стр. 73-75 - "Наука и Религия" №2 1978 - (Дьявольские танцы)

Читать советские журналы онлайн

 Кандийский танец

Дьявольские танцы

В. ЯКОВЛЕВ

Владимир Георгиевич ЯКОВЛЕВ много лет был на дипломатической работе в республике Шри Ланка (остров Цейлон), где близко наблюдал быт и нравы мастных жителей — сингалов и тамилов. В нашем журнале (1976, № 9) был опубликован его очерк «Огнеходцы Катарагамы» — об обряде хождения по огню, якобы очищающем человека. В публикуемом ниже очерке В. Г. Яковлев рассказывает о «магических» танцах, бытующих на острова.

Танцы с древности прочно вошли в быт населения Шри Ланки. Они — непременный компонент как театральных представлений, так и тех, что порой устраивают крестьяне прямо на поле во время уборки урожая; танцами обязательно сопровождаются национальные торжества, религиозные празднества, храмовые процессии, ритуалы.

Мне довелось познакомиться с танцевальным искусством сингалов. В прибрежной зоне западной части острова

широко распространены грациозные, плавные «рухуну». Тематически они связаны с разными событиями деревенской жизни и сельскохозяйственными работами, например, танец с кувшинами, танец урожая, в котором изображается провеивание риса. На их исполнительницах обычный крестьянский наряд — белые не доходящие до талии кофточки и длинные юбки с ярким узором.

В районах центрального нагорья, где расположен город Канди, зародились динамичные и красочные танцы. Их так и называют — кандийские. Это — гордость сингалов. Без них на острове не обходится ни один праздник или событие. Говорят, что возникли они в храмах и при дворе кандийских правителей. Обычно эти танцы исполняют мужчины, обучавшиеся их сложной технике несколько лет. Наряд этих танцоров очень красив — белое с красной отделкой одеяние, на обнаженных руках многочисленные браслеты, на босых ногах бубенцы, грудь и плечи прикрыты блестящим панцирем из латуни. На голове живописный убор из блестящего металла. Все эти украшения резко звенят во время танца.

Особый вид народного танцевального искусства — магические танцы. Они поражают европейцев своей необычностью. В них каждое движение, каждый жест связаны с какими-то поверьями, приметами, имеют свой особый ритуальный смысл. Сознание сингалов, утверждает знаток быта своих соотечественников этнограф Н. Д. Виджесекера, опутано массой предрассудков и суеверий. Люди скованные боязнью нарушить многочисленные запреты «кили», которые касаются множества сторон повседневной жизни. Существуют, например, кили на употребление в пищу мяса животных, названия которых оканчиваются на «рен». Сингалы верят в приметы и чародейство, чудеса и заклинания. Они убеждены, например, что вторник и пятница — неподходящие дни для похорон и купанья, а крик определенных птиц возвещает несчастье. Верят они, что служители «хуниям» — черной магии — могут воспользоваться выпавшим зубом, волосом, фотографией человека, чтобы, заговорив их, навлечь на него беду. Но те, кто владеет искусством белой магии, способны разрушать эти злые чары и творить чудеса.

У сингалов в ходу множество всевозможных амулетов и талисманов, предохраняющих, как они верят, от действия «злых сил»». Считается, например, что от диких зверей, злых духов и непредвиденных несчастий защищают когти леопарда или жир удава, помещенный в маленький металлический полый цилиндр-амулет. Этот талисман называется «янтра». Иногда в нем хранится лист бумаги или другого материала с магическими знаками и геометрическими фигурами.

Огромное влияние на судьбу людей сингалы приписывают небесным телам — Солнцу, Луне, Венере, Меркурию, Марсу, Юпитеру, Сатурну, Раху и Кету (понятие о двух последних заимствовано из индийской мифологии). Время совершения ритуалов и церемоний — религиозных, а также связанных с событиями житейскими — похоронами, свадьбой, всякого рода торжествами, — определяют здесь в зависимости от фаз Луны. Расчеты эти выполняет астролог, он же составляет и гороскоп, который хранится в доме как самый важный документ. В него заносятся день и час рождения ребенка (возраст устанавливается с момента зачатия); на пальмовом листе «ола» записывается расположение Луны, Солнца и сочетание знаков Зодиака, под которыми он родился. Молодые люди не вступят в брак, если астролог скажет, что сочетание их гороскопов неблагоприятно. К услугам астролога прибегают и тогда, когда надо принять какое-то важное для семьи решение, определить, полезен ли тот или иной шаг.

Согласно традиционным представлениям, недоброжелательная планета либо неблагоприятное сочетание небесных тел могут быть причиной болезни. Если, читая гороскоп пострадавшего, астролог выясняет, что недуг связан с гневом планеты, назначается обряд 6а- ли, призванный задобрить ее. В него входят заклинания и магические ганцы,

и завершается он жертвоприношением.

Если же устанавливается, что болезнь вызвана исключительно злой волей демонов, то устраивается церемония товил — она помогает узнать, какой демон наслал болезнь, от кого надо откупиться. Для совершения церемонии приглашают яккадура, или каттадия, обычно это человек из низших каст.

Руководимая им церемония включает «дьявольские» танцы в масках, изображающих страшного демона — виновника несчастья, и принесение ему даров.

Особенно сильна вера в магию на юге острова, там сохранилась наиболее полно традиция магических танцев. Однако впервые об этих обрядах — бали и товил — я услышал в Коломбо. Как- то вечером с улицы донесся неистовый грохот барабанов. Подойдя к открытому окну, я обнаружил, что он несется из соседнего дома. Наш садовник Чандра пояснил:

— У соседей обряд бали. У них тяжело болен ребенок.

О болезни мальчика я уже знал: к соседям несколько дней подряд ездил врач, но я никак не мог предположить, что в интеллигентной семье прибегнут к такому средству избавления от недуга.

Через некоторое » время, встретив своего друга писателя Мартина Викра- масингхе, я сказал ему, что хотел бы присутствовать на церемонии бали. Он пообещал свозить меня, если представится случай, на юг, в свои родные места, и обещание сдержал.

исполнители ритуальных танцевисполнители ритуальных танцев

В Мавадавилу мы приехали к обеду. Знакомые Мартина угостили нас бананами, манго, мангусинами и дурьяном плодом величиной с большую тыкву, с резким, неприятным запахом. Сами хозяева приступили к трапезе после нас. Так здесь принято.

С наступлением темноты нас усадили перед специально построенным павильоном. Занавес внутри прикрывал какие-то изображения. Проводящий обряд — балиадура и его помощники произнесли обращения к Будде и раздвинули занавес. Мы увидели плоский макет дома с остроконечной крышей и двумя башенками. На щите из бамбука были нарисованы лики Солнца и Луны, а под ними располагались глиняные ярко раскрашенные рельефные маски двух демонов с выпученными глазами, клыками и высунутыми языками. Нам пояснили, что это царь демонов Весамуни якка и демон Санни якка, наславший лихорадку на больного. Вся эта декорация, напоминающая стену алтаря, называется «торана». У стены на матраце сидел больной — юноша лет двадцати, по самую шею укутанный в белую простыню. К бамбуковой стойке был привязан живой петух — жертва демонам.

На помост вышли барабанщики, и обряд начался. Сперва выскочили танцоры в масках, их сменил черный лохматый человек в одежде из листьев какого-то дерева. Потом двое показали оригинальный танец львов. В заключение полуобнаженные танцоры «гладили» свою грудь пламенем факелов. Непрерывно вспыхивал бенгальский огонь. Клубы густого желтого дыма окутывали больного и танцоров.

Эта церемония, как мне рассказали, обычно длится несколько дней и, вероятно, обходится весьма недешево ~ пациент обязан кормить всех ее участников.

Сингальская демонология насчитывает десятки тысяч персонажей, которые объединяются в отдельные группы — по характеру приносимых ими бед и страданий. О происхождении, страшных деяниях и «профессиях» этих обладающих сверхъестественной силой существ бытует масса легенд. Царь демонов Весамуни управляет ими через своих подчиненных. Самая большая армия — 70 тысяч демонов у Маха Сохон якка — демона ростом в 80 локтей с медвежьей головой. Маха Кола Санни якка изображают с синим лицом и красным туловищем. Черной магией ведает демон Одди Кумара Хуниям якка, его туловище обвито кобрами. Очень опасен Рики якка — демон крови и ужасных болезней. Сингалы считают, что он живет на острове в водохранилище Миннерия.

Издавна верят сингалы, что ритуальные танцы — надежное средство защиты от демонов. В статье Джеймса Гунавардене, помещенной в журнале «Цейлон тудей», говорилось, что танцор, исполняющий в бешеном темпе «дьявольский» танец, почти теряет сознание и, «впадая в состояние транса, приобретает господство над духами и получает способность действовать в слиянии с сверхчеловеческим».

«Дьявольские» ганцы — часть театрального народного представления колам — мне довелось увидеть в деревне Мирисса, расположенной на южном побережье Шри Ланки, в нескольких милях от Матары.

Население деревни неоднородно. В южной, прибрежной стороне ее живут в основном рыбаки из касты карава. На остальной территории — земледельцы из касты гоигама, культивирующие рис и кокосовую пальму, и люди из касты беравая. Это барабанщики и вообще музыканты, исполнители ритуальных танцев, а также создатели масок для танцоров. Искусство не может прокормить их, поэтому они занимаются еще и сельским хозяйством.

В южных провинциях острова представление в масках обязательно устраивается по крайней мере раз в год. Но тогда, во время нашего пребывания в Мириссе, выдался особый случай. Здесь побывал шведский этнограф, который упрекнул министерство культуры страны в том, что оно не поддерживает замечательных мастеров, хранящих традиции национального искусства. Это побудило министерство выделить Обществу искусств, функционирующему в деревне, 700 рупий (сумма весьма умеренная) на развитие народного творчества. На эти деньги здесь соорудили сцену и навес с крышей из пальмовых листьев. Собралось на представление человек триста. Обычно колам начинается вечером и заканчивается с рассветом, но тут его, к сожалению, сократили до четырех часов, учитывая присутствие гостей-европейцев.

Доктор аюрведческой (народной) медицины Хенрик Дхармадаса, организатор спектакля, поведал нам историю колама. Его корни уходят в глубокую древность. Многое из него утеряно во времени, многое и прибавилось. Сейчас в коламе показывают до 54 сцен со множеством персонажей в масках: это люди, боги, демоны, животные. Все женские роли исполняют мужчины: обычай не позволяет женщинам выходить на подмостки. Впрочем, теперь в городе, а порой и в деревне этот обычай нарушается.

Звуки барабанов возвестили о начале представления. Первым появился анабера-карайя — ведущий, обязанностью которого было объяснять происходящее на сцене, объявлять действующих лиц и программу вечера. Он в маске старца с длинной белой бородой, в руках посох. В давние времена, когда еще не было ни газет, ни почты, анабера-карайя ходил с барабаном от деревни к деревне, сообщая новости.

А сейчас идет диалог между ведущим и актером. Из него зрители узнают, что селение ожидает приезда правителя. В первой части представления будет показано, как протекала здесь жизнь до этого события, во второй — само прибытие царя, в заключение — «дьявольские»» танцы.

— Жил-был в древности один индийский царь, — пел анабера-карайя. — Неожиданно его беременная жена пожелала увидеть танец масок, зрелище доселе в царстве неведомое. Она потеряла аппетит и сон, все требовала танца. Боги вняли ее мольбам и послали в дар красочные маски. И тогда впервые на острове увидели танец масок.

После такого введения на сцену выходят два придурковатых крестьянина. Они судачат о деревенских делах и заботах. Затем появляются старый дхоби (прачка) с молодой женой Ленчиной. На ней маска блудницы. Оиа кокетничает с публикой, а потом переключает свое внимание на мудальяра — старосту селения.

Анабера-карайя описывает тяжелую долю бедного дхоби, с трудом передвигающего опухшие от постоянного пребывания в воде ноги. Его легкомысленная жена хвастается своей красотой и жалуется на судьбу, на родителей, выдавших ее замуж за старика. Вот она, покачивая бедрами, подплывает к мудальяру. Это замечает муж и устраивает ей скандал. В это время из-за зеленых кустов выходит видаие арачи — староста всего уезда, важный государственный чиновник. Он в юбке-саронге, европейском пиджаке, на ногах сандалии (обувь — привилегия немногих), за поясом меч. Слуга держит над его головой большой зонтик из пальмовых листьев, предохраняющий от солнца. Чиновника сопровождает секретарь с пером. На маске последнего застыла угодливая гримаса подхалима. Он крутится около начальника.

ловит каждое его слово. Тот недоволен, что деревня плохо готовится к приезду правителя, и отчаянно бранится. Сельский староста в испуге прячется.

Подмостки пустеют, а через несколько секунд на них в плавном и медленном танце выходят царь и царица. Ярко раскрашенные массивные маски заканчиваются пирамидой из божественных фигур. Лица на масках светлые: персонажи, занимающие высокое положение, и небожители обычно изображаются светлокожими.

Венценосная чета усаживается на троне, и для нее устраивают представление. Мальчики с выбеленными мелом лицами, с маленькими цимбалами в руках и бубенцами на ногах слаженно и ритмично танцуют, распевая притчи о сотворении и строении мира.

Танцоры убегают, удаляются правитель с женой. Из-за декораций выскакивает демон Нага Санни якка. Оскаленные зубы, сатанинский взгляд, голова, увитая кобрами,— он вертится в дикой пляске, потрясая бубенцами в такт барабанам. Главный барабанщик постепенно входит в экстаз. Удивительно, как его щуплое тело выдерживает такой темп.

Публика наблюдает за демоном довольно спокойно: Нага Санни якка не очень опасен. Он может вызвать лишь страшные сновидения. Куда опаснее Мару якка,— демон смерти,— этот способен наслать безумие. Подобно первому танцору, он движется сначала спиной к публике, потом поворачивает к ней свое лицо с огромными выпученными глазами и кружится в адском вихре.

Напряжение снимает следующий — комический номер. Выбегает женщина с седоком — мужчиной не спине. Оба в масках, но седок — это чучело. Никто ничего не пояснил, и мы не поняли смысла этого танца. Позже я узнал, что молчание было вызвано деликатностью хозяев по отношению к нам, иностранцам: маски изображали европейцев.

Обычно показывают, как они пьянствуют и в пьяном угаре безобразничают и дебоширят.

Танцы сменяют друг друга. Вот пляшет священная мифологическая птица Гурула, в клюве ее традиционная добыча — змея. Вот выскочили танцоры с факелами. Огонь скользит по их груди, рукам и подбородку, они засовывают горящие факела себе в рот, и оттуда вырывается пламя.

На подмостках под грохот барабанов опять появляются демоны.

Зрелище потрясающее, но Дхармада са убеждает меня, что теперь «дьявольские»» пляски уже не те, что прежде, — забываются отдельные танцевальные элементы. В старину ритуальное искусство осваивали 10, а то и все 12 лет, а теперь этот срок куда меньше.

Из-за зеленого укрытия выскакивает старший военачальник демонов Пурна- ка, вслед за ним — Тара якка, его танцевал самый лучший мастер Мириссы.

Три кобры обвили страшную морду Г ара якка. Из его ласти торчат два огромных белых клыка. Он считается повелителем двенадцати демонов, но они не очень опасны для людей и даже помогают освободиться от наговора и дурного глаза. У самого Тара якка благородная родословная, связанная с ро мантической историей. Он, как повествуют легенды, происходит из семьи царя Дантапуры Бамбадата. 

 

Мастер Н. М. Аранолис сделал маску Тара якка.  Фото автораМастер Н. М. Аранолис сделал маску Тара якка. Фото автора

Астрологи предсказали, что он женится на своей сестре, поэтому, когда у правителя родилась дочь, ее спрятали в пещеру. Но Тара дознался об этом и, притворившись больным, потребовал, чтобы ему показали сестру. И все произошло так, как было предсказано. Теперь Тара якка — непременный участник колама и, по сложившейся традиции, завершает «дьявольские» пляски.

Утром мы осмотрели музей масок — коллекция Мириссы одна из лучших в стране. Маски вырезают из мягких сортов дерева и раскрашивают в красный, черный, белый и другие цвета. Познакомились мы со старшим мастером и художниками. Одного из них — Н. М. Аранолиса — я пригласил сфотографироваться вместе со сделанным им клыкастым Тара якка. Он взял маску и, помешкав, поднял кусок материи, которым человек из касты беравая обязан прикрыть тело, когда общается с представителем высшей касты. Заметив, что я улыбнулся, он отложил тряпку и вышел на солнце.

Я заказал ему две маски — Тара якка и Мавре-ростовщика. Они были готовы через месяц.

По моей просьбе пришли также кое-кто из вчерашних танцоров — мне хотелось сфотографировать и их. На память о Мириссе я увез несколько интересных цветных и черно-белых кадров, маски же украшают теперь мою московскую квартиру.

Перейти на страницу загрузки

СКАЧАТЬ "НАУКА И РЕЛИГИЯ" №2 Февраль 1978 год

 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика