Мелодрама в советском и западном кино

За всю историю советского периода киноискусства, чиновники министерства культуры очень презрительно относились к традиционному разделению его на жанры, что само по себе понятно, ведь та система, которая сложилась в Америке и Европе, в основе имела жизнь конкретного человека. Советская же культура подразумевала как самое основное социум, который являлся основной движущей силой прогресса. И если, например, можно было запросто переделать авантюрный жанр к классовым битвам; или детективный сюжет интерпретировать как действия по разоблачению врагов народа, где чаще всего в конце концов преступник оказывался связанным с буржуазным западом; если пастораль ложилась на колхозные и рабочие комедии, то мелодрама никогда не имела место в жанровой линейке.

Советские мелодраммы

Всё дело в том, что мелодрама – истинно буржуазный жанр, который ставил основой сюжета конкретного человека, его опыт в личной жизни, карьере, взаимоотношения с друзьями. То есть именно тех вещей, которые советская идеология категорически отвергала и не признавала существования. Интерес к данному направлению как со стороны зрителей, так и режиссёров считался ненормальным, свидетельством плохого вкуса.

Любые картины, в которых замечались элементы мелодрамы, нещадно запрещались и закрывались как в 20-е и 30-е годы, так и в послевоенное время. Только счастливая случайность, связанная с кинопристрастиями старого и чувствительного генерального секретаря Брежнева позволила зрителям смотреть «Калину красную» Шукшина (1974), но и получить Государственную премию РСФСР Искре Бабич, отстранённую от работы режиссёра ещё в начале 60-х за любовь к данному жанру. И всё-таки, с тем же усердием, с каким отрицался данный киножанр в советской официальной культуре, он поселялся в сознании общества. Ведь присутствие его во многих фильмах ощущалось очень сильно, и как призрак переходило через года до самых последних лет социалистического государства.

Примерно на 80-е года приходится разрушение веры в «светлое будущее», и начинается минимальная оценка настоящего, с комфортом проживания в собственной жилплощади, пусть маленькой, но всё же не коммунальной, с приоритетом человеческих отношений. Самоё главной ценностью стала индивидуальность, пусть это происходило негласно, но всё же отражение частной жизни приносило облегчение всем уставшим от старой, изжившей себя, системы. Многие такие формы облачились в трагикомедию – жанр, довольно близкий мелодраме по своей сути. Многое здесь заметно, если скачать шедевры Эльдара Рязанова (Ирония судьбы), Георгия Данелия (Афоня, Осенний марафон), Сергея Микаэляна (Влюблён по собственному желанию), Виталия Мельникова (Здравствуй и прощай), Леонида Марягина (Вас ожидает гражданка Никанорова). Из них исходило, что единственным спасением от официальной общественной жизни для чудаковатых героев была любовная жизнь, но и это было призрачным. Где-то в начале 80-х появились неожиданные финалы, как например, в «Вокзале на двоих» Рязянова, где любовный сюжет представлялся как воспоминания персонажа, сидящего в тюрьме ни за что. И любящая женщина смогла только помочь успеть явится на утреннюю поверку. Здесь уже тюрьма была тем пространством, которое пытался покинуть герой, с помощью любви.

Героини терпели крах и в таких хитах середины 80-х, как «Зимняя вишня» Масленникова и «Прости» Ясана, когда слабым оказывался партнёр, причём изначально. Разочарование в героях-мужчинах, вообще, пришло ещё раньше, уже с персонажами Мягкова в «Иронии судьбы» и «Жестоком романсе», где его персонаж был уязвлён своей мелкостью, причём мелкостью не только профессиональной, но и душевной.

Удачная попытка начать жанр с чистого листа принадлежала дебютанту Владимиру Меньшову, который был вознаграждён за старания самой престижной наградой в мире кино – «Оскаром» американской киноакадемии. Если скачать его картину «Москва слезам не верит», можно заметить огромное сходство с американскими шедеврами, так как сюжет про добрую девушку, пробивающую себе дорогу к процветанию и личному счастью исключительно своими силами, упорством и верой в будущее, отлично подходил и к сталинскому лозунгу «кузнец своего счастья» и американскому «selfmade» – человек, сделавший себя сам.

Жанр мелодрамы, который вуалировался и изгонялся из советского понимания, на самом деле содержал в себе многие взгляды на результаты советской действительности, которые должны были быть замечены намного раньше и могли бы принести неоценимую пользу руководителям государства. Иногда попытка оценить место данного жанра в культурном аспекте эпохи может дать намного больше полезной и объективной информации, чем многотомные научные исследования, основанные на цифрах и фактах.

 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика