Новое в советской исторической науке (Бовыкин, Бонгард-Левин, Голубцова, Гутнова, Ермаков, Иванов, Ким, и др.) 1988 год - старые учебники

Скачать Советский учебник

 Новое в советской исторической науке (Бовыкин, Бонгард-Левин, Голубцова, Гутнова, Ермаков, Иванов, Ким, и др.) 1988

Назначение: Библиотека учителя истории, основ советского государства и права, обществоведения

В пособии отражены новейшие достижения советской исторической науки в разработке узловых проблем отечественной и всеобщей истории с древнейших времен до наших дней. Круг затрагиваемых вопросов связан с содержанием школьных программ и учебников.

© "Просвещение" Москва 1988

Авторство: В.И. Бовыкин, Г.М. Бонгард-Левин, Е.С. Голубцова, Е.В. Гутнова, В.Т. Ермаков, Я.Ф. Иванов, Г.Ф. Ким, И.С. Клочков, Г.Е. Марков, А.П. Новосельцев, А.Л. Преображенский, Л.Н. Пушкарев, А.В. Семенова, А.М. Филитов, С.С. Хромов, А.О. Чубарьян

Формат: PDF Размер файла: 14.5 MB

СОДЕРЖАНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ:

 Введение (3).

 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

 Глава I. Древнейшие государства на территории европейской части СССР (7).

 Глава II. Проблемы социально-экономической и политической истории феодальной России в трудах советских ученых (20).

 Глава III. Некоторые вопросы истории России первой половины XIX в. в современной советской историографии (39).

 Глава IV. Эпоха капитализма (1861-1917 гг.) в работах советских историков (50).

 Глава V. Важнейшие проблемы истории русской культуры IX - начала XX в. в новейшей литературе (67).

 Глава VI. Изучение исторического опыта культурного строительства в СССР на современном этапе (78).

 Глава VII. Вопросы истории советского общества в историографии СССР (90).

 ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

 Глава VIII. Новейшие достижения советской науки в области изучения истории первобытного общества (140).

 Глава IX. Новое о Древнем Востоке (161).

 Глава X. Вклад советских историков в науку об античности (170).

 Глава XI. История средних веков в современной советской историографии (183).

 Глава XII. Проблемы новой истории стран Западной Европы и Америки в современной советской историографии (198).

 Глава XIII. Развитие в СССР исследований по новейшей истории стран Западной Европы, США и Канады (212).

 Глава XIV. Советская историография новой и новейшей истории стран Азии и Африки (224).

 

 КАК ОТКРЫВАТЬ СКАЧАННЫЕ ФАЙЛЫ?

👇

СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ

 

Скачать бесплатный учебник  СССР - Новое в советской исторической науке (Бовыкин, Бонгард-Левин, Голубцова, Гутнова, Ермаков, Иванов, Ким, и др.) 1988  года

СКАЧАТЬ PDF

ОТКРЫТЬ: - отрывок из учебника...

 ВВЕДЕНИЕ

XXVII съезд Коммунистической партии Советского Союза определил основные направления развития советской школы, имеющие своей целью воспитание сознательных, высокообразованных людей, способных как к физическому, так и к умственному труду, к активной деятельности в народном хозяйстве, различных областях общественной и государственной жизни, сфере науки и культуры. Как отмечается в новой редакции Программы партии, «КПСС будет продолжать совершенствовать систему народного образования с учетом потребностей ускорения социально-экономического развития, перспектив коммунистического строительства, требований, выдвигаемых прогрессом науки и техники»1.

Перед школой поставлена задача ’огромной важности — прививать учащимся чувство любви к Родине, коллективизм, уважение к старшим, родителям и учителям, воспитывать подрастающее поколение в духе высокой ответственности за качество учебы и труда, за свое поведение, развивать ученическое управление2. В решении этой задачи большую роль призваны играть учителя истории и обществоведения. На них и рассчитана данная книга.

Изучение истории, овладение всем богатством накопленного человечеством опыта выступают необходимыми компонентами образования и воспитания новых поколений советских людей, формирования у них активной жизненной позиции.

Учитель-историк выполняет важнейшую работу, прививая учащимся любовь к своей Отчизне, раскрывая общность исторических судеб народов нашей страны, впервые знакомя своих питомцев с произведениями основоположников научного коммунизма.

Данная книга фактически является продолжением первого издания, вышедшего в свет в 1984 г.3. В ней дается анализ исторической литературы, опубликованной главным образом в 1981 — 1985 гг. В отличие от предыдущего издания здесь впервые включены главы, раскрывающие проблемы истории России первой половины XIX в., истории русской культуры IX — начала XX в., исторического опыта культурного строительства в СССР, советской историографии новой и новейшей истории стран Азии и Африки. Хронологические рамки этих глав по сравнению с осталь-ными несколько расширены.

1 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза.— М., 1986. —С. 166.

2 См.: Там же. — С. 167.

8 См.: Новое в исторической науке. — М., 1984.

Первая часть книги посвящена истории народов СССР. В главе, написанной членом-корреспондентом АН СССР А. П. Новосельцевым, дается анализ новых данных о сарматском населении юга европейской части нашей страны, об этногенезе славян, их разделении на восточных, западных и южных, о возникновении Древнерусского государства, древнерусской народности.

Вторая глава принадлежит перу доктора исторических наук А. А. Преображенского. В ней рассмотрено современное состояние советской историографии истории нашей страны в XIII—XVIII вв., в том числе феодальной раздробленности на Руси, формирования единого централизованного государства, процесса закрепощения крестьянства, складывания всероссийского рынка, формирования абсолютизма, генезиса капиталистических отношений, истории классовой борьбы.

Автор третьей главы — кандидат исторических наук А. В. Семенова — освещает некоторые проблемы истории России первой половины XIX в. Базируясь на новых исследованиях, она анали-зирует вопросы политической истории, освободительного движения, общественной мысли.

Освещению в новейшей исторической литературе истории России периода капитализма посвящена глава, подготовленная доктором исторических наук В. И. Бовыкиным. В ней раскрыты проблемы развития капитализма, возникновения монополий, становления государственно-монополистического капитализма, истории революционного движения, кризиса самодержавия. Большое место отведено истории революции 1905—1907 гг. и Февральской революции 1917 г.

Важнейшие проблемы истории русской культуры IX — начала XX в. в новейшей советской литературе — тема пятой главы, написанной доктором исторических наук Л. Н. Пушкаревым. Анализу подвергнуты труды о древнерусской культуре, о роли христианства и церкви в истории культуры, о развитии культуры в средние века и в новое время, а также в конце XIX — начале XX в. Автор дает оценку исследованиям обобщающего характера, в которых нашли отражение общие проблемы истории русской культуры, в частности вопрос о двух культурах в классово-антагонистических обществах.

Кандидат исторических наук В. Т. Ермаков — автор шестой главы. В ней рассмотрены работы, освещающие проблемы истории советской культуры, и прежде всего содержание и хронологи-ческие рамки культурной революции в СССР, ее исторический опыт, дающие характеристику современного этапа культурного строительства, новые подходы к определению понятия «советская культура».

Завершает рассмотрение новейшей литературы по отечественной истории седьмая глава, посвященная истории советского общества— с победы Великого Октября до наших дней. Ее автор — доктор исторических наук С. С. Хромов — дает характеристику того нового, что содержится в трудах наших ученых по пробле

мам истории СССР советского периода. В главе обстоятельно раскрыты достижения советской науки в исследовании истории главного события XX в. — Великой Октябрьской социалистической революции, истории гражданской войны и военной интервенции. Большой познавательный интерес имеют новые работы, посвященные анализу переходного периода от капитализма к социализму. Автор главы выделяет принципиально новые моменты, содержащиеся в этих исследованиях. С большим вниманием читатели встречают каждую новую книгу о Великой Отечественной войне. В рассматриваемые годы их появилось немало. Многие из них были приурочены к 40-летию славной Победы. Этим книгам дана соответствующая оценка.

В самостоятельные рубрики выделены труды по истории внешней политики СССР, истории межнациональных отношений в нашей стране. Особое внимание автор обращает на анализ совре-менного этапа развития советского общества. Здесь показано то новое, что дали XXVII съезд КПСС и январский (1987 г.) Пленум ЦК КПСС для понимания сущности современных процессов развития Советского государства, сформулированы задачи дальнейшего изучения истории советского общества. С высоких позиций партийного съезда следует, как отмечается в главе, подходить и к оценке трудов, посвященных проблемам истории СССР советского периода.

Вторая часть книги посвящена проблемам всеобщей, точнее говоря, зарубежной истории. Она открывается восьмой главой, подготовленной доктором исторических наук Г. Е. Марковым, в которой показаны новейшие достижения советской науки в области изучения истории первобытного общества. Здесь приводятся новые данные о происхождении человека, развитии хозяйства, семьи и семейных отношений, материальной и духовной культуры. Автор касается также вопросов периодизации истории первобытнообщинного строя, теории этноса и проблемы этногенеза народов.

В девятой главе «Новое о Древнем Востоке» член-корреспондент АН СССР Г. М. Бонгард-Левин и кандидат исторических наук И. С. Клочков приводят новые данные о возникновении письменности, дешифровке древних языков, называют вновь вышедшие работы, посвященные истории Древнего Востока.

В десятой главе, написанной доктором исторических наук Е. С. Голубцовой, представлены новые достижения в изучении античного мира, в том числе в освещении возникновения древне-греческого полиса и государства, истории рабства и колоната, появления свободного крестьянства, роли христианства.

В одиннадцатой главе, подготовленной доктором исторических наук Е. В. Гутновой, проанализированы новые работы советских ученых, посвященные истории средних веков. Автор сосредоточил внимание на вопросах перехода от античности к средневековью, возникновения и развития феодальных отношений, истории культуры, в частности эпохи Возрождения, развития средневекового города, торговли, транспорта, церкви и антицерковного движения.

истории крестовых походов. В главе нашли отражение проблемы классовой борьбы, общественного сознания, генезиса капитализма, истории абсолютизма.

Автором двенадцатой главы является доктор исторических наук Р. Ф. Иванов. Он рассматривает недавно вышедшие работы по новой истории стран Западной Европы и США. Среди них значительное место занимают труды, исследующие различные аспекты буржуазных революций в Западной Европе, войну за независимость в Северной Америке, а также гражданскую войну в США в 1861—1865 гг.

Исследования по новейшей истории — тема тринадцатой главы. Ее авторы — доктор исторических наук А. О. Чубарьян и кандидат исторических наук А. М. Филитов — сосредоточили внимание на анализе ключевых проблем истории развитых капиталистических государств после победы Октябрьской революции, истории второй мировой войны, новых явлений в развитии капитализма в послевоенный период, современного этапа империализма, антивоенного движения.

Книгу заключает четырнадцатая глава, написанная членом- корреспондентом АН СССР Г. Ф. Кимом. Она посвящена современной историографии Востока нового и новейшего времени (до-колониальный период стран Востока, процесс их колонизации, новые тенденции в развитии общественной мысли в данном регионе земного шара).

Таково содержание книги. Разумеется, авторы смогли отразить лишь важнейшие данные, вновь введенные в научный оборот. Почти совсем не показано то новое, что содержат многие статьи, опубликованные в научных журналах, хотя по оперативности публикации они опережают книги, а по новизне постановки и раскрытия проблем нередко соперничают с монографическими исследованиями. Не включая обзор журнальных статей в данную книгу, авторы рассчитывают на то, что учителя следят за этими публикациями самостоятельно. Авторский коллектив стремился при освещении тех или иных вопросов учитывать требования школьной программы по истории.

Авторы книги будут считать свою роль выполненной, если учителя истории активно используют на уроках и в собственной подготовке к занятиям материалы данного издания.

Научно-организационную работу провела Н. Е. Быстрова.

Часть первая

Глава I

Древнейшие государства на территории европейской части СССР

Европейская часть территории СССР — регион, который издавна служил как бы мостом, связывающим цивилизации Азии и Европы. Именно здесь на протяжении многих веков древности и средневековья проходили различные племена и народы, одни из которых оседали или оставляли более или менее заметный след, другие же лишь эпизодически мелькали на карте региона.

С Европой связано и формирование восточнославянского этноса, расширение его территории в результате многоотраслевых контактов с другими этническими группами, возникновение древ-нерусской народности — общего предка современных русских (великорусов), украинцев и белорусов, а также образование Древнерусского государства, сыгравшего ведущую роль в судьбах народов Восточной Европы.

К сожалению, источниковедческая база исследователя древней и раннесредневековой истории Восточной Европы изобилует лакунами и пустотами. Находясь длительное время на окраинах культурного мира древности и раннего средневековья, Восточная Европа получала и соответствующее отражение в письменных источниках, исходивших из тогдашних культурных центров Евразии (греко-римского, семитского и иранского), которые контактировали с этой частью Европейского континента. Редко случалось, чтобы какие-то ученые сами посетили эту территорию и, как знаменитый Геродот, дали развернутое, насыщенное информацией описание ее областей и народов, их населявших. Несколько чаще такие описания попадали в античные труды из вторых и третьих рук (Страбон, Плиний Старший, Птолемей и др.). Если же учесть, что большая часть античной и раннесредневековой литературы греко-римского и переднеазиатского циклов вообще не дошла до

наших дней, то общая картина состояния письменных источников становится еще более сложной.

Из всех государств, возникавших на этой территории, только от одного сохранились памятники культуры и литературы, дающие информацию о себе и сопредельных странах. Это Древняя Русь. Однако и древнерусская литература по большей части освещает лишь период XI—XIII вв. и относительно скудна информацией даже о собственно Руси более раннего времени.

Другие местные народы если и имели свою письменность и литературу, то последние находились в зачаточном состоянии или от них почти ничего не сохранилось. Именно в таком плане мы можем говорить о письменности и письменных памятниках Хазарин — другого крупного политического объединения Восточной Европы раннего средневековья. Но в отличие от Древней Руси Ха- зария была этнически весьма пестрым объединением, в котором сами хазары, находившиеся в меньшинстве, в конечном счете утонули среди пестрого иноэтнического населения этой огромной империи. К тому же принятие хазарской верхушкой в конце VIII — начале IX в. иудаизма в качестве государственной религии привело к еще большему обособлению правящей в Хазарии группы кочевой и полукочевой знати даже от своего собственного населения, которое либо оставалось традиционно языческим, либо принимало христианство или ислам.

Для истории Древней Руси и других стран Восточной Европы раннего периода огромное значение имеют иноземные письменные источники, прежде всего византийские и арабские. Но их информация весьма неравномерна, разнозначима и трудноинтерпрети- руема. Причины этого — и в источниках такой информации, которые, как правило, брались из вторых и третьих рук, и в политической направленности тех или иных сочинений, и т. д. Например, арабские источники о Восточной Европе IX-—X вв. содержат большую информацию о Руси, но, как правило, последняя заимствована из тех стран, с которыми арабы имели непосредственные отношения (Хазария, Волжская Булгария и т. д.). Уже в силу этого сведения арабских писателей не всегда точны, часто дублируют друг друга. Знаменитый труд Константина Багрянородного «Об управлении государством», написанный в первой половине 40-х гг. X в., содержит солидную и достоверную информацию о Руси, хазарах, печенегах и других народах Восточной Европы той поры. Но император-писатель ставил перед собой определенные политические цели. Ему нужно было показать своему наследнику, как вести себя с соседями империи, той же Русью, печенегами и т. д. А отношения с ними Византии были сложными, и имперские политики, в том числе и Константин Багрянородный, прежде всего думали о том, как эти народы столкнуть друг с другом. Отсюда и характер собранного Константином материала, и методы его интерпретации.

Поэтому перед источниковедами стоят очень трудные задачи издания, изучения, комментирования сложных разноязычных

письменных источников, которые остаются главными каналами наших знаний о Руси, Хазарии и других странах Восточной Европы по ряду коренных вопросов — формированию классовой струк-туры общества, типов государства и др.

В то же время такое состояние письменной информации делает особенно значимыми достижения археологии. Без археологического материала практически нельзя решить ни одного важного вопроса истории Восточной Европы древности и раннего средневековья. Вместе с тем есть проблемы, по которым археология дает вспомогательный материал, и проблемы, где она самостоятельно решает важнейшие задачи. К последним относятся проблемы города, производительных сил, материальной культуры. Общая же картина исторического процесса может воссоздаваться лучше всего там, где археологи и собственно историки совместно, коорди-нированно разрабатывают научные проблемы.

К сожалению, такой полнокровной координации по всем отраслям исторической науки у нас пока не сложилось. Нередко историки плохо знают археологический материал, а археологи—дан-ные письменных источников. Проигрывает от этого историческая наука в целом.

Необходимо сказать еще об одном виде источников. Это материалы языкознания, сравнительно-исторического изучения лингвистики. Без них нельзя исследовать этнические процессы, а без уяснения последних не вполне ясны и другие вопросы — формирование политических объединений, ряд аспектов культуры и т. д.

Работа лингвиста еще более профессиональна и специфична, чем труд археолога. И если мы можем назвать немало имен археологов, хорошо владеющих и материалом письменных источников, то ученых, одинаково сильных в области истории и языкознания, почти нет. Во всяком случае, их нет в интересующей нас сфере исторической науки, хотя труды ряда лингвистов (А. А. Зализняка, О. Н. Трубачева и др.) многое проясняют в прошлом славян и других народов региона, их языковых и иных культурных контактов. Надо лишь прочнее связать их с работой историков.

Основной изъян, непреодоленный и по сей день, связан здесь с характером работы историков и языковедов. Историк мыслит всегда в конкретном историческом времени и пространстве. По-этому, например, фиксация в источниках тех или иных этносов, языков и т. д. для историка всегда четко связывается с тем временем, когда они наличествуют в источнике, с той или иной тер-риторией. К сожалению, лингвисты иногда от этих факторов абстрагируются и замыкаются в развитии языка как такового, без полного учета времени и места его существования.

Отсюда бытующая среди лингвистов, а под их влиянием — и части историков, своеобразная универсализация тех или иных языков, перемещение в периодах их существования и т. д. На-пример, для исследования древнейшего периода славянской истории огромное значение имеет изучение социальной терминологии славянских языков. Внимательный подход к историческому мате

риалу позволяет вполне доказательно утверждать, что контакты славян с тюрками — явление очень позднее, поскольку сами тюркские языки появились в Восточной Европе не ранее IV в. Гораздо древнее контакты славян с иранцами, жившими на территории Восточной Европы с глубокой древности. В то же время и тюрки, пришедшие сюда в IV—V и последующих веках, еще раньше в Центральной и Средней Азии контактировали с теми же иранцами, частично их ассимилировали и испытали огромное влияние со стороны последних. Поэтому целый ряд, казалось бы, тюркских имен или терминов на самом деле взяты тюрками у иранцев, у которых их самостоятельно заимствовали славяне. К таким терминам можно отнести «богатырь», «боярин» и т. д. Иногда, наоборот, тюрки самостоятельно и очень давно могли взять то или иное слово у иранцев и позже передать его славянам, что, однако, случалось реже. Лишь в последнее время вопрос начинает более или менее проясняться. Возьмем такой, казалось бы, традиционно тюркский термин, как «тархан». Новейшие изыскания показали, что он иранского (скифо-сарматского) происхождения \ но тюрки заимствовали его очень давно, а на Русь он пришел уже от тюркских народов, хотя славяне взаимодействовали с восточными иранцами уже в период своего выделения из славяно-балтской общности (по новейшим данным, где-то в середине I тыс. до н. э.)1 2.

По-прежнему остро стоит вопрос публикации письменных источников о древней и раннесредневековой Восточной Европе. И здесь надо прежде всего отметить серийное издание «Древнейшие источники по истории народов СССР», основанное В. Т. Па- шуто. Уже первый выпуск этого издания — книга Е. А. Мельниковой «Скандинавские рунические надписи» (М., 1977) —показал, что публикация иностранных источников о народах нашей страны имеет важное значение даже в том случае, если их сведения сравнительно фрагментарны. Известно, что на своеобразной интерпретации скандинавских источников основывались многие антинаучные выводы буржуазной историографии. Поэтому специальное критическое издание и исследование скандинавских рунических надписей дает возможность определить то реальное, позитивное, что содержат эти источники о Руси, народах Прибалтики и т. д., и в то же время отвергнуть измышления норманист- ской школы о приоритетной роли скандинавов в истории народов нашей страны (Руси, Прибалтики).

Из последующих выпусков данной серии следует отметить публикацию И. С. Чичурова «Византийские исторические сочинения» (М., 1980), в которой изданы, прокомментированы и исследованы известия двух византийских авторов VIII—IX вв. — Феофана и Никифора. Сведения этих писателей освещают весьма сложный в

1 См.: Абаев В. И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. — Л, 1979. —Т. 3. —С. 276.

2 См.: Седов В. В. Происхождение и ранняя история славян. — М., 1979. — С. 51.

истории нашей страны период VII—VIII вв., когда на территории Восточной Европы происходили большие перемещения народов и этнических групп. В частности, в VII в. распался Болгарский союз племен, в результате чего гегемония в регионе перешла в руки хазар, а болгары частично ушли на Балканы и на Среднюю Волгу, где положили начало двум крупным раннесредневековым государствам — Дунайской Болгарии и Волжской Булгарии1. Указанные источники дают некоторый материал и о славянах, о которых в VII—VIII вв. сведений весьма немного.

В издании А. И. Доватура, Д. П. Каллистова, И. А. Шишовой «Народы нашей страны в «Истории» Геродота» (М., 1982) собраны все отрывки из труда «отца истории» о нашей стране. Но, самое главное — эти сведения впервые полно и научно прокомментированы с использованием практически всей огромной литературы о Геродоте, отечественной и зарубежной. Так что теперь историки могут обращаться к этому изданию как к справочнику о ранней греческой историографии истории нашей страны.

В книге А. В. Подосинова «Произведения Овидия как источник по истории Восточной Европы и Закавказья» (М., 1985) скрупулезно и опять-таки с использованием всей огромной библиографии собраны сведения известного латинского поэта Овидия о юго- западе нашей страны и других территориях2.

Из древнерусских источников следует отметить изданный в Киеве А. М. Молдованом древнейший оригинальный памятник древнерусской литературы «Слово о законе и благодати Иллариона» (1984). Представляет большой интерес публикация И. Н. Лебедевой и О. В. Творогова «Повести о Варлааме и Иосафе> (Л., 1985) — одного из ранних переводных памятников, сюжет которого восходит к древним индийским и иранским сказаниям. В серии «Российское законодательство X—XX вв.» вышел в свет том «Законодательство Древней Руси» (М., 1984) под редакцией В. Л. Янина.

За последние 10 лет активизировалась работа по публикации, соответствующем комментировании и использовании иностранных источников о Руси и других народах нашей страны за рубежом, прежде всего в США. Это и понятно, так как именно эти источники ввиду их сложности и малодоступности историкам, не владеющим соответствующими древними языками, дают возможность для своеобразной интерпретации и фальсификации. Пример — первый том шеститомника О. Прицака «The Origin of Rus» (Cambridge, Massachusetts, 1981), где подверглись весьма тенденциозной обработке как раз скандинавские источники по истории Руси. Здесь же Прицак выдвигает ряд произвольных утверждений, например о хазарском происхождении древнерусской княжеской ди-

1 См.: Литаврин Г. Г. Формирование и развитие болгарского раннефеодального государства//Раннефеодальные государства на Балканах. — М., 1985.

2 См. также: ПодосиновА. В. Овидий и Причерноморье: Опыт источниковедческого анализа поэтического текста//Древнейшие государства на территории СССР. 1983. — М., 1984. —С. 8—178.

настйи. Этот том получил оценку в нашей печати, весьма критически отнеслись к нему и объективные буржуазные историки. Вслед за ним появилась совместная публикация того же Прица- ка и гебраиста 1 Н. Гол ба о документах на древнееврейском языке о хазарах и Руси X в.2. Сама по себе публикация нового документа из еврейской колонии в Киеве X в., конечно, заслу-живает положительной оценки. Однако интерпретация этих источников дается Прицаком в том же фальсификаторском духе. Преувеличивается роль хазар в истории Руси, им приписывается основание Киева и т. д.'

Все это требует большего внимания к изданию и изучению именно иностранных источников о Древней Руси. Поэтому в секторе древнейших государств на территории СССР Института истории СССР АН СССР запланировано двухтомное коллективное исследование этих источников, что даст возможность научно ответить на целый ряд извращений в области ранней истории Древней Руси (IX — начало XI в.), которые пока имеют место.

Среди книг по античной истории надо прежде всего отметить работу известного археолога и историка древности В. Д. Блаватского (1899—1980) «Античная археология и история» (М., 1985). Это сборник, в котором представлены наиболее интересные исследования о Северном Причерноморье античной эпохи. Характерной чертой творчества ученого было квалифицированное сочетание исследований письменных источников с материалами археологии. Публикация под одной обложкой такой серии статей, несомненно, важна и для историков древности, и для широкой научной общественности, которая сможет познакомиться с циклом работ одного из советских археологов-античников.

К этой же проблематике примыкает работа молодого исследователя Ф. В. Шелова-Коведяева «История Боспора в VI—IV вв. до н. э.»3, в которой на основе комплекса письменных источников с привлечением материалов археологии изучена история возникновения и раннего развития древнейшего государства в Северном Причерноморье — Боспорского царства. Заслуживает внимания и трактовка автором сложной проблемы эллинизма.

В монографии В. Б. Ковалевской «Кавказ и аланы» (М., 1984) рассмотрены проблемы Аланского племенного союза, игравшего доминирующую роль на Северном Кавказе в первые века нашей эры и сохранившего значение и после гуннского погрома во второй половине I тыс. н. э. Особенностью работы В. Б. Ковалевской является интересное сопоставление данных археологии с материалами письменных источников.

За последнее время появился целый ряд работ, в которых исследуются история славянства, проблема обособления восточных

1 Гебраист— специалист по древнееврейскому языку.

2 См.: Golb N. and Pritsak О. Khazarian Hebrew Documents of the Tenth Century. Ithaca and London, 1982.

3 См.: Древнейшие государства на территории СССР: Материалы и исследования. 1984. — М.» 1985. — С. 5—187.

славян, судьбы восточнославянского (древнерусского) населения в период существования Древнерусского государства. Важно отметить, что такие работы, как правило, написаны археологами на базе новейших археологических изысканий, но с использованием и традиционных письменных источников.

В работе П. Н. Третьякова «По следам древних славянских племен» (Л., 1982) рассмотрен вопрос о происхождении славянства, его расселении, связи славян с различными археологически-ми культурами и т. д.

Истории восточного славянства, его разделению на отдельные племена, расселению этих племен посвящена монография В. В. Седова «Восточные славяне в VI—XIII вв.» (М., 1982), за которую автор был удостоен Государственной премии СССР. Сопоставляя археологические данные с материалами летописи, автор еще раз подтверждает бытовавшее в нашей науке и ранее положение о том, что летописные племена на самом деле были союзами племен. В книге подробно изучено формирование территории полян, северян, кривичей, вятичей и других племенных союзов, отмечаемых «Повестью временных лет». В работе В. В. Седова поставлен и ряд других важных вопросов, например проблема возникновения городов на Руси. В соответствии с данными археологии автор относит начало процесса градообразования на Руси к IX—X вв. Концепция эта основана на прочном источниковедческом фундаменте и противостоит еще встречающимся попыткам отнести появление городов на Руси во времена, когда не было классообразования и даже предпосылок для последнего.

В целом археологическое изучение восточнославянских древностей за последние годы заметно продвинулось вперед и достигло несомненных, хотя и не равнозначных, успехов. Наиболее успешно и целенаправленно работают экспедиции, имеющие за плечами многолетнюю историю: Новгородская, Гнездовская и ряд других. Немало нового и интересного открыли археологи на территории Киева, на Волыни и в других местах ’.

Новгородская экспедиция работала сначала под руководством А. В. Арциховского, а затем — В. Л. Янина 1 2. Систематическое, научно определенное археологическое обследование Новгорода дало огромное количество фактического материала, имеющего значение для всей Древней Руси. Хорошо известны находки берестяных грамот. И хотя эти грамоты обнаружены не только в Нов-городе, но и в некоторых других древнерусских центрах, именно новгородские археологи и их находки обеспечили развитие бере- стологии.

Новейшие археологические изыскания на территории Новгорода и его окрестностей позволяют по-новому представить сам процесс возникновения этого древнерусского центра. Есть все осно-вания полагать, что в более раннее время на территории Славен-

1 См.: Археологические открытия 1983 года. — М., 1985.

2 См.: Новгородский сборник: 50 лет раскопок Новгорода/Под ред. Б. А. Колчина, В. Л. Янина. —М., 1982.

ского конца было поселение, которое можно отождествлять с упоминаемым у арабских авторов в IX в. русским городом Слава 1 и, таким образом, видеть здесь один из восточнославянских (древнерусских) центров, предшественников Древнерусского государства.

По-прежнему много неясного и спорного по проблеме возникновения Древнерусского государства (Киевской Руси). Причина этого — и в недостатке источников, и в трудности их интерпретации, о чем уже говорилось выше. В своих новейших трудах Б. А. Рыбаков перенес время формирования государственности в Среднем Поднепровье глубоко в древность. Принимая сколотое Геродота за праславян, он допускает зачатки ранней славянской государственности в VI—IV вв. до н. э.2. Положение это, однако, не более как гипотеза, против которой можно выдвинуть по крайней мере два аргумента. Во-первых, современная наука доказала, что славяне выделились как самостоятельная этническая общность только в середине I тыс. до н. э.3. Во-вторых, реальных доказательств тождества сколотое Геродота со славянами нет4 5.

Еще совсем недавно господствовала точка зрения о том, что Древнерусское государство образовалось в 80-х гг. IX в. после объединения двух главных восточнославянских политических центров — Киева и Новгорода \ Ныне Б. А. Рыбаков отрицает роль Новгорода в этом процессе6, хотя ряд других исследователей придерживается прежней, как представляется, верной точки зрения 7.

Еще трудами Б. Д. Грекова были ниспровергнуты основные позиции реакционного норманизма, приписывавшего ведущую роль в образовании Древнерусского государства скандинавам. Однако в буржуазной историографии норманизм сохранил свои позиции, в некоторых случаях переплетаясь с другой реакционной теорией — пантюркизмом8. Значит, вопрос о борьбе с норма-низмом еще не снят с повестки дня нашей исторической науки. Уже поэтому весьма полезен недавно появившийся русский пере

1 См.: Новосельцев А. П., Пашуто В. Т., Черепнин Л. В. и др. Древнерусское государство и его международное значение.— М., 1965; Носов Е. Н. Археологические памятники Новгородской земли. VIII—X вв.//Ар- хеологическое изучение Новгородской земли. — Л., 1984; Лебедев Г. С. Эпо-ха викингов в Северной Европе.—Л., 1985, и др.

2 См.: Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII— XIII вв.—М., 1982. —С. 19—20.

3 См.: Седов В. В. Происхождение и ранняя история славян.—М., 1979. —С. 51.

4 См.: Доватур А. И., Каллистов Д. П., Шишова И. А. Народы нашей страны в «Истории* Геродота. — М., 1982.

5 См.: Греков Б. Д. Киевская Русь.—М., 1949. — С. 445; Очерки истории СССР. IX—XIII вв. — М., 1953. — С. 79; Всемирная история. — М., 1957. —Т. 3. —С. 250, и др.

6 См.: Рыбаков Б. А. Мир истории. — М., 1984.—С. 62, 66, 86, и др.

7 См.: Булкин В. А., Дубов И. В., Лебедев Г. С. Археологические памятники Древней Руси IX—X вв. — Л., 1978; Свердлов М. Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси. — Л., 1983. — С. 29—30.

8 См.: Pritsak О. The Origin of Rus.—Cambridge. Massachusetts, 1981.

вод книги известного польского историка X. Ловмяньского «Русь' и норманны» (М., 1985). Значение этого издания нельзя сводить лишь к знакомству с работой, написанной в 50-е гг. Благодаря предисловию В. Т. Пашуто и обстоятельным комментариям Е. А. Мельниковой и В. Я. Петрухина эта книга приобрела новое, актуальное звучание. В плане борьбы с преувеличением роли скандинавов в Восточной Европе написан также ряд трудов советских ученых L

Многие вопросы политической истории Древней Руси получили освещение в книге Б. А. Рыбакова «Киевская Русь и русские княжества XII—XIII вв.», хотя нельзя не отметить, что в этой работе есть ряд положений (по древнейшему периоду истории славян и Руси), не подкрепленных источниками или расходящихся с оценками, обоснованными специалистами. Речь идет, в частности, о трактовке восточных источников, которые, вопреки мнению Б. А. Рыбакова1 2, для IX в. дают материал преимущественно о северной Руси3.

Формирование крестьянства в Древней Руси показано в посмертно изданной главе Л. В. Черепнина 4. В ней прослежен процесс «окняжения» земли и обложения свободных общинников данью, перераставшей в феодальную ренту. Именно таким путем формировалось зависимое крестьянство в Древней Руси на раннем этапе ее истории (X в.). Позже, в XI в., источники говорят о возникновении боярского и дружинного землевладения, а также церковной земельной собственности. В работе обстоятельно изучены различные категории зависимого крестьянства, феодальные повинности, мировоззрение крестьян и, наконец, классовая борьба. Можно без преувеличения сказать, что после трудов Б. Д. Грекова данная работа Л. В. Черепнина—лучшая систематизация наших знаний о крестьянстве Древней Руси.

Интересный материал содержит монография А. Н. Сахарова «Дипломатия Святослава» (М., 1982), где наиболее обстоятельно изучена балканская политика этого киевского князя.

Особо следует отметить изучение древнерусского города. Еще К. Маркс и Ф. Энгельс писали: «Наибольшее разделение материального и духовного труда, это — отделение города от деревни. Противоположность между городом и деревней начинается вместе с переходом от варварства к цивилизации, от племенного строя к государству...»5. Таким образом, возникновение городов является одним из существенных признаков, знаменующих образование государства. Как сказано выше, в советской исторической науке преобладает точка зрения о появлении древнерусского города в IX—X вв. Именно в это время возникает и набирает силу Древне

1 Работы Е. А. Мельниковой, Т. Н. Джаксон, Г. В. Глазыриной, Г. С. Лебедева и др.

2 См.: Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII— XIII вв. —М, 1982. —С. 172—234.

3 См.: Новосельцев А. П. <Худуд ал-алам> как источник о странах и народах Восточной Европы//История СССР.— 1986. — № 5.

4 См.: История крестьянства в Европе.—М., 1985. — Т. 1.

’Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — Т. 3. — С. 49.

русское государство, постепенно собравшее вокруг Киева прочие восточнославянские земли. Этот процесс собирания земель, кстати, еще надо как следует изучить. Но есть точка зрения и о более раннем возникновении древнерусских городов L Она опирается на археологические данные в сочетании с соответствующей интерпретацией летописных сведений о славянских «градах» периода самостоятельности племен «Повести временных лет». Ряд ученых относят их к VI—VII вв. Но можно ли эти племенные центры считать городами — вопрос пока весьма спорный.

Новейшие исследования древнерусского города показали, что было два пути возникновения ранних городов. Во-первых, они появлялись на местах скрещения больших транзитных торговых путей, которые проходили через русские земли и связывали страны Востока с Западом. Типичный пример — Гнездово, основательно изученное благодаря экспедиции Д. А. Авдусина. Другим подоб-ным городом было Сарское городище недалеко от Ростова 1 2. Оба они функционировали и как торговые, и как политические центры в IX—X вв., но затем были оставлены, и их роль перешла к Смоленску (в 12 км от Гнездова) и соответственно к Ростову, хотя известное время и старые и новые поселения могли сосуществовать 3.

Во-вторых, города формировались из отдельных поселений, объединенных как административные и устойчивые экономические центры с относительно развитым ремеслом и торговлей. Так возник Киев из трех расположенных рядом поселений. Очевидно, именно они дали основу известной легенде о Кие и его братьях. Приблизительно так же вырисовывается возникновение Новгорода, где память о прежних отдельных поселениях, вошедших в состав города, еще долго сохранялась в форме новгородских частей.

Изданы труды по отдельным городам, например Киеву4, по отдельным зонам Руси, например Галицко-Волынской Руси5. Наиболее основательно, как уже было сказано, изучен Новгород, хотя и здесь археологов ожидают новые открытия. В 1985 г. в двадцатитомной серии «Археология СССР» вышел том «Древняя Русь. Город, замок, село» (ред. Б. А. Рыбаков), где как бы подведены итоги изучения древнерусского города. В этой книге обстоятельно рассмотрены вопросы типологии древнерусских поселений и выделения из них сначала укрепленных поселений, а затем города в социально-экономическом смысле. И если укрепленных поселений в Древней Руси насчитывалось 1395, то городов в конце X—на

1 См.: Толочко П. П. Происхождение древнейших восточнославянских городов//3емли Южной Руси в IX—XIV вв. — Киев, 1985.

2 См.: Булкин В. А., Дубов И. В., Лебедев Г. С. Указ. соч. — С. 45—51, 131—133.

3 Там же.

4 См.: Толочко П. П. Киев и Киевская земля в эпоху феодальной раздробленности XII—XIII веков.— Киев, 1980.

5 См.: Котляр Н. Ф. Формирование территории и возникновение городов Галицко-Волынской Руси IX—XIII вв. — Киев, 1985.

чале XI в. было 20—-25, в XI — первой половине XII в. — около 70, а к середине XIII в. — около 150 \ Книга снабжена таблицами и большим иллюстративным материалом, дающим представление о планировке городов, развитии ремесла, зодчества и т. д.

Насущной задачей нашей исторической науки является изучение формирования территории Древнерусского государства. Это был не простой процесс, затянувшийся более чем на столетие и в основных чертах завершившийся лишь при Владимире I (980— 1015). Но и позже территория Древней Руси вплоть до ее распада не оставалась неизменной. По летописи известно, что при том же Владимире южные пределы Руси были временно отодвинуты от реки Рось на север, где была построена новая укрепленная линия для защиты от печенегов1 2. Позже в 1031—32 гг. Ярослав стал восстанавливать старую укрепленную линию по реке Рось3.

Вопросы формирования территорий Северо-Восточной и Юго- Западной Руси изучены на обширной базе источников в книгах В. А. Кучкина 4 и Н. Ф. Котляра 5.

К сожалению, не вполне выяснен вогфЪс g начале феодальной раздробленности на Руси. Юридически она была узаконена решением Любечского съезда 1097 г., который признал за каждым князем право на его «отчину»6. Однако в литературе мы встречаем самые разные даты — от смерти Ярослава Мудрого (1054) до середины XII в. Разумеется, практически процесс распада был довольно длительным и завершился где-то в 20—30-х гг. XII в. Но все-таки этот вопрос требует специального изучения.

Из вопросов, связанных с развитием древнерусской культуры, необходимо прежде всего отметить 800-летие «Слова о полку Игореве» и 1000-летие принятия христианства на Руси.

800-летие создания выдающегося памятника древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» было отмечено юбилейными заседаниями во многих городах СССР (Москве, Ленинграде, Киеве, Владимире и др.). Опубликован ряд изданий «Слова о полку Игореве», а также немало работ, посвященных этому памятнику. Здесь можно отметить вышедший в свет под редакцией Б. А. Рыбакова коллективный труд «Слово о полку Игореве» и его время» (М., 1985), где собраны статьи, раскрывающие особенности эпохи, анализирующие разные аспекты самого памятника.

В научных, общественно-политических журналах и других изданиях вышли статьи о «Слове о полку Игореве».

В целом последние публикации 7 еще раз обосновали подлин-

1 См.: Древняя Русь: Город, замок, село. — М., 1985.— С. 61.

2 См.: Повесть временных лет.—М.; Л., 1950. — Т. 1. — С. 83.

3 См.: Там же. — Т. 1. — С. 101.

4 См.: Кучкин В. А Формирование государственной территории Северо- Восточной Руси в X—XIV вв. — М., 1984.

5 См.: Котляр Н. Ф. Указ. соч.

9 См.: Повесть временных лет. — Т. 1. — С. 170.

7 См.: Лихачев Д. С. В защиту «Слова о полку Игореве>//Вопросы литературы.— 1984. — № 12; Робинсон М. А., Сазонова Л. И. Несо- стоявшееся открытие//Рхсскад_литература.— 1985. — № 2

 

Для развития ПРОЕКТА!

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика