стр. 16-20 - "Наука и Религия" №3 1978 - (Способности и воспитание личности)

Человеку о человеке

СПОСОБНОСТИ И ВОСПИТАНИЕ ЛИЧНОСТИ

 СПОСОБНОСТИ И ВОСПИТАНИЕФотохроника ТАСС и АПН.Фотохроника ТАСС и АПН.

А.ВЕРБИЦКИЙ, кандидат психологических наук

 

Человек лишь... тот чего-то добивается, где он верит в свои силы.

Л. Фейербах

 

Нет, наверное, более беспомощного существа, чем новорожденный ребенок. Крик и сосательный рефлекс - вот и весь арсенал средств, с которыми он вступает в этот нелегкий для него мир. Детеныш животного может, худо ли бедно, передвигаться, чтобы добраться до источника жизни - материнского молока. Ребенок лишен и этой способности.

Трудно ему, трудно матери. Не один месяц пройдет, пока ребенок встанет на ноги, еще больше времени пройдет, прежде чем он скажет: "Я сам" А вот после этого развитие маленького человека пойдет лавинообразно - успевай только удивляться, откуда что берется. Первые четыре-пять лет в жизни ребенка - решающий этап формирования его как личности. Именно в этот период закладываются характер, способности, отношение к людям.

"Разве не тогда я приобретал все то, чем теперь живу, и приобретал так много, так быстро, что во всю остальную жизнь я не приобрел и сотой доли того? От пятилетнего ребенка до меня только один шаг. А от новорожденного до пятилетнего страшное расстояние". Эти слова принадлежат Л. Н. Толстому. Стоит заметить: говоря обо всем, чем он теперь живет (разумеется, и о способностях в том числе), Толстой настойчиво (три раза) употребляет слово "приобретал".

Как же приобретаются, формируются многообразные способности человека? Чем ограничивается, лимитируется это приобретение? Почему один человек оказывается способным, другой менее способным, а третий кажется и вовсе неспособным к тому или иному виду труда, учения, творчества? И вообще, что такое способности, талант, гениальность, призвание?

Эти вопросы серьезно занимают многих - ведь речь идет об очень важном - о той жизненной перспективе, которую видит перед собой человек, оценивая свои силы, способности, те условия для

 

 развития и плодотворного труда, которые предоставляет ему общество, исходя из оценки способностей каждого.

Стоит ли ему делать основную ставку на то, что способности врождены, что при определенных условиях они обязательно проявятся? Стоит ли ему ограничить свою активность поисками призвания, или же направить усилия на формирование у самого себя пока что отсутствующих, но необходимых для избранного дела способностей, на воспитание себя как творческой личности?

Как относится к этой проблеме религия, какую программу действий намечает?

В романе Ф. М. Достоевского "Бедные люди" герой повествования Макар Девушкин говорит так: "...Всякое состояние определено всевышним на долю человеческую. Тому... быть в генеральских эполетах, этому служить титулярным советником; такому-то повелевать, а такому-то безропотно и в страхе повиноваться. Это уже по способности человека

рассчитано; иной на одно способен, а другой на другое, а способности устроены самим богом".

Видите, какая перспектива открывается перед человеком! Зачем куда-то стремиться, работать над собой. Все заранее задано, предопределено, "запрограммировано" богом - быть тебе генералом или безропотно и в страхе подчиняться.

Религиозное понимание способностей и призвания утверждает пассивность человека, узаконивает социальную несправедливость. Действительно, в условиях классового - рабовладельческого, феодального или буржуазного общества - чины и должности наследуются членами богатых семей независимо от их реальных способностей. Религия всегда освящала эту традицию, приписывая ей божественное происхождение.

Есть и другая причина, в силу которой решение вопроса о происхождении способностей отдавалось воле бога, - отсутствие научного знания об их природе. Религиозное представление в этой области, как, впрочем, и во многих других, постепенно вытеснялось научным. Научные данные о происхождении способностей и закономерностях их формирования в процессе человеческой жизни накапливаются медленно. Еще медленнее такие данные становятся достоянием широкой публики. Не только верующие считают человеческие способности даром божьим, но и в общеупотребительной речи прочно держатся такие выражения, как «дарование», «одаренность», «искра божья» и т. п.

 

Талант и гениальность — это определенные сочетания способностей особенно высокого уровня. Если человек обладает незаурядными способностями, позволяющими ему успешно решать сложные жизненные задачи, можно сказать, что этот человек талантлив. Что касается гения, то в этом случае речь идет об уникальном сочетании выдающихся способностей.

О способностях можно говорить, лишь связывая их с выполнением какой-либо деятельности. Способности существуют лишь постольку, поскольку они способности к чему-либо, к какой-то деятельности — будь то труд учителя, слесаря, руководителя предприятия и т. п. Другими словами, способности не проявляются вне деятельности. Только в процессе конкретной деятельности человека может быть измерен уровень его способностей. И, следовательно, главным условием проявления способностей является его активное включение в процесс труда.

Людям, которые убеждены в том, что человеческие способности «от бога», можно задать простой вопрос: а как быть с теми профессиями, которые отошли в прошлое или, наоборот, получают права гражданства на наших глазах? Неужели бог следит и за этим, предусмотрительно наделяя некоторых людей способностями к той или иной профессии, которой пока нет, но которой суждено появиться через несколько лет? На самом деле все происходит как раз наоборот: вначале появляется необходимость в какой-то профессии, намечаются ее основные контуры, а уж затем у определенных людей формируются способности, необходимые для того, чтобы этой профессией заниматься. Именно так на наших глазах возникла профессия космонавта. Что касается способностей к работе космонавта, то они формируются в процессе длительной и многотрудной учебы, специальной предполетной подготовки.

Важной составляющей способностей является социальная составляющая. Мы не только говорим, какие способности присущи тому или иному человеку, но и даем им оценку: «хуже — лучше», «быстрее — медленнее», «банально — оригинально», «творчески — нетворчески» и т. п. Таким образом мы, вольно или невольно, сравниваем процесс и результат деятельности каждого отдельного человека с некоторым образцом, в котором отражено наше представление о человеческих возможностях в той или иной области. Способности познаются в сравнении, иначе их нельзя оценить. Критерии такой оценки вырабатываются у человека на основе его собственного опыта или опыта других людей; в любом случае они, во-первых, социально обусловлены (возникают в общественной практике людей), а во-вторых, относительны (мне, например, такой-то актер нравится, а вам — нет). Ничего от бога в оценке способностей одних людей другими людьми нет — они социальны по самому своему происхождению.

Естественно, что критерии оценки изменяются с течением времени. То, что вчера считалось высоким достижением, сегодня перестает быть таким — стоит взглянуть на таблицу мировых спортивных рекордов за последние десятилетия. Следовательно, существует историческая составляющая способностей. Каждый исторический период имеет свои критерии оценки уровня способностей, талантливости, гениальности. Каждая эпоха выдвигает своих гениев. Но далеко не каждый из них получает признание при жизни. Довольно часто люди оказываются неподготовленными к тому перевороту в привычной картине мира, который совершает гений. Поэтому гениальных людей нередко считают чудаками. Это означает только то, что современные критерии оценки способностей отстают от тех, которые требуются. Признание наступает тогда, когда под влиянием общественно-исторического опыта людей критерии эти меняются.

Мы видим, что критерии оценки способностей являются тем основным, без чего нельзя вести речь об их уровне, следовательно, и о способностях как таковых. Очевидно также, что названные критерии непостоянны, изменчивы и эта изменчивость обусловлена изменениями в социальном опыте и представлениях людей. Есть ли в них что-либо от бога? Если отвечать на этот вопрос утвердительно, то нужно будет признать и то, что рукой, учителя, ежедневно проставляющего оценки школьникам, движет божественный промысел.

Тут, вероятно, уместно вспомнить, по гений своей деятельностью обычно подрывает самую идею существования бога: Коперник, например, камня на камне не оставил от теологической картины Вселенной, в этом же направлении действовали Галилей, Ньютон, Эйнштейн; революционное учение Маркса, Энгельса, Ленина повернуло весь ход человеческой истории. Труды гениев постоянно и неуклонно приближали людей к научной, материалистической, атеистической картине мира.

Наконец, мы переходим к еще одной составляющей способностей — биологической. Вокруг этого вопроса постоянно кипят страсти. Причем в подавляющем большинстве споров и дискуссий, особенно тех, которые происходят в буржуазных странах, биологическая составляющая способностей предстает едва ли не единственной и уж во всяком случае определяющей. О других составляющих способностей некоторые ученые часто просто не упоминают, а если и упоминают, то без серьезного анализа.

Религиозная позиция в этом вопросе хорошо известна: все способности человека — от бога. Бог решает, кого и за что облагодетельствовать. Но оказывается дело принципиально не меняется и в том случае, если принять точку зрения, согласно которой способности — дар природы, нечто врожденное. Дальше, мол, все очень просто: достаточно выявиться способности — и можно одних определять в руководители, других в ученые, ну а

неспособные обречены выполнять «черную» работу-

В середине прошлого века известный врач-анатом Ф. Галль, основатель френологии, пришел к выводу, будто управление каждой из способностей человека расположено в определенных областях мозга. Чем выше уровень способностей, тем более развита эта область. Следовательно, достаточно ощупать шишки и впадины на черепе, соотнести их положение со специальной картой — и можно судить о способностях данного человека.

С начала нашего века широкое распространение получила тестология — определение коэффициента умственной одаренности человека по результатам тестовых испытаний. Исходя из убеждения, будто способности носят исключительно врожденный характер, многие приверженцы этого метода пытались судить не только о настоящих, но и о будущих успехах человека — ведь его возможности якобы заложены со дня рождения.

Тестология вызвала обширную критику. Было убедительно доказано, что тесты не могут исчерпывающе определить характер способностей. Они лишь в состоянии показать, какими знаниями, умениями и навыками располагает человек к моменту испытания. Человек, показавший невысокие результаты по тестам, при использовании соответствующих методов и при создании благоприятных условий обучения и воспитания вполне может развить свои способности до необходимого уровня.

Отсюда, однако, вовсе не следует, что тесты сами по себе бесполезны или даже вредны. При строго научном их применении они приносят ощутимую пользу — кому не интересно и не полезно знать, каков уровень его достижений на сегодняшний день, каким делом он может быстрее и легче овладеть.

Каждому очевидно:    сколько людей, столько и

индивидуальных различий. Каждый человек рождается со своими, отличными от других физическими данными, особенностями органов чувств, типом нервной системы, темпераментом, скоростью протекания нервных процессов, уровнем эмоциональности и другими анатомо-физиологическими особенностями мозга и нервной системы в целом. Эти особенности получили название задатков. На их основе в процессе жизни, обучения, воспитания и трудовой деятельности у человека развиваются способности к тому или иному делу. При этом задатки не определяют ни того, какие именно способности разовьются, ни уровня развития способностей. Так, наличие абсолютного музыкального слуха вовсе не означает, что из человека получится талантливый музыкант. В то же время при наличии такого слуха формирование способностей к музыкальной деятельности будет протекать легче и быстрее. Известно и то, что далеко не все талантливые музыканты обладали абсолютным слухом.

Все это говорит о том, что задатки не являются «причиной» способностей; они выступают лишь в качестве фона и биологической основы, на которых разыгрывается процесс формирования способностей.

Признание задатков в качестве биологической основы способностей было шагом вперед в материалистическом понимании природы способностей.

Способности и воспитание личности

Тем самым способности прочно связывались с их естественной основой — мозгом, нервной системой, со всем организмом человека. В то же время признавалось, что задатки сами по себе — еще не способности. Для формирования способностей необходимо включение человека в процесс той или иной деятельности. Отсюда вытекают три важных положения: способности существуют только в развитии; они не могут возникнуть вне активности самого человека; они формируются в процессе человеческой деятельности. Таким образом, анализ способностей выводился за пределы анализа одних только особенностей данного человека и включался в более широкий контекст — следовало иметь в виду, каким трудом этот человек занимается, какое получил воспитание, чему и как учился, в каком коллективе трудится и т. п.

Нужно сказать, что в обыденном сознании понятие «врожденные задатки» часто отождествляется с понятием «врожденные способности». Впрочем, это смешение порой происходит и в работах некоторых специалистов-психологов. Тому, на мой взгляд, есть две причины. Во-первых, видимо, сильно искушение для каждой способности найти какой- то вполне определенный врожденный задаток, а во- вторых, потому, что и задатки, и способности рассматриваются вне анализа деятельности человека и его взаимоотношений с другими людьми в процессе этой деятельности.

Ну, хорошо, задатки музыкальных способностей (хороший слух и т. п.) можно себе представить, и это обычно выступает в качестве главного аргумента в споре о способностях. Но как представить себе анатомо-физиологические задатки таких, например, способностей, как способность хорошего организатора, способность быстро схватывать суть дела, способность к математической абстракции и к быстрому и широкому обобщению математического материала и т. п.? Способы познания и деятельности, выработанные человечеством и так или иначе усвоенные конкретным человеком, нельзя ставить в прямую связь с элементарными мозговыми процессами возбуждения и торможения, индукции, иррадиации и концентрации. В то же время нет никакого сомнения в том, что анатомо-физиологические особенности человека так или иначе влияют на выполнение профессиональной и любой другой деятельности, на ее темп и продуктивность.

Известны факты и другого рода. Мы знаем, что косноязычный Демосфен упорной работой над собой преодолел свой «органический» недостаток и стал великим оратором. Слепоглухонемая Елена Келлер научилась воспринимать музыку. Бетховен создавал гениальные музыкальные произведения и после того, как потерял слух. Клиффорд Уитчер, слепой от рождения, стал крупным ученым в области физической оптики. Алексей Маресьев сумел водить боевой самолет, лишившись обеих ног.

Эти примеры легко продолжить. Они показывают величие человеческого духа, огромные, поистине неисчерпаемые возможности человека. В этой связи понятие «задатки» носит довольно условный характер и употреблять его следует с осторожностью.

Соотношение задатков и способностей можно представить себе, проведя такую аналогию. Анатомо-физиологические особенности человека, или задатки, — это почва, а способности — то зерно, которое вносится в эту почву в процессе человеческой деятельности и на ней произрастает. Без почвы никакое зерно способностей не вырастет, в то же время сама почва, будь то чернозем или суглинок, ни в коей мере не предопределяет, вырастут на ней овес, ячмень или баклажаны. Состав почвы влияет на урожайность, но бывает и так, что каменистая почва дает более высокий урожай, чем чернозем, — дело тут решает количество и качество вложенного труда. «Трудности порождают в человеке способности, необходимые для их преодоления», — этот афоризм Филлипса довольно точно передает суть проблемы.

Способности складываются и развиваются с самого первого дня жизни человека, и этот процесс развития зависит от очень многих факторов, которые трудно даже учесть. Нередко то или иное воздействие на ребенка мгновенно как бы «запечатлевается» его мозгом и становится свойством психики. Мы же не успеваем его зафиксировать или вовсе о нем не подозреваем, а потом принимаем это новое свойство психики за врожденное.

Посмотрите на маленького ребенка — его активность всецело направлена на познание внешнего мира и самого себя, своих возможностей, на развитие своего двигательного и интеллектуального опыта. Причем этот опыт выступает не только побочным результатом игрового и бытового поведения, но и результатом целенаправленной деятельности. В классическом виде это выступает в форме детских вопросов к взрослым: «Почему?»

Все это происходит не так хаотично, как нам иногда представляется. Активность ребенка в той или иной мере, более или менее методично направляется взрослыми — родителями, учителями в школе, профессиональными наставниками. Всякая организация такой активности, всякий ответ на вопрос ребенка, ориентирование его в каком-то направлении — есть воспитание, формирование способностей. Эти процессы с самого начала протекают в сотрудничестве одного человека с другим: взрослого и ребенка, воспитателя и воспитуемого, учителя и ученика, товарища по работе и отдыху.

Реальная, нерасторжимая и неустранимая связь человека и общества, человека и других людей как представителей этого общества — необходимое условие становления человека, развития его способностей, формирования творческой личности. Если ребенок перестал задавать свои «почему?» — мощный инструмент познания мира через ум взрослого, — значит, видимо, мы не умеем дать содержательные и понятные ребенку ответы. На его вопросы мы часто говорим «отстань» и ссылаемся на свою занятость. Отказываясь отвечать, мы закрываем от него действительность, «консервируем» его познавательный интерес и, сами того не желая, наносим большой ущерб развитию его способностей.

Разговоры о способностях как даре божьем или как неких врожденных образованиях мозга проистекают из того, что мы не прослеживаем, да и не всегда можем проследить путь развития того или иного человека на протяжении всей его жизни, учесть все те влияния, которым он подвергался, не знаем о периодах времени, наиболее благоприятных для формирования способностей, обо всем том, что обусловило такое, а не иное его развитие. Мы рассматриваем и оцениваем результат, достигнутый в тот или иной момент, или, выражаясь специальным языком, — срез психического развития.

Вполне естественно, что при измерении способностей разных людей картина получается самая пестрая, поскольку так же невообразимо различными были пути развития каждого из этих людей до того момента, когда речь зашла об оценках их способностей. Достаточно сказать, что способности примерно одинаковых детей могут развиться совершенно по-разному в зависимости от того, насколько благополучным был их эмоциональный контакт с родителями. Установлено, например, что, если маленький ребенок не имеет положительного эмоционального контакта с матерью, то его психическое и интеллектуальное развитие может сильно пострадать, задержки в развитии могут принять необратимый характер.

Когда человек становится взрослым, подобного рода нюансы развития от него скрыты, он сам о них часто даже не подозревает. Тем более неизвестны они тем, кто дает оценку его способностям. Сложившийся на протяжении всей биографии человека уровень способностей выглядит как заданный организму с самого начала — богом или природой. «По изобретению, доведенному до совершенства, не видно, как оно создавалось», — писал Экзюпери. То же самое можно сказать о человеческих способностях. Однако тайна способностей каждого человека лишь постольку является «тайной», поскольку она не познана. Ничего мистического или божественного в ней нет.

Из сказанного здесь ясно, что создание оптимальных условий обучения, воспитания и самовоспитания, содействующих формированию многообразных творческих способностей, — важнейшая задача нашего общества.

При этом, разумеется, воспитание понимается не как простое декларирование нравственных истин, а как целенаправленное вовлечение каждого человека в активную деятельность, которая осуществляется совместно с другими людьми, регулируется принятыми в обществе нормами. Только таким путем можно сформировать морально и нравственно полноценную творческую личность — человека высокой идейной убежденности, вооруженного обширной системой современных знаний, умений, навыков и обладающего высоким уровнем разнообразных способностей.

Следовательно, для того чтобы научиться выполнять какую-то работу, нужно в нее включиться. Для большинства людей это может представлять немалые трудности. Заставьте себя преодолеть их, и рано или поздно вы воспитаете у себя необходимые способности. Пусть теперь кто-нибудь попробует вам доказать, что эта способность — от бога!

Избрав какую-то профессию и задавшись целью воспитать у себя необходимые для успешной работы способности, гениальным человеком можно и не стать. Но то, что будет достигнуто в процессе работы над собой, превзойдет ваши самые смелые ожидания..

 

Перейти на страницу загрузки

СКАЧАТЬ "НАУКА И РЕЛИГИЯ" №3 Март 1978 год

 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика