.). Знаки препинания — точки с запятой.

26 (перечисляются предложения): Цветы все утренним вином Напоены, и утренняя свежесть На паству манит пастухов; Невидимо под ветвями дерев И видимо в лазури неба Поют проснувшиеся птицы; Ручьи, сияя, льются; На солнце блещут берега; Трава росой сверкает.,. (Жуковск.). Через несколько минут он [Максим Максимыч] был уже возле нас; он едва мог дышать; пот градом катился с лица его; мокрые клочки седых волос, вырвавшись из-под шапки, приклеились ко лбу его, колени его дрожали. (Лерм.). Знаки препинания —точки с запятой.

2  в (перечисляются зависимые предложения): То грезилось господину Голядкину, что находится он в одной прекрасной компании, известной своим остроумием и благородным тоном всех лиц, её составляющих; что господин Голядкин, в свою очередь, отличился в отношении любезности и остроумия; что все его полюбили, даже некоторые из врагов его, бывших тут же, его полюбили, что очень приятно было господину Голядкину; что все ему отдали первенство

и что, наконец, сам господин Голядкин с приятностью подслушал, как хозяин, тут же отведя в сторону кой-кого из гостей, похвалил господина Голядкина. (Дост.). У домн учился я напевам И мудрым мыслям у огня—Чтоб огненным, мятежным гневом Звучали песни у меня; Чтоб вольный ритм, как луч над бездной, Вставал победою над тьмой; Чтоб вечный гул громов железных Царил над праздной тишиной; Чтоб над полями сочных пашен Клубился дым, кудрявый дым От жара труб — кирпичных башен, С гудками утром голубым (Д. Костенко). Знаки препинания — точки с запятой.

2 г (перечисляются вопросительные предложения): «Вся жизнь мгновенно перед ним пронеслась. Какие были у него радости? кого он утешил? кому добрый совет дал? кому доброе слово сказал? кого приютил, обогрел, защитил? кто слышал об нём? кто об его существовании вспомнит?» (Салт.-Щедр., «Премудрый пискарь»). Знаки препинания — вопросительные знаки.

3  . (Перечисление предложений даётся фразно — со спадающими интонациями): Во дворе не было ни души. Где-то потревоженно кудахтала курица. На крыше скворечни выщёлкивал, запрокинув головку, вороной жаворонок. Со степи слышно было, как посвистывали суслики (Шолох.). Не было ничего больше сказано в эту первую встречу. Окраина заполнялась сумерками. Они поднимались со дворов и пустырей этой Выборгской стороны. В трамваях уже возвращались со служб. Вечерний поезд отходил с Финляндского вокзала. Пригородные молочницы грузились с пустыми бидонами. Вороньё густо летело из-за города на деревья Католического кладбища и в парк Палюстрова (Лидин). Полки выходили на линию. Пушки выезжали в интервалы между полками. Армия строилась в три линии — егерскую и две пехотные, но за ними ещё резервные части и кавалерия (Голубов). Знаки препинания—точки.

Примечание. Выбор для обозначения перечислительной интонации запятой, или же точки с запятой, или точки в большой мере условен. Зависит он главным образом от того, в какой степени пишущий придаёт самостоятельное значение отдельным членениям или, наоборот, склонен рассматривать их как связанные. В основном, однако, надо принять во внимание, что, за сравнительно редкими исключениями, когда соответствующие членения довольно длинны, в придаточных предложениях точек с запятой как заместителей запятых избегают. Точка з запятой заменяет гораздо чаще точку, нежели запятую.

При относительно небольших членениях, отделяемых друг от друга запятой, характерна перечислительная интонация последнего. В предложении, где за перечисляемыми словами следует продолжение (напр.,— и так бывает чаще всего,— сказуемое к нескольким подлежащим), перечислительная интонация, захватывая последний член группы, выступает резко и могла бы требовать своего выражения знаком препинания. Так, действительно, и было в практике первой половины XIX века: Востоков, напр. («Русск. грамм.», изд. 12, 1874, § 148), учил, что в случаях вроде:

Публичные строения, корабли, пристани, всегда видели и имели его [Петра] в основании показателя, в трудах одобрителя, в совершении наградите ля (Ломоносов),—и за последним членом перечисления должна ставиться запятая. В нынешнем правописании это правило отменено в угоду логико-грамматическому принципу, требующему не отделять сказуемой части от подлежащной, и после слова пристани запятой мы теперь не поставили бы; но в таких случаях допускается факультативное тире, особенно при краткости сказуемой части.

Перечисляемые члены предложения с вопросительной интонацией, если последняя чётко выступает при каждом, на письме сопровождаются вопросительным знаком: Где цвёл? когда? какой весною? И долго ль цвёл? и сорван кем? Чужой, знакомой ли рукою? И положён сюда зачем? (Пушк., «Цветок»),— тип, переходной между фразностью и слитностью. Кто кличет? Кто плачет? Куда мы идём? Вдвоём — неразрывно — живём вдвоём! Воскреснем? Погибнем? Умрём? (Блок). Употребление в подобных случаях заглавных или строчных букв на границе членений не принадлежит к числу урегулированных фактов нашего правописания.

В качестве знаков, предшествующих внутри предложения перечислению, приняты двоеточие и реже — тире. Двоеточие обычно после обобщающего слова, предшествующего перечислению частей целого:

Меж ими всё рождало споры И к размышлению влекло: Племён минувших договоры, Плоды наук, добро и зло, И предрассудки вековые, И гроба тайны роковые. (Пушк.). На ярмарочной площади бесконечными рядами тянулись телеги, а за телегами лошади всех возможных родов: рысистые, заводские, битюги, возовые, ямские и простые крестьянские (Тург.). В купе у Сапожкова всё ещё горела вонючая лампочка. Сидели — Гымза; комиссар полка Соколовский, черноволосый чахоточный человек с бессонно горящими черными глазками; двое батальонных; несколько человек ротных и представитель солдатского комитета, с независимым и даже обиженным выражением лица. (А. Н. Толстой).

Двоеточие как знак предупредительной интонации решительно предпочитается тире, если перечисляемые члены развёртываемого содержания—целые предложения:

Ему чудилось, что все со.всех сторон бежали ловить его: деревья, обступившие тёмным лесом и как будто живые, кивая чёрными бородами и вытягивая длинные ветви, силились задушить его; звёзды, казалось, бежали впереди перед ним, указывая всем на грешнини- ка; сама дорога, чудилось, мчалась по следам его (Гог.). Вся степь &лла в движении: мчалась конница, ползли полки, грохотали колёсами батареи, слышались ругань, удары, выстрелы, конский визг, хриплые крики команды (А. Н. Толстой)1.

1 О тире перед обобщающим словом см. стр. 436—437.

5.  ПУНКТУАЦИЯ В ГРАНИЦАХ ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ-

1.  Запятой отделяются друг от друга члены предложения, связанные союзами противительного характера:

И, злобясь, видит Карл могучий Уж не расстроенные тучи Несчастных нарвских беглецов, А нить полков, блестящих, стройных, Послушных, быстрых и спокойных, И ряд незыблемых штыков (Пушк.). Родители мои, люди почтенные, но простые и воспитанные по-старинному, никогда ничего не читывали. (Пушк.). .Мысль, конечно, справедливая, но уже не новая (Пушк.). Она не поворачивалась, но видела Андрея так подробно, точно держала в руках его голову (Федин}.

2.  Запятыми выделяются (отделяются) члены предложения, вводимые п ояснительными союзами:

.Но большинство было на стороне права, т. е. таланта и современных нравственных потребностей, (Белинск.). Я вошёл в избу, или во дворец, как называл! её мужики (Пушк., «Напит, дочка»). Консонанты, или согласные, характеризуются преобладанием шумов.

3.  Об отделяемых друг от друга однородных членах предложения, сопровождаемых перечислительной интонацией, см. стр. 425 и дал.

Знак, отмечающий в простом предложении большинство членений в связи с характеризующей их ритмомелодикой о б о с о б- л е н и я,— запятая (запятые).

Запятыми отделяются или выделяются:

А. Обращения с грамматически относящимися к ним словами:

. Саврасушка, трогай, Натягивай, крепче гужи! (Некр.). Надо, Володя, быть ловким, любезным, милым, а таким можно сделаться под влиянием только женского общества (Чех.). Пусти, бабушка, погреться,— сказал фельдшер (Чех.).

* Примечание. О восклицательном знаке при обращении см. стр. 417.

Б. Вводные слова и обособляющиеся меж- до м е т и я.— Последние (междометия) отделяются занятою (вместо неё возможно тире) перед ними и — обыкновенно — восклицательным знаком за ними (за этим восклицательным знаком обычно идёт не прописная, а строчная буква):

Глаза, точно, поражали своей необыкновенной живостью, но ничего он не находил в них особенно страшного (Гог.). Я, конечно, видал в своей жизни великое множество разорённых кукол, но как-то они никогда не производили на меня впечатления (Салт. -Щедр.). Словом, стал дед Щукарь кучером и конюхом одновременно (шолох.). Гости ели и, глядя на Дымова, думали'. «В сеемом деле, славный малый». (Чех.). В ответ на это, я прочитал ему целую лекцию. Но, увы! она не произвела того впечатления, никоторое я рассчитывал (Горьк.). Теперь я ещё не могу не жалеть, что я уже дошёл 430

до того рубежа, где, увы! кончается молодость и начинается пора размышлений. (Гонч.).

Примечание. Обычно не выделяются запятыми вводные слова, если они входят в состав интонационно обособляемого словосочетания и имеют смысл дополнительного замечания: Я буду у вас сегодня, вероятно вечером. Он забыл об этом, очевидно по рассеянности.

Ритмомелодически вводные слова редко обособляются с достаточной чёткостью1; большею частью это обособление существует только как тенденция, проявляющаяся главным образом в случаях, когда есть угроза недоразумения из-за совпадения с полнозначным словом: Она, очевидно, видела, что из её объяснения ничего не поймётся. (Л. Толст.). Всё это, может быть, сделано хорошо, но не в соответствии с заказом. Ср.: «Всё это может быть сделано».

Примечание. О! — восклицание не следует смешивать с частицею о, сопровождающею торжественное обращение. Последняя запятой не отделяется: «О дружество! предай меня забвенью» (Пушк.). «И ты со мной, о Лира, приуныла.» (Пушк.).

В. Запятой же часто отделяются от остального текста слова — утверждения, отрицания, вопросительные и под., произносимые с короткой паузой за ними и с тоном, отличным от фразного, т. е. без резкого отрыва от дальнейших слов в предложении:

— Да, были люди в наше время, Могучее, лихое племя. (Лерм.). «Воротынский: Так, родом он незнатен', мы знатнее. Шуйский: Да, кажется» (Пушк.).

Г. Ритмомелодически обособляющиеся приложения и их смысловые эквиваленты (вместе с зависимыми от них словами):

Был в Дубовке свой мудрец-солдат Браков, защитник Севастополя, маленький, тощий, с бритым подбородком и баками, с длинным носом дятла и сердитыми глазами под навесом седых бровей, человек гордый, уверенный в своей мудрости (Горьк.). Память, этот бич несчастных, оживляет даже камни прошлого и даже в яд, выпитый некогда, подливает капли мёда. (Горьк.). Он полагал, что если окружающая жизнь здесь, в глуши, ему непонятна и если он не видит её, то это значит, что её здесь нет вовсе (Чех.). Давно, в то смешное, ленивое время, когда ещё и второй Александр на Россию не садился, обитал богатейший помещик в этом краю— Иван Андреич Свинулин (Леон.). На бугре, неподалеку от летней дороги, цепью шли школьники, предводительствуемые своим старым учителем Шпынём (Шолох.). Научился Семён когда-то, ещё мальчишкой, из тальника дудки делать (Гарш.). Я вставал рано, с рассветом, и тотчас же принимался за какую-нибудь работу (Чех.)

4.  Обособляющиеся прилагательные и п ри- части я с относящимися к ним словами:

Егор Иваныч перегнулся в палисадник и увидел в луже большой

1 Это обычно бывает только в случаях, когда они более или менее близки к целым предложениям: «Да вот, недалеко искать, месяца два назад умер у нас в городе некий Беликов, учитель греческого языка.» (Чех.).

осколок резьбы, совсем уже почернелый, выбитый, быть может, год назад (Леон.). Один лишь Никита Пряхин дремал на сундучке посреди мостовой. Вдруг он вскочил, босой и страшный (Ильф и Петров). Его [Гаврилу] охватила волна воспоминаний о своей деревеньке, сбегавшей по крутой горе вниз к речке, скрытой в роще берёз, вётел, рябин, черёмухи, (Горьк.). Бой начался. Оба огромные, они сходились, как две тучи (Леон.). Отражённые играющим морем, эти звёздочки прыгали по волнам, то исчезая, то вновь блестя (Горьк.).

Ср. отсутствие запятой при отсутствии обособления: Омытый дождями молодой месяц светлой прорезью покоился на западной окраине неба (Шолох.); на дождями нет в чтении дополнительного ударения.

Более всего на свете не терпелось увидеть ему это, любимое с детства, место (А. Н. Толст.). При другой интонации (отсутствии обособления) запятые могут отсутствовать.

Ср. обычное отсутствие второй запятой в случаях вроде:

Повинуясь могучим стремлениям нашего времени, я долгое время шатался в кумов подвал, внося, насколько мог, в мерзость его запустения понятия о ином, внеподвальном свете (А. И. Левитов).

5.  Запятыми отделяются (выделяются) деепричастные обороты и обособляющиеся деепричастия:

Перевязав рану и заклеив её липким пластырем, доктор ушёл (Л. Толст.). Авдеев всё так же лежал,удивлённо глядя перед собою (Л. Толст.). Мы беседовали, сидя на полу перед печью спинами к окнам (Горьк.). Две русые головки, прислонясь друг к дружке, бойко смотрят на меня своими светлыми глазками. (Тург.). И Андрей, сидя к ней спиной, видел тончайшие чёрточки её лица, и складки платка, и колени, упирав- . шиеся в подбородок, и рассыпанные по платку волосы (Федин). Великан продолжал стоять, понурив голову (Тург.). Отдышавшись, он вернулся в каморку и перетащил из неё тяжёлую связку книг, ноты и картину (Черняков).

Отдельные деепричастия (без зависимых слов) обособляются, однако, не всегда: обособление составляет правило, когда они Являются эквивалентами придаточных предложений времени, и относительно редки, когда им принадлежит значение обстоятельств образа действия (к а к?). Запятые в последнем случае подчёркивают нарочитый, искусственный характер обособления:

Тарантас тотчас сдёрнуло с места, он рванулся вперёд наперерез речной волне—и пошёл, дрыгая и колыхаясь (Тург.). Нина обошла её и, пригнувшись, исчезла за краем спуска (Добровольский). Где ты? С кем ты? Что сказала, Видя пенную корму, Что, качаясь, прорезал! Заревую полутьму? (Брюс.).

Примечание. При вышедшем теперь из употребления порядке слов с подлежащим среди частей деепричастной группы подлежащее остаётся не выделенным особо: С знакомцем съехавшись однажды я в дороге,. (Крыл.). «Сошедши Пышка с холма и увидя гостей, в минуту узнал их» (Жуковск.).

6.  Все другие виды обособления:

Алёна, с красными от жара щеками, бегала то в сад, то л дом, то на погреб (Чех.). Надя, уже в шляпе и пальто, пошла наверх, чтобы ещё раз взглянуть на мать, на всё своё. (Чех.). Может быть, и от всего дома оставил бы Егор Брыкин только кучку деревянной трухи, самому себе на посмеянье, если бы не остановила его новая встреча (Леон.). Вот перед ним встречи с Филиппом ван-Россумом. Их подробности, до мельчайших, заставляют работать память, как пересматриваемые знакомые с детства фотографии (Федин). Но, как орёл в горах Кавказа, За кругом круг, уходит в высь, Чтоб скрыться от людского глаза, Желанья выше вознеслись (Брюс.). Её не было слышно, но лицо её. виднелось отовсюду, из каждого угла, как будто комнату заставили мутными зеркалами, не отражающими ничего, кроме этого лица (Федин).

Кроме уже указанных, к случаям, когда запятая передает только синтаксическое членение, не отражающееся ритмомелодически, относятся:

1.  Положение деепричастного оборота после союза:

.Но в это самое время Вронский к ужасу своему почувствовал, что, не поспев за движением лошади, он, сам не понимая как, сделал скверное, непростительное движение, опустившись на седло (Л. Толст.). Внезапно раздался топот скачущей лошади, круто остановилась она у самого костра, и, уцепившись за гриву, проворно спрыгнул с неё Павлуша (Тург.). С секунду он оставался недвижим, но, взглянув кругом, он увидел, что солдаты довольно спокойно застёгивали шинели и вылезали один за другим. (Л. Толст.). Я вынул хлебы, лёг спать, но не спалось, и, прислушиваясь ко всем звукам ночи, я лежал, полузакрыв глаза (Горьк.). Но всюду — взвизг собак, гром криков, гулы смеха, И, кроя всё, поют охотничьи рога (Брюс.).

2.  Реже—случаи других обычно обособляющихся членений, которые в положении после союза читаются без паузы, но отделяются паузой на границе с последующим содержанием:

За стойкой, как водится, почти во всю ширину отверстия, стоял Николай Иваныч, в пёстрой ситцевой рубахе и, с ленивой усмешкой на пухлых щеках, наливал своей полной и белой рукой два стакана вина вошедшим приятелям, Могарычу и Обалдую (Тург.).

3.  Запятыми выделяются (отделяются) вводимые союзами (на-1 речиями-со юзами) членения со значением сравнения:

.Иконь на дыбы подымался порой И прыгал, как барс, поражённый стрелой (Лерм.). Только птичка всё над ним летает, Подносом шмыгнёт, на ветку сядет И звенит-гремит, что колокольчик. (Майк.). Всё осталось попрежнему: шевелилось село, как муравейник на пригреве, втягиваясь понемногу в водоворот природы и каждое действие своё сопрягая с солнцем (Леон.).

Если сравнение представляет собою сказуемое, то оно

может быть или вовсе не отделено знаком препинания, или отделено тире:

Вы сами знаете давно,. Что ваши алые уста—как гармоническая роза (Пушк.). Река — как зеркало и вся блестит звездами (Фет). Мирская молва — что морская волна (поел.).

С как сравнительным не следует смешивать как в значении «в качестве чего». Хотя пунктуационная практика в этом случае не может ещё считаться установившейся, но с точки зрения смысловой надо решительно отдать предпочтение в последнем случае опущению запятой.

От Москвы до самых до окраин, С южных гор до северных морей Человек проходит как хозяин Необъятной родины своей (Лебед.- Кумач).

Постановка запятой перед как делала бы его сравнительным— «подобно хозяину», а не определительным, как следует по смыслу этих строк, т. е. «в качестве хозяина».

В пользу того различения, о котором мы сейчас говорим, можно привести ещё вполне установившийся факт, что перед не как, обычно употребляемым в значении указания именно на качество, а не на сравнение, запятой не ставят. Но, если как имеет значение, близкое к причинному, оно, с вводимыми им словами, отделяется (выделяется) запятой (запятыми): Я отказался от мщения, как от безумства (Пушк.). Мой знакомый, как человек некогда обучавшийся в университете, любил употреблять выражения учёные (Тург.). А Володимирыч, как человек уверенный в силе своего слава, ровным голосом продолжал рассказывать. (Гладков). .Он приходил к нам по праздникам, один, без Татьяны, которую не выпускал из дому, как дурочку (Гладков)1.

Следует ещё заметить, что запятая не ставится также перед как как частью парного союза как., так и.: К такому выводу ведут как теоретические, так и практические соображения.

Ритмомелодикой чётко определяется потребность в запятой перед и вывода; однако, хотя иногда под влиянием этой потребности действительно практикуется в таких случаях постановка запятой, чаще её избегают, механически подчиняясь старому школьному правилу о запятых в простом предложении, не предусматривавшему специально такого положения:

Кудрин залпом выпил обжигающий горло крепкий чай а сразу почувствовал облегчение от ласкового голоса приятеля, от его настоящей, неделанной-внимательности, от чувствуемого желания товарища быть по-настоящему полезным пришедшему (Лаврен.). Кудрин с тёплой улыбкой проводил его и, вернувшись к столу, позвонил и приказал вошедшему курьеру распорядиться подать машину (Лаврен.).

1 Подробности, относящиеся к пунктуации при как, см. М. Л. Ванслова Об употреблении союза «как» и о правилах постановки запятой перед Ним,— Русск. яз. в школе, 1037, № 2.

Если и приближается к оттенку «но», запятую обыкновенно ставят:

Кудрин не узнавал искалеченного голоса, а лишь по фамилии вспомнил старогсгчудака-изобретателя (Лавреи.).

6.  ТИРЕ В ПРОСТОМ ПРЕДЛОЖЕНИИ.

1. В простом предложении тире особенно важно как знак, отделяющий предикативно присоединяемый неглагольный или инфинитивный член высказывания (чаще всего — имя существительное):

На какое-то мгновение её толкает порыв — спрыгнуть в воду. Но она обречённо остаётся на месте (Горьк.). Первое время у Зинки дрогнуло старое—любовь к Яшке (Панф.). Волосы на голове у него будто корова в неурочный час языком слизнула. а бородёнка жиденькая—овёс в неурожайный год, и глаза у дедушки Катая мутные —пойло телячье, а с лица смотрит дулъковатый нос (Панф.). Недовольно задвигав плечами, Зося отправилась на кухню, а когда вернулась, за обеденным столом сидел последний столовник —Александр Иванович Корейко (Ильф и Петров),

2. Далее, тире обычно между подлежащим и сказуемым — именем существительным, — случай, который, собственно, представляет собою частный по отношению к первому. Здесь приходится, однако, принимать во внимание, выдержана ли между соединяемыми частями пауза. При незначительности её постановка тире нежелательна.

В свою очередь длина паузы зависит от известных грамматических и логических моментов. Из логических имеет значение, напр., является ли сказуемое понятием конкретно-бытовым или же абстрактным либо научным. Учёту подлежит также общий характер предложения — более долгой паузы требует предложение, носящее общий характер логического определения. Имеет значение ещ$: выступает подлежащее или сказуемое в виде отдельного слова или целой группы,— при сложности одной из частей высказывания усиливается тенденция увеличивать паузу; так же в случае, если несколько подлежащих имеют одно сказуемое или несколько сказуемых относятся к одному подлежащему.

Обыкновенно при сказуемом с отрицанием пауза меньше. См. ещё — ниже — о логико-психологическом моменте — искусственно выдерживаемой паузе с целью сообщения понятию, называемому за нею, особой значительности.

а)  Вообще характер нового искусства—перевес важности содержания над важностью формы, тогда как характер древнего искусства —равновесие содержания и формы (Белинск.). Дело поэзии—жизнь, живая деятельность, вечная борьба ее и вечное стремление человека к достижению гармонии с самим собою и природой (Доброл.). В бесконечных буднях и горе—праздник, и пожар — забава; на пустом лице и царапина—украшение (Горьк.). Страна Советов — наша родина. Там, в странах

капитализма, ина род» и «общество»—понятия, друг друга исключающие (Сельвинск.).

б)  В настоящее время Иванов красноармеец. Его отец рабочий.

Тире же обыкновенно ставится между подлежащной и ска?у- емной частями, сочетание которых в языке является по сути, искусственным, вторичным, напр.— имени существительного с инфинитивом или, наоборот, инфинитива с инфинитивом и под.:

Здесь встаёт и важнейшая задача—изучить, улучшить всячески работу переводчиков (газ). Умереть—не велика мудрость1, ты бы вот жить умела (Горьк.). Видеть себя в печати—одна из самых сильных искусственных страстей человека, испорченного книжным веком (Герцен). Я знаю, вы думаете, что ваш долг — скакать в армию теперь, когда армия в опасности (Л. Толст.).

Если подобное соединение совершается ещё при помощи связки это, тире ставится перед нею:

Уходить из города, от борьбы, от житейского шума, уходить и прятаться у себя в усадьбе —это не жизнь, это эгоизм, лень. (Чех.). В стране социализма народная поэзия —это поэзия, выражающая революционный лиризм нашего общества, идейный характер его мышления, широту и разнообразие его интересов, историческую перспективу его роста (Сельвинск.).

Если подлежащим являются местоимения я (мы), ты (вы), он. (они), обычно они от сказуемной части с именем существительным, представляющим её центр, не отделяются тире; но употребление последнего нередко при выдерживании паузы, соответствующей вескости второй части высказывания; так и при сказуемом-прилагательном:

Названия — страшная вещь. Ж. П. Рихтер говорит с чрезвычайной верностью: если дитя солжёт, испугайте, его дурным действием, скажите, что солгал, но не говорите, что он — лгун (Герцен). Она — большая, пышная, лицо у неё круглое и такой славный, белый, гладкий лоб (Горьк.). Мы — революционеры и будем таковыми до поры, пока одни — только командуют, другие — только работают (Горьк.). Вы — качающиеся середняки, временно заблуждённые, и мы к вам административных мер применять не будем, а будем вам фактически открывать глаза (Шолох.). Я знаю, что вы — старомодны, Давно и не девочка вы (Брюс.).

3.  Тире может заменять двоеточие перед словами, уточняющими общее понятие: Он-то сам перенесёт всё — и огласку, и обиду, и также то, если от него кое-кто отвернётся на селе. Ну, а как она, Улька? (Панф.),— практика опять-таки представляющая развитие первого принципа.

4.  Тире ставится перед обобщающим словом:

1 «Не велика мудрость» формально можно толковать как целое предложение со сказуемым «велика»; сути данного сочетания это, однако, не меняет.

Предстоящий отъезд, слезы Вари, разговор с Голубевым — всё это как-то приподымало Мезенцева (Эренб.). Черная половина земской избы, куча сена в углу, шорох тараканов, противная нищенская обстановка, голова понятых, ветер, метель, опасность сбиться с дороги, и вдруг эти великолепные светлые комнаты, звуки рояля, красивые девушки, кудрявые дети, весёлый счастливый смех—такое превращение казалось ему сказочным. (Чех.). В пыльных одесских окопах, в сосновом высоком лесу под Ленинградом, в снегах на подступах к Москве, в путаных зарослях севастопольского горного дубняка—везде видел я сквозь распахнутый как бы случайно ворот защитной шинели, ватника, полушубка или гимнастёрки родные синебелые полоски «морской души» (Л. Собол.). Блестящий, обмытый кузов кареты с важами и чемоданами покачивается перед нами; спины лошадей, шлеи, вожжи, шины колёс — всё мокро и блестит на солнце, как покрытое лаком (Л. Толстой).

Чаще в подобных случаях вместо тир ставят запятую с тире.

5.  Между двумя тире иногда может ставиться обособляющее приложение (чаще всего — распространённое) с оттенком предикативности («а именно»):

Вы, я думаю, согласитесь со мной, что в области вашего искусства —живописи—есть какая-то грань, резко разделяющая два периода (Лаврен.).

6.  Важная функция тире—обозначать паузу, соответствующую в произношении опущенному члену высказывания:

Потом всё это как-то обошлось. Приручённый Сеня научился говорить, а Настя — слушать без смущения (Леон.). Настя была для Сени — жизнь, смех, буйный трепет любовной радости, Катушин — уныние, безволие жизни, недвижность, тишина (Леон.). И ветер я чувствую братом, И матерью — воздух полей. (Сельв.).

Первое тире во втором примере факультативно: его может и не быть, а поставленное, оно только обязывает выдерживать аффективную паузу; второе необходимо как обозначение пропущенного в высказывании указания на время. Ср. и: На шестом десятке своей жизни он преодолел всё, что было назначено и что хотелось ему преодолеть, и от этого приобрёл ещё одно выражение — чуть-чуть скучающей уверенности и покоя (Лаврен.).

7.  Возможно тире как знак выдержанной паузы перед понятием особенно значительным:

На войне, вертясь постоянно около смерти, люди делаются лучше, всякая чепуха с них слезает, как нездоровая кожа после солнечного ожога, и остаётся в человеке —ядро (А. Н. Толст.). Ты, говорит, сынок, многое увидишь на свете, и за границей побываешь, но русским званием — гордись (он же).

7.  СКОБКИ

Скобки — знак того, что предложения или части их вставлены внутрь другого предложения как указание, что это обстоятельства или понятия второстепенного характера, дополняющие, уточняющие, комментирующие и под. те, которые даны в фразе как основные. Со стороны ритмомелодической такому характеру заключённых в скобки членений соответствуют: чёткие паузы с обеих сторон вставленного предложения, убыстрённый темпего произнесения, некоторая ослабленность в силе ударений и иной сравнительно с соседними частями фразы тон.

Предметом став суждений шумных, Несносно (согласитесь в том) Между людей благоразумных Прослыть притворным чудаком (Пушк.). Проводив жениха, Надя пошла к себе наверх, где жила с матерью (нижний этаж занимала бабушка) (Чех.). Упругость в теле (такая упругость у него была только в первые дни его возвращения с фронта) ему была так же приятна, как приятно в знойный день припасть к холодному роднику (Панф.). —Я-то?., (он опять взялся за кол, тряхнул плетень). Я простой боец, возничий на пулеметной тачанке, моё место в бою. (А. Н. Толстой).

Обычны скобки также при ремарках в драматических произведениях, одинаково — предложениях и членах предложения:

«С о ф ь я:. (Лизе). Пойдём туда, бежим. Лиза (отводит её в сторону)'. Опомнитесь! куда вы? Он жив, здоров, смотрите здесь в окно (Софья высовывается в окошко)» (Гриб.).

Иногда скобки (чаще всего именно охватывающие предложения) заменяются двумя тире. Это бывает особенно часто тогда, когда соответствующее членение имеет некоторые признаки связи с другими частями фразы и интонацию скобок получает в известной мере искусственно: В конце улицы — видела мать — закрывая выход на площадь, стояла серая стена однообразных людей без лиц (Горьк.). Она стала прощаться, и он — оставаться тут, ему было уже незачем—поднялся, говоря, что ему пора домой: ждут больные (Чех.);

Удобнее двух тире в этих случаях — запятые с тире, знаки, не подающие повода, как тире, для хотя бы минутной догадки о других возможных функциях:

Проезжая тем местом, где в первый раз мы услыхали за собой стук телеги, Филофей, который оказался весьма разговорчивым человеком,—он мне даже сказки рассказывал,— проезжая тем местом, Филофей вдруг засмеялся (Тург.). Он [Эриксен] встал, отложив карты, и, держась за спинки кресел,— машину бросало в воздушных ямах,— продвинулся вперёд к стеклянной перегородке (Лаврен.). Кое-как перестраиваясь,— лес уже начинал редеть, но ещё не дозволял никаких точных движений,— дивизия постепенно подходила к тому месту, откуда открывалась дорога (Голубов).

Наиболее редко скобками охватываются фразы, вернее — фраз-

но построенные предложения,— потому что в подобных случаях соответствующее содержание всегда остаётся так или иначе примы* кающим к содержанию ближайшей (предшествующей) фразы или предшествующей и последующей.

Такие построения и пунктуация характерны, напр., для А. Н. Толстого: Вы привезли поклон от Егора? (Он стоял спиной к свету и только нагнул голову, потому что говорить не мог). А уж я его жду и день и ночь, так ему и скажите.

Скобки, заключающие члены предложения, имеют со стороны смысловой тот же характер вставного, добавочного, комментирующего содержания, как и при охвате ими целых предложений. Ритмомелодика, однако, в этом случае (убыстрение темпа и т. д.) обыкновенно бывает маловыразительна, а иногда (при отдельном слове) может выступать только как слегка намеченная тенденция. Скобки при отдельных словах или членах предложения в употреблении почти исключительно в научной и под. письменной речи:

Самые значительные из вулканических островов — Сандвичевы (Гаваи).— Хорошо привилась в Австралии культура апельсинового дерева, винограда и среднеевропейских фруктов (яблоки).— Подле одной из пирамид возвышается громадный высеченный из камня сфинкс (изваяние лежащего льва с человеческой головой и с вытянутыми передними лапами).

8.  МНОГОТОЧИЕ.

В системе пунктуации особое место принадлежит многоточию, знаку прерванной речи или в том или другом отношении не получающей полной округленности мысли. Этот особенно эмоциональный знак препинания введён в европейскую пунктуацию философом чувства Жан-Жаком Руссо, и с этим знаком исторически связывается новый этап европейского художественного стиля. Сфера его употребления—выражение волнения, аффекта, лирически окрашенные слова-названия и назывные (номинативные) сочетания и под. В научной и под. речи его употребляют для обозначения пропусков в цитатах.

Нередко многоточие сопровождает такие аффективные знаки, как вопросительный и восклицательный. Как со знаком паузы перед содержанием удивляющим и под. с ним соперничает, всё более вытесняя его в этой функции,— тире.

Примеры: Вы думаете, что эти дамы. но дамам меньше всего верьте (Гог.). .Боже! Сегодня! Бедный мой отец!(Пушк.). «Ужели», думает Евгений: «Ужель она? Но точно. нет. Как! из глуши степных селений.» И неотвязчивый лорнет Он обращает поминутно На ту, чей вид напомнил смутно Ему забытые черты (Пушк.). И светла, и легка, ты несёшься туда. Я гляжу и молю хоть следов (Фет). Я думал. не помню, что думал; Я слушал таинственный хор. И звёзды тихонько дрожали, И звёзды люблю я с тех пор. (Фет). «Деньги взял» —сквозь зубы процедил он.— «Не брал

л их, брат! Не надо мне!., беда от них!» (Горьк.)’. — Я вам нравлюсь—верю. И вы для меня. человек не безразличный (Коновалов). Ну, что бы ни было, гляди. В той кучке, видишь? впереди, Там, где ещё в мундирах двое. Вот отошёл. вот боком стал: (Пушк.). В дымных тучках пурпур розы, Отблеск янтаря, И лобзания, и слёзы, И заря, заря! (Фет).

Известное стилистическое значение принадлежит многоточию, начинающему фразу или даже значительный по объёму текст в беллетристике. Трудно в подобных случаях говорить о точном психологическом характере такого выбора автором знака препинания, но установочность его несомненна. Повидимому, чаще всего существо дела в таких случаях — в желании натолкнуть читателя на глубокое впечатление разрыва между тем, что рассказывалось раньше, и тем, что автор повествует теперь. В качестве примера можно отослать хотя бы к некоторым начинающимся таким многоточием главам «Барсуков» Л. Леонова.

9.  ПУНКТУАЦИЯ ПРИ ЦИТАЦИИ И ПРЯМОЙ РЕЧИ.

Знак (двусторонний), которым выделяются цитаты,—кавычки: Ему [Белинскому] достаточен стих: «Родные люди вот какие» в «Онегине», чтоб вызвать к суду семейную жизнь и разобрать до нитки отношения родства (Герцен).Он почти перестал выходить из дома, всё сидел одиноко на чердаке, читая таинственную книгу «Записи моего отца» (Горьк.). «Почтенному Василию Каширину с благодарностью—на сердечную память», подписана была какая-то странная фамилия, а росчерк изображал птицу в полёте (Горьк.).

Кавычками выделяются слова употреблённые иронически, когда автор не скрывает, а, наоборот, подчёркивает характер их употребления:

«Большая кузина»,— и при этом названии я не могу без улыбки вспомнить, что она была прекрошечная ростом,— сообщила разом своей ставленнице всё, бродившее в её собственной душе. (Герцен).— Хорошо ему, Иванушке-Дурачку, про «свойства» говорить,— первое молвило Смиренномудрие:— мы и сами не плоше его эти «свойства» знаем t (Салт.-Щедр.)

1 Кавычки, обычно достигающие той цели, которой должны служить, в одном отношении не обеспечивают, однако, нужного смысла или, точнее, его оттенка. Когда в кавычки берётся слово, в которое вкладывается, напр., ирония,—соответственно природе последней — смысл близится к противоположному тому, что говорится: «Этот «труженик» берётся за работу не иначе как после долгих увещаний»; «К делу привлечён был «специалист», и под. А между тем прямая цель кавычек — именно точность цитации.

Эта двоякость практики относительно кавычек искусно используется Салтыковым-Щедриным для своеобразной смысловой игры. В своей рецензии на «Стихотворения А. Фета» — в «Современнике» за сентябрь 1863 года он пишет: «.И между тем, находятся глубокомысленные критики, которые 440

В кавычки берутся слова, характеризуемые как в том или другом отношении необычные, являющиеся архаизмами, неологизмами, арготизмами и под.:

Повторяю: в 184* году Любезное ни о каких «народо-правствах» уже не думал, а просто принадлежал к числу городов, осуждённых радовать губернаторские сердца (Салт.- Щедр.). Но тут, в этой насыщенной «игрушечным делом» атмосфере, меня вдруг охватило какое-то щемящее чувство, не то чтобы грусть, а как бы оторопь (Салт.-Щедр.). .Поэтому теперь, когда, помимо его репутации, меня заинтересовала самая личность «самородка-механика», я счёл уже своею обязанностью посетить его и его заведение (Салт.- Щедр.). А старый «ловец человеков» всё говорил, постукивая в такт словам пальцами по краю подноса (Горьк.). Говоря всё это, Москалёв «учитывал» впечатление, и оно складывалось не в его пользу (А. Н. Толст.). Боковые мысли не влияли, разумеется, на горячность слов Сергея Константиновича, но, замечая, что впечатление совсем уже становится неважным, он осторожно начал «спускаться» (А. Н. Толст.).

Примечание. Кавычки в печати в последних двух случаях могут быть •вменены курсивом; ср.: «Протяжным голосом и несколько нараспев начал он меня увещевать.» (Герцен) .«Кантонист не продолжал разговора; он увидел, что я взят ни за буянство, ни за пьянство, и потерял ко мне весь интерес, а, может быть, и боялся вступить в разговор с опасным арестантом» (Герцен). «Скорее всего — сам умер, потому что какая сласть щуке глотать хворого, умирающего пискаря, да к тому же ещё и премудрого ?» (Салт.-Щедр.).

После выразительной паузы, которая следует за словами о том, что кто-то сказал, подумал и под., употребляется двоеточие. Сами точно приведённые слова ставятся в кавычках:

Тут он прервал своё чтение и сказал мне сурово: «Что ты теперь скажешь себе в оправдание?» (Пушк.). Чьё-то лицо, испуганное и радостное, качалось рядом с матерью, и дрожащий голос, всхлипывая, восклицал: «Митя! Куда ты?» (Горьк.).

Кавычек не ставят, если внешняя планировка в книге или рукописи достаточно чётко показывает, что идущие за словами автора—слова передаваемые. Ср., напр.:

Мать, не останавливаясь, заговорила:

— Пусть идёт,— вы не беспокойтесь: я тоже очень боялась,— мой впереди всех. Который несёт знамя,— это мой сын (Горьк;).

Заметим, что если точно приведённые слова предшествуют словам автора, то их заключают в кавычки, но перед авторскими поэтическую деятельность г. Фета ставят до такой степени высоко, что даже для оценки произведений других его собратий употребляют выражение: «тут есть что-то фетовское». Смеем их уверить, что даже в стихотворениях самого г. Фета, некоторой части которых, впрочем, отдаём должную справедливость, есть очень мало «фетовского».

словами в этом случае ставят запятую, запятую с Тире или только тире.

«А я тебе глухаря принёс, Гришук», прибавил Емеля, кончив рассказ (Мамин-Сибир.).

«Ну, а кричать на меня я вам не позволю» — тихо сказала мать (Горьк.).

Если точно приведённые слова заканчиваются на письме вопросительным или восклицательным знаком, то обыкновенно предпочитают употреблять тире:

«Сосед, куда собрался?» — кричит Семён (Гарщ.).

«Это каменный уголь?» — обратился я к провожатому (Сераф.).

«Ты удочку спрячь!» —сказал Петька, когда мать довела его до порога парикмахерской (Л. Андр.).

Там, где передаётся много разговоров и кавычки в большом числе были бы технически неудобно, их обыкновенно пропускают, «о за соответственными словами ставят уже знак более сильного отделения — запятую с тире или тире.

Мать шутила, сверкая ясными глазами.

— Что, испугался давеча? — спросила она, толкнув меня (Горьк.).

— Я, прежде чем к Манухину пойти, битых пять часов с Семёном советовался.

— Обо мне? с Семёном? —спросил Кудрин, побледнев (Лаврен.).

— В путь, — обронил он коротко (Лаврен.).

— У него [Семёна] партийные руки, — сказал Кудрин: — но к этим рукам всегда нужно прикреплять стороннюю партийную голову, обладающую способностью критически мыс* лить и направлять руки (Лаврен.).

Как видим, знаки препинания, употребляемые при словах •автора вслед за приводимыми словами, выбираются довольно свободно. Известная свобода предоставляется также в случаях, если слова автора стоят между точно приведёнными словами. Сравните: «Братцы», — заплакал он: —«очень мне приятно, что вы меня уважаете» (Вольнов).

или: «Братцы, — заплакал он — очень мне приятно, что вы меня уважаете».

— Братцы, — заплакал он, — очень мне приятно, что вы меня уважаете; и т. под.

В печати при передаче разговоров кавычки обыкновенно опускаются, слова же каждого говорящего печатаются с красной {новой) строки:

— Товарищ Тимкин, вы сочувствующий?

— Так точно. Стою на платформе.

— Значит, готовьтесь!

— Куда?

— Объявлена мобилизация (Неверов).

— Надобно, чтоб рыбы любили друг друга! — ораторствовал он [Карась]: —чтобы каждая за всех, а все за каждую-» вот когда настоящая гармония осуществится!

— Желал бы я знать, как ты со своей любовью к Щуке подъедешь!—расхолаживал его Ерш.

— Я, брат, подъеду! —стоял на своём Карась:— я такие слова знаю, что любая щука в одну минуту от них в карася превратится!

— А ну-тка, скажи! (Салт.-Щедр.).

ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ.

Для критического использования.

В. Классовский. Знаки препинания в пяти важнейших языках. С.-П„ 1882.

Я. Г р о т. Русское правописание. 1885 и последующие изд.

А. Гусев. 'Знаки препинания (пунктуация) в связи с кратким учением о предложениях и другие знаки в русском письменном языке. М., 1905.

А. Пешковский. Школьная и научная грамматика, 3-е и последующ, изд., 1922 и дал.

А. Пешковский. Наш язык. Часть I. Книга для учителя, изд. 3, М., 1923.

А. Ш а п и р о. О реформе русской пунктуации,— Русск. яз. в сов. школе, 1930, № 3.

О. Парамонов. Новые принципы в пунктуации,— Русск;. яз. в сов. школе, 1930, № 4.

Л. Б у л а хов с к и й. К реформе русской пунктуации,— Русск. яз. в сов. школе, 1930, № 4.

А. Шапиро иМ. Уаров. Орфография, пунктуация и техника корректуры. М., 1933.

С. Абакумов. Методика пунктуации,— Русск. яз. и литер, в средн, школе, 1934, № 4.

Н. Поспелов. Об основах пунктуации в русском языке,— Русск. яз. в школе, 1936, № 4.

С. Абакумов. Современный русский литературный язык. М., 1942.

К. И. Белинский Н. Н. Никольский. Трудные случаи орфографии и пунктуации. Краткий справочник. Изд. «Правда», 1944.

С. И. Абакумов. Об основах методики пунктуации,— Изв. Акад, педаг. наук РСФСР, выл. 10, 1947.

СОДЕРЖАНИЕ РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК 3-4

Глава I.

фонетика . а-:л

Содержание: 1. Фонемы и их звуковые вариации. 2. Чередования гласных. 3. Чередования согласных. 4. Деление на слоги, б. Общие замечания об ударении. — Из литературы.

Приложения: I. а) Образец литературного произношения, б) Спи» сок ударений, против которых особенно часто погрешают, в) Чтение « в иноязычных словах со смягчением и без смягчения согласного, г) Разрешаемые в литературном произношении варианты произношения в: I в отдельных словах. II. Частность употребления в русском языке отдельных звуков. III. Важнейшие особенности вошедших в русский литературный язык южнославянизмов. IV. а) Образец языка московских документов XIV века, б) Образец русского литературного языка второй половины XVII века, в) Образец языка начала XVIII века. V. а) Русские наречия, б) Образец севернорусского говора, в) Образец южнорусского говора. — Из литературы.

Глава Н.

ЛЕКСИКА И ФРАЗЕОЛОГИЯ . 40-122

Содержание: 1. Вводные замечания. 2. Состав, русской лексики в стилистическом отношении. 3. Областная и социальнодиалектная лексика. 4. Древнеболгарские элементы. 5. Архаизирующая лексика, б. Неологизмы. 7. Иноязычные элементы. 8. Борьба с варваризмами. Замечания об аббревиатурах. 9. Об источниках литературной фразеологии. 10. Замечания о супплетивных словах (формах) и омонимах. 11. Лексикография.— Из литературы.

Г лава ill.

МОРФОЛОГИЯ. 1. СЛОВООБРАЗОВАНИЕ 123-196

Содержание: 1. Грамматические особенности языка. 2. Части речи. 3. Вводные замечания о словообразовании. 4. Суффиксы имён существительных. 5. Ударение суффиксальных имён существительных. 6. Суффиксы имён прилагательных. 7. Ударение членных прилагательных. 8. Глагольные суффиксы. 9. Префиксальные имена существи

тельные и прилагательные. 10. Об ударении префиксов. 11. Бессуф- фиксные образования существительных. 12. Причастия (глагольные прилагательные). 13. Ударение причастий. 14. Залоговые формы на >ся (-сь). 15. Приметы видов. 16. К ударению видовых образований. 17. Наречия. 18. Деепричастия. 19. Сложные слова. 20. Сокращённые слова. (Аббревиатуры).— Из литературы.

Глава IV.

МОРФОЛОГИЯ. 11. ФОРМЫ СЛОВОИЗМЕНЕНИЯ . 196-238 (Склонение и спряжение)/

Содержание: 1. Склонение имён существительных. 2. Движение ударения в склонении имён существительных. 3. Склонение имён прилагательных. 4. Ударение имён прилагательных. 5. Особенности склонения некоторых местоимений. 6. Особенности склонения некоторых числительных. 7. Ударение числительных и местоимений. 8. Перенос ударения на предлоги. 9. Глагольная флексия. 10. Инфинитив (неопределённая глагольная форма). 11. Аналитические (сложные) формы спряжения. 12. Ударение глагола. — Из литературы.

Глава V.

Русский язык - ДЛЯ ФИЛОЛОГОВ

БОЛЬШЕ НЕТ

Русский язык - ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

БОЛЬШЕ НЕТ

 

Найти похожие материалы можно по меткам расположенным ниже

             👇

★ВСЕ➙ДЛЯ ВУЗОВ-ТЕХНИКУМОВ, Педагогическое образование, ★Все➙ Для ФИЛОЛОГОВ, Автор - Булаховский Л.А.

НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ УЧЕБНИКОВ и КНИГ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ

БОЛЬШЕ НЕТ

ПОПУЛЯРНЫЕ УЧЕБНИКИ и КНИГИ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ

БОЛЬШЕ НЕТ

Еще из раздела "РУССКИЙ ЯЗЫК"

БОЛЬШЕ НЕТ

УЧЕБНИКИ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ СПИСКОМ И ДРУГИЕ РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ СВ

Яндекс.Метрика