А.А. Громыко – «случайный» дипломат

Где, когда и кем был Андрей Андреевич Громыко?

 


Имя этого неординарного человека знают во всём мире, о его профессионализме до сих пор ходят легенды, его манеру вести самые сложные переговоры до сих пор сравнивают с неотвратимостью парового катка. Этот человек стал дипломатом волею случая, но заработал репутацию в такой сложной и неоднозначной сфере деятельности сам. Этот человек – Андрей Андреевич Громыко.

Будущий министр иностранных дел родился в семье крестьян 5 (18) июля 1909 года, в деревне Старые Громыки, на Гомельщине. Его мать Ольга Евгеньевна была грамотной и в доме водились книги, а его бабушка, когда хотела наругать внука, называла его «демократом». Демократом, конечно, Громыко не стал, ему была уготована другая судьба.
После окончания «семилетки», А.А. Громыко учился в проф.- тех. школе Гомеля, затем поступил в г. Борисове в сельхозтехникум. 1931 год стал знаковым для Андрея Андреевича. Он вступил в ряды Коммунистической партии большевиков, поступил в Минский экономический институт и там же познакомился со своей единственной женой, Лидией Дмитриевной. Проучившись два курса, А.А. Громыко был направлен директором минской школы, институт пришлось заканчивать экстерном. В 1936 году после окончания аспирантуры и защиты кандидатской диссертации, Громыко и ещё нескольких товарищей отправили в Москву в НИИ сельского хозяйства. Андрей Андреевич планировал заниматься наукой, но вмешался случай.


После кардинальных «чисток» 1937-38 годов в Наркомате иностранных дел случился жесточайший кадровый голод, и в штат стали набирать, в общем-то, случайный людей, лишь бы происхождение было соответствующее – рабоче-крестьянское, да хоть какое-то знание иностранных языков. В списке рекомендуемых специалистов оказалась и фамилия Громыко. Ему благоволил Молотов, и в 1939 году Андрей Андреевич стал заведующим отделом американских стран. Осенью того же года состоялась встреча со Сталиным, Иосиф Виссарионович произвёл на молодого специалиста НКИД огромное впечатление, которое становилось всё ярче после каждой встречи. Для Громыко Сталин стал олицетворением государственного деятеля: бесстрастным, умным, умеющим вести разговор в нужном для себя русле. В том же,1939 году, А.А. Громыко с 7-летним сыном Анатолием направляется в Америку в качестве советника Посольства СССР (тогда – полномочного представительства) в США. Этот пост он занимал в течение 4 лет, но с тогдашним послом М. Литвиновым у Громыко отношения не сложились, Литвинова отозвали по приказу Сталина в Москву, а Андрей Андреевич занимал уже посольский пост до 1946 года. В это время в мировой политике спокойствием и не пахло, в Европе бушевала война. А.А. Громыко активно занимался подготовкой Тегеранской, Потсдамской и Ялтинской конференций, а в двух последних принимал активное участие. Его с полным правом можно назвать одним из основателей Организации Объединённых наций. А после – с 1946 по 1949 год – замминистра иностранных дел СССР, с 1952 по 1953 год – посол СССР в Великой Британии.

В 1953 году умер Сталин, министром иностранных дел вновь стал В.М. Молотов и он назначил А.А. Громыко своим I заместителем. К власти пришёл Н.С. Хрущёв, который являлся полной противоположностью Сталина, и умный, сдержанный, знающий все тонкости дипломатического этикета Андрей Андреевич, с большим трудом выдерживал политические «выкрутасы» Первого лица государства. С 1957 года Громыко назначен Министром иностранных дел СССР, и Карибский кризис 1962 года едва не стал позорным пятном в биографии советского дипломата, ему приходилось в разговоре с Президентом Кеннеди выгораживать Хрущёва. Сохраняя лояльность Никите Сергеевичу, Громыко был вынужден оправдывать недостойное поведение Первого лица на заседании Совета ООН, как-то объяснять злобный выкрик Хрущёва в сторону иностранных представителей «Мы вас похороним!», да и вообще выносить пренебрежительное отношение к себе со стороны Первого лица. Дело в том, что тогда Никита Сергеевич полагал себя непревзойдённым дипломатом и к Громыко относился как к советнику, эксперту, безынициативному чиновнику, даже планировал Громыко заменить своим зятем, А. Аджубеем, (не успел, принудительно был отправлен на пенсию).
Совсем другие отношения были у Громыко с Л.И. Брежневым. Они дружили ещё до избрания Леонида Ильича Генсеком, дружили и во время правления Брежнева, представляя собой как бы доброго и злого полицейского. Именно в эти годы талант дипломата раскрылся у Андрея Андреевича в полной мере. Были заключены договоры ОСВ и ОСВ-2, подписано Хельсинское соглашение, а авторитет министерства в международных делах был непререкаем. Единственное ведомство, которое могло «надавить» на Громыко, было Министерство обороны, ни с Гречко, ни с Устиновым Громыко никогда не вступал в противоречия. А.А. Громыко проработал министром иностранных дел СССР 28 лет, пережив шесть Генеральных секретарей.


Каким же был этот, всегда «застёгнутый на все пуговицы» человек?

Чаще всего его выражение лица было мрачным, приятным и лёгким собеседником он не был, в делах у него была бульдожья хватка, он умел найти такие доводы, что партнёры по переговорам, так или иначе, подписывали нужные договоры. Никаких пустых разговоров, только по делу. Но, как и у всякого человека, у Громыко были слабости. Единственный человек, мнение которого для Андрея Андреевича было абсолютным, была его жена, Лидия Дмитриевна. Именно она наводила порядки в министерстве, неугодных ей людей увольняли, она сопровождала мужа почти во всех командировках, именно благодаря ей члены Политбюро носили одинаковые шляпы (Л.Д. Громыко закупала эти шляпы в дешёвых американских магазинах во время мужниных командировок). Так что, Раиса Горбачёва в качестве Первой управительницы была не первой. Но именно Громыко Раиса Максимовна и Михаил Сергеевич обязаны тем, что стали первыми лицами Страны Советов. И именно Горбачёв первым перестал считаться с Громыко, как с опытным дипломатом, да и просто знающим человеком. Пришло время популистов и болтунов, Громыко в этой команде был старой белой вороной.
А.А Громыко умер в 1989 году, не дожив 16 дней до своего восьмидесятилетия. По настоянию семьи, его похоронили на Новодевичьем кладбище, а не у Кремлёвской стены. Никто из новых хозяев СССР на похороны патриарха советской дипломатии так и не пришёл.


КОММЕНТИРОВАТЬ

Обновить Защитный код
0 Плохо0
Яндекс.Метрика