Мейерхольд и его театр

Советская жизнь Всеволода Эмильевича Мейерхольда

Любил музыку, играл на скрипке. Очень хотел получить место второй скрипки в университетском оркестре, но провалился на конкурсе, и тогда «с горя» подался в актеры. Как режиссёр и антрепренёр в 1902 - 1905 годах он поставил около 200 спектаклей, а как актёр сыграл за три сезона около ста разноплановых ролей. В 1906 году В. Ф. Комиссаржевская, великая актриса и кумир публики, пригласила Мейерхольда главным режиссёром своего Театра на Офицерской в Петербурге. Мировая слава пришла к Мейерхольду, когда он стал режиссёром двух самых официальных театров Российской империи - Александрийского и Мариинского.

Революцию Мейерхольд воспринял в русле символистского миропонимания. В это время он сблизился с Маяковским и к первой годовщине революции поставил в Петрограде «Мистерию-буфф». В 1918 году режиссёр вступает в РКП(б) и получает под свое руководство все петроградские театры, а в августе 1920 года Луначарский едет за Мейерхольдом в Новороссийск, привозит в Москву и ставит заведовать всеми театрами России. В речи на коллегии Наркомпроса Мейерхольд объявляет о начале «Театрального Октября» - по сути, анонсируя революцию в области искусства. Для воплощения этой идеи он получает помещение бывшего театра «Зона» в Москве и дает ему гордое название: «Театр РСФСР №1».

Здесь в 1920 году к годовщине Октября Мейерхольд поставил спектакль «Зори» по пьесе Верхарна. От самой драмы осталось немного, зато в текст были внесены свежие новости с фронтов (в одном из спектаклей, например, сообщалось о взятии Перекопа), время от времени по сцене проходили настоящие красноармейцы с оружием и оркестром. В 1921 году Мейерхольд уходит с поста заведующего театральным отделом Наркомпроса, после чего его театр закрывают. Тогда он создаёт ГВЫРМ («Государственные высшие режиссёрские мастерские»). Здесь его актёры занимались гимнастикой, отрабатывали пластику и особую технику сценической речи. Эта система Мейерхольда, названная им «биомеханикой», позволяла идти от внешнего к внутреннему. Здесь он подготовил собственных актёров, которые мечтали и могли сыграть в его спектаклях.

Новая экономическая политика (НЭП) приносит свежее дыхание в искусство. В Москве появляются западные кинофильмы, журналы (при этом по всей стране внедряется инструкция жены Ленина Крупской «О пересмотре книжного состава библиотек» - список запрещённой литературы из 200 авторов; советская жизнь всегда шла в нескольких параллельных измерениях). В первом сезоне эпохи НЭПа (1922) появляется «Великодушный рогоносец» Ф. Кроммелинка, где впервые и с блеском были опробованы методы сценического конструктивизма и «циркизации театра». Невероятные декорации, мельницы, трапеции, вращающиеся двери; актёры без грима, вытворяли бог знает что. Темп был главным фокусом - зал заводился, люди хлопали в такт движению. В третьем акте появлялось то, что никто ещё никогда не видел: джаз, первый в России джаз - новая, дотоле неведомая музыка, с невероятной свободой импровизаци.

В 1923 году создается Главрепертком - комитет по контролю за репертуаром, который действует в контакте с ГПУ (позже - НКВД). Нарушения караются в уголовном порядке. Одновременно нарком просвещения выдвигает лозунг: «Назад к Островскому!» В ответ Луначарскому Мейерхольд выпускает феерическое шоу - «Лес» Островского (1924). Пьесу он разрезал на 33 эпизода, так что она шла в кинематографическом темпе. Названия каждого эпизода загоралось на экране за сценой. Персонажи были представлены по принципу «социальной маски». Текст дробился взлетами и падениями качелей, «гигантских шагов» под сопровождение гармоники, рояля и хора. В роли Счастливцева выступил популярнейший Игорь Ильинский. Однако к концу НЭПа в искусстве Мейерхольда все сильнее проявлялись трагедийные мотивы. В «Горе уму» комедия Грибоедова прочитана как трагедия одинокого романтика. «Ревизор» Гоголя (1926) носит уже явно выраженный фантасмагорический характер. Во всем - предощущение царства мертвых. Мейерхольд поставил «Даму с камелиями» А. Дюма-сына. Это была сентиментальная, очень буржуазная пьеса, все любовные сцены сдержанны и целомудренны, но у театра дежурила «скорая помощь», потому что знают - дамы будут рыдать так, что кому-нибудь станет плохо. Повод для слез был у каждого - спектакль шел в разгар жестоких сталинских репрессий. В том же году была поставлена «Пиковая дама» Чайковского в Ленинградском Малом оперном театре. Этот спектакль Дмитрий Шостакович считал вершиной не только творчества Мейерхольда, но и замечательным достижением оперной сцены вообще. Следует отметить, что композитора и режиссёра связывали тесные творческие узы. Свою первую оперу «Нос», Шостакович писал на квартире у Мейерхольда и под впечатлением его «Ревизора». В январе 1936 года вышла печально знаменитая статья «Сумбур вместо музыки» (объектом критики стала опера Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда»), положившая начало борьбе с формализмом в искусстве, а буквально через два месяца в «Литературной газете» появляется термин «мейерхольдовщина», прозвучавший как приговор. Мейерхольд берется за постановку советской пьесы «Одна жизнь» - к 20-летию Октября, но сразу же после генеральной репетиции ее запрещают. Ужасы гражданской войны были представлены на сцене с небывалой откровенностью. После этого театр Мейерхольда был закрыт с формулировкой «Ликвидировать как чуждый советскому искусству».

Единственным, кто предложил место опальному мастеру, был Станиславский. Его арестовали в Ленинграде. Когда Мейерхольда в 1920 году назначили заведующим Театральным отделом Наркомпроса, то есть фактически комиссаром всех русских театров, он стал носить шинель, серый френч или гимнастёрку, брюки-галифе, солдатские обмотки и тяжёлые американские ботинки; а на голове - военную фуражку с красноармейской звездой. Дата премьеры «Сестры Беатрисы» - важная дата и в биографии Мейерхольда, и в истории современного театра. Это был первый настоящий успех режиссёра, и это был первый успех условного театра у зрителей. Для символистской концепции Мейерхольда был очень важен принцип разграничения зала и сцены - как ни располагали традиции комедии дель арте к общению со зрителем, мир сцены и зала противостояли друг другу. Значение таких спектаклей Мейерхольда, как «Смерть Тентажиля», «Сестра Беатриса», «Балаганчик», «Незнакомка» не только в том, что они воплотили эстетику символизма, но и в прозреваемых в них путях развития театра будущего. Немалую роль в реализации замыслов Мейерхольда сыграл большой мастер - художник-декоратор Александр Головин.


КОММЕНТИРОВАТЬ

Обновить Защитный код
0 Плохо0
Яндекс.Метрика