Советский экран №14 Июль 1975 год – СКАЧАТЬ журнал СССР

Читать онлайн, скачать советские журналы

Критико-публицистический иллюстрированный журнал. Орган государственного комитета совета министров ссср по кинематографии и союза кинематографистов ссср. Основан в 1925 году и выходит два раза в месяц.

Эугения ПЛЕШ- КИТЕ 

На первой странице обложки актриса Эугения ПЛЕШКИТЕ (читайте о ней на стр. 6—7). Фото Николая Г н и с ю к а

 Парад бутафории

© Издательство "Правда" 1975 год

В ЭТОМ НОМЕРЕ:

Киноповесть Леонида Леонова экранизировал на "Мосфильме" Михаил Швейцер. Стр. 10-11

Михаил Жаров рассказывает о работе с Эйзенштейном, Пудовкиным, братьями Васильевыми.

Стр. 18-19

Еще одна встреча с Василием Макаровичем Шукшиным:

фильм "Земляки" поставлен по его сценарию.

Стр. 2-3

Творческое содружество. Как оно возникло? Александр Алов и Владимир Наумов.

Стр. 12-13

 

 

 КАК ОТКРЫВАТЬ СКАЧАННЫЕ ФАЙЛЫ?

👇

СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ

 

 

Журнал «Советский экран» №14 - 1975 год. (Июльский выпуск). Формат: PDF Размер файла 17.4 Mb 

СКАЧАТЬ PDF

отрывок из журнала...

ОТ ЛИЦА ПОКОЛЕНИЯ

Я встретил HI на летном поле аэропорта Усть-Кут. Они ждали вертолет, чтобы улететь в тайгу. Я же из тайги вернулся, был в Звездном поселив и теперь встретил их здесь - людей в плащах, грубых сапогах, с неимоверным количеством аппаратуры. С ними был мой хороший знакомый - Феликс Ходаковский, начальник треста "Нижнеангарсктрансстрой", Герой Социалистического Труда.

Мы поздоровались, он подвел меня к ним и сказал:

- Это документалисты из Киева. Мы летим с ними в Казачинское, на 20-й километр, разбивать палатки...

Они улетели после обеда, и я позже узнал, что в ту ночь, когда они высадились на берегу реки, им не повезло: началось наводнение, и их палатки залило ледяной водой.

Это были первые дни Байкало- Амурской магистрали - солнечные, ветреные, шумные и многолюдные. Только в Звездном поселке за короткое время побывало около трехсот журналистов, писателей, кинооператоров. Не удивительно, что сегодня мы уже так много слышали, видели и читали о БАМе, что без определенных усилий не можем и поверить: дни-то те рядом!

Больше года прошло с момента отправления из Москвы спецпоезда № 14 с бойцами Всесоюзного ударного строительного отряда. А нам кажется, БАМу много лет. Впрочем, так было и будет всегда с действительно всенародными стройками.

Важное место в информации о БАМе занимают, конечно, документальные киноленты. Они дают возможность увидеть своими глазами и тайгу, и вечную мерзлоту земляных глыб, и валку леса, и, самое главное, тех, кто приехал в эти края с высокой и простой целью: проложить 3 200 километров стальной магистрали. А сейчас, когда страна готовится к XXV съезду КПСС, нам особенно интересно знать, что происходит на этой важнейшей стройке в канун знаменательного события.

Я смотрел новую киноленту о БАМе "Иду дорогой века" (киностудия "Киевнаучфильм", сценарист В. Кузнецов, режиссер Л. Удовенко) и вспоминал о мимолетной встрече с ее авторами на ветреном поле Усть-Кутского аэродрома. Мы ведь тогда со многими встречались. И лотом на страницах газет, журналов, книг - и, конечно, на экранах - эти встречи продолжались. А в памяти осталось самое яркое, искреннее, точное. Фильм, о котором я говорю, как раз для памяти.

В картине говорится не о рельсах и шпалах, а о тех, кто рельсы и шпалы прокладывает. И говорится не скороговоркой, а умно и с достоинством, лаконично и с чувством меры. Потому что те, кто сделал этот фильм, больше ценят не свои слова, а слова тех, кто строит, работает я тайге.

Люди здесь очень разные и этим уже интересны. Интересно и их постоянное вживание в атмосферу стройки, новый, таежный образ жизни. Я имел возможность наблюдать этот процесс, потому что летал на стройку не один раз. Приятно встречаться со старыми знакомыми, видеть, как человек "отрабатывает" собственную известность, как серьезно и глубоко понимает свою роль, необходимость своего труда. О многих бригадах - особенно бригадах ленинградцев, красноярских строителей из Звездного - можно сказать, что там работают по-настоящему сильные и надежные люди.

Я могу назвать москвича Геннадия Гаврилова, который еще по пути на БАМ, во время одной импровизированной пресс-конференции в вагоне, рассказал о своем решении работать на строительстве магистрали так же ударно, как работал до "того на КамАЗе (корпус, которым он там сооружал, был закончен, и только после этого отправился в Звездный). И обещание свое он сдержал, проявив в трудных таежных условиях и твердость духа и верность слову.

Не могу не сказать о Нине Филатовой. Она маляр, прекрасный мастер своего дела. Но обстоятельства сложились так, что ей, строителю, предложили работу... повара. Она и дома- то у себя не очень часто готовила, а здесь предстояло кормить тринадцать лесорубов, ребят из ленинградского отряда. И начались самые трудные дни в ее жизни: она не отказалась! Временное занятие растянулось на год. Сегодня Нина - отличный повар (по признанию ребят). Причем повар, способный совершать кулинарные чудеса в условиях тайги. Нина Филатова надеется, что, когда кончится "кулинарный кризис", она сможет вернуться к своей основной профессии, а пока понимает: то, чем занята сегодня, необходимо. Ее бригаде, ее участку, вообще БАМу...

Можно приводить много примеров честного, достойного выполнения долга совсем молодыми людьми, для которых БАМ - школа жизни, ее первый класс. Естественно поэтому, когда человек все свои размышления, взгляды, вопросы связывает с учебой в этом трудном классе. И логично, когда кинематографисты дают человеку возможность поделиться своим мироощущением с нами, зрителями. Значимость этого общения велика.

В фильме нет холостого лязга гусениц и душераздирающего завывания бензопил. Наше внимание приковано к глазам рассуждающего человека, к его мыслям о времени и о себе, о нас с вами и о тех, кто с нами рядом.

Что получилось! Когда первые добровольцы ехали на "стройку века", поезд М* 14 встречали на перронах десятков вокзалов с цветами, песнями, транспарантами. Тысячи людей обнимали парней н девчат в защитной форме, называли их героями и первопроходцами. Ими восхищались. Снимать их было весело, приятно, просто. Для них были написаны специальные песни, и одну из них, самую звонкую и пустую, уговаривали петь во всех вагонах, и снимали поющих для экранов, и записывали поющих для эфира.

А потом бойцы строительного отряда уже рубили тайгу, строили дома на вечной мерзлоте, тянули первый подвесной мост через Таюру, чтобы можно было добираться до места рубки 95-километровой просеки, увязали по колено в чавкающей таежной трясине, но песенный стиль киносъемок и писаний о ник не менялся. Не менялся! И было неловко на это смотреть, и было неловко это

Но главной неловкостью было другое; их образ часто искажался перед людьми, не знающими истинного их окружения, не представляющими истинной сущности первопроходцев. И пусть на покажутся эти обвинения напрасными. Они очевидны для человека, сидящего в свежесколоченном таежном киноклубе, где на плоском экране живут и поют плоские герои. А в зале, напротив экрана, сидят реальные герои, реальные парни и девчата. Веселятся, недоумевают и грустят, наблюдая за своими экранными тенями.

А ведь здесь, в Звездном, прямо за стенами киноклуба "Таежник", и в Тынде, и на других больших и малых участках будущей магистрали много серьезных, глубоких, драматических проблем, объединенных тем, что все они НАСТОЯЩИЕ, жизненные, а ив надуманные. Я помню одну сцену: тридцатилетний механизатор, житель Центральной России, стоял перед начальником передвижной механизированной колонны |ПМК] и буквально умолял принять его в отряд строителей. Мехайизатор прилетел в Звездный на вертолете их Усть-Кута, где прямо на вокзале его ожидали жена и двое маленьких детей. Да, он был не прав, сорвавшись с места, отправившись с семьей в неведомый, далекий край без предварительной договоренности, без выяснения ситуации на месте. Но все газеты, радио, телевидение заговорили о БАМе одновременно, заговорили однопланово, часто забывая консультативные, направляющие, организующие моменты.

Люди не всегда знали, куда обращаться, к кому, и стихийно двинулись к местам первых базовых поселений и участков. Можно их в этом винить! Нет! Можно винить начальника ПМК в том, что он вынужден был отказывать людям в их просьбах! Нет. Он отвечает за определенное количество людей, для них размечен определенный фронт работ, на них завезено определенное количество продуктов (тайга ведь!), для них построено определенное число домов! Как быть! Как развязать узлы! Я не могу забыть честных, тревожных глаз того парня, который стоял перед начальником ПМК, и мучительно напряженных глаз и голоса начальника ПМК... Эти сцены повторялись по нескольку раз на день. Проблема рационального, организованного распределения рабочих рук по всей длине магистрали и сегодня важнейшая, очень актуальная". Она достаточно отражена документалистами! Увы, нет.

Если сейчас ехать на Дальний Восток, в Сибирь поездом, можно увидеть: десятки эшелонов грохочут в сторону БАМа, И каждый эталон - это сотни самых современных, самых лучших машин и механизмов. Она, вся эта техника, мертва, если параллельно не будет решаться проблема высококвалифицированных специалистов, которые смогут ввести ее в наступление на вечную мерзлоту, сопки, тайгу. И здесь вот сегодня и вырисовываются ножницы... Проблема специалистов вырастает в первостепенную...

Эти и другие сложные вопросы гигантской стройки касаются всех без исключения, всех, кто сегодня на ней грудится. Диалоги, и споры, и авторские размышления в фильме доказывают, сколь высока степень нравственной и гражданской зрелости ребят, которых многие склонны считать несмышленышами с атлетическими плечами.

Авторы не уклоняются от драматизма ситуаций, поисков истины. Через весь фильм проходит горькая и высокая тема.

На экране несколько раз мы видим застывший снимок, фотографию комсомольца Ивана Яблочникова, слышим строки из его писем. Мы не видим Ивана живым, и письма его читает диктор. Мы понимаем: его уже нет среди тех, с кем он приехал сюда совсем недавно, чтобы изменить лицо этого края. Понимаем: он по

гиб. Погиб здесь. И вот, когда мы слушаем рассказ о том, как он погиб, мы верим, что он не мог поступить иначе. Он спас человека, а сам погиб...

В фильме много разговоров, таких, как и в клубе "Таежник" Звездного поселка, в клубе поселка "Магистральный". В самих таких клубах, где собираются по вечерам молодые строители, и в фильме, где они собраны авторами, нет отмалчивающихся, нет равнодушных. Молодые люди размышляют, спорят о вещах, по-настоящему волнующих. В кадр вынесен очень широкий круг вопросов.

Я сам бывал свидетелем этих споров, трудных н честных разговоров. И вновь подчеркиваю: они, эти разговоры, никогда не носили отвлеченного характера. Их сущность составляли реальные проблемы, реальные жизненные проявления. Никто не удивлялся, например, когда разговор о необходимости защищать по всей трассе БАМа дерево, куст, рыбу в быстрых реках, птиц на корабельных соснах, зверей в тайге выливался в разговор об ответственности каждого, кто сегодня трудится на БАМе, о реальном вкладе в защиту окружающей среды... Я присутствовал при выборах общественных комсомольских инспекторов-лесников и помню именно что: диапазон разговора, его НРАВСТВЕННОСТЬ, взволнованность...

Зритель благодарен авторам фильма за то, что ему не предлагают итогов размышлений героя, а предлагают вместе с ним подумать, поразмышлять.

Мы узнаем о том, что волнует молодого лесоруба-бамовца, молодого путеукладчика, плотника, шофера. Мы узнаем об их взглядах на героизм, ответственность, долг. В этих сценах нет проповедей, морализирования, О мужестве, стойкости, долге говорят люди дела, люди, которые заработали право об этом говорить. Хотя, разумеется, никто ни у кого этого права не отбирал, им владеют все.

БАМ, как и любая другая передовая линия, показал и продолжает показывать, сколь неоднозначны и емки многие примелькавшиеся истины. БАМ показал, как неразрывны в своей основе героизм мига и героизм долгих будней. Я помню штурм (первый!) быстрой таежной Таюры. Это был первый мост на трассе БАМа, Первый, временный, подвесной. Его сооружением руководил Феликс Ходаковский. На трассах, над вишневой водой, над близкими, острыми осколками льда, висели ребята из ленинградского отряда и наводили мост быстро, молча, под ударами ледяного ветра. Это была трудная и опасная работа. Нам всегда интересно знать, что думают о силе человеческих поступков именно они, те, кто на деле доказал свою способность к героизму. В фильме мы получаем возможность узнать и об этом.

Авторов не обвинишь в категоричности, заданности разговора. Допустим, во время горячего спора о природе героизма, подвига, одному из участников встречи у костра в азарте был задан вопрос: а за деньги можно стать героем! Совершить подвиг! Оператор не поторопился выключить камеры, режиссер не разыграл суетливо-дежурное возмущение, диктор не стал объяснять сложную ситуацию.

Мы вместе с героями фильма ищем ответы на главные вопросы: в чем величие молодого поколения, каково его самосознание, его ответственность перед временем, перед страной. "Лицо поколения... Какое оно) Какие ценности оно считает истинными, а какие - фальшивыми! Какие мысли, какие чувства рождаются, зреют, побеждают у этих молоды людей!" - вслед за авторами фильма спрашиваем мы. И с помощью героев фильма получаем ответы... И соглашаясь или не принимая чего-то спорим с собой, с героем, с авторами... Думаем.

 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика