Выразительное слово учителя-словесника (Блинов) 1963 год - старые учебники

Скачать Советский учебник

 Выразительное слово учителя-словесника (Блинов) 1963

Назначение: 

© "ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР " Москва 19 

Авторство: И. Я. Блинов

Формат: PDF Размер файла: 4.37 MB

СОДЕРЖАНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора   3

Культура устной речи , 5

Речевая интонация ....... 14

1. Общее понятие о речевой интонации

2. Логическая интонация: 16

а) Логические функции паузы

б) Логические функции ударения 

в) Логические функции мелодии 

г) Логические функции темпа

3. Эмоциональная интонация

а) Эмоциональные функции паузы

б) Эмоциональные функции ударения ........

в) Эмоциональные функции мелодии

г) Эмоциональные функции темпа

Выразительное чтение

1. Выразительное чтение в школе 

2. Анализ литературного материала

3. Исполнительский план (речевая партитура)

4. Дополнительные требования к прочтению стихотворений

5. Примерные речевые партитуры 

Художественное рассказывание 61

 

Скачать бесплатный учебник  СССР - Выразительное слово учителя-словесника (Блинов) 1963 года

СКАЧАТЬ PDF

ОТКРЫТЬ: - отрывок из учебника...

 ОТ АВТОРА

В этом пособии рельефно разграничиваются вопросы культуры слова и мастерства слова.

Культура слова в работе учителя-словесника — это его умение:

а) владеть русским литературным языком, не мириться с непра¬вильностями и ошибками в речи, несовместимыми с понятием лите¬ратурной нормы, воспитывать в учениках любовное отношение к языку и постоянное внимание к речи;

б) аналитически-чутко слышать и практически владеть речевой интонацией, ее элементами и их взаимосвязью и увлекать своих учеников на аналогичную работу.

Мастерство слова в деятельности учителя-словесника — это его умение:

а) выразительно читать на память и в случае надобности — по книге художественные литературные произведения, раскрывая в чтении идею и творческие намерения автора этих произведений и бережно передавая все это в чтении с помощью звучащих средств языка, и вместе с тем примером и чутким руководством передавать ученикам первоосновы выразительного чтения;

б) художественно (т. е. эмоционально-образно) рассказывать как литературный материал (если он в силу тех или иных причин не может быть прочтен по первоисточнику), так и собственные впечатления, наблюдения, воспоминания, а также передавать это умение ученикам;

в) свободно и убедительно выступать с речью публично, а так¬же научить этому умению своих учеников.

Автор работы далек от мысли, что до конца разрешил проблему выразительного слова. Его выводы и предложения следует прини¬мать как метод действия, не стесняющий инициативы и активности читателя.

КУЛЬТУРА УСТНОЙ РЕЧИ

«Русский язык! Тысячелетия создавал народ это гиб¬кое, пышное, неисчерпаемо богатое, умное, поэтическое и трудовое орудие своей социальной жизни, своей мысли, своих чувств, своих надежд, своего гнева, своего велико¬го будущего»1.

Как же мы пользуемся родным языком? Что препят¬ствует развитию подлинной культуры устной речи?

Культура речи —это в первую очередь внимательное, критическое отношение к речи своей и чужой, отчетли¬вое представление о различных приемах использования языка в каждом отдельном выступлении и умение пра¬вильно пользоваться ими, умение привлекать разнооб¬разные изобразительные и выразительные средства.

Учитель, постоянно повышая культуру собственной устной речи, должен создать в классе благоприятную ат¬мосферу коллективного внимания к устному слову и по-стоянного дружеского контроля, умело и тактично устра¬нять допущенные учениками ошибки, постоянно работать над обогащением словаря и грамматического строя их речи. Только при постоянном внимании к живому слову школьники реально осознают, что «язык—это след ги¬гантского производительного труда человеческого обще¬ства... это орудие мышления...», поэтому «обращаться с языком кое-как — значит и мыслить кое-как: неточно, приблизительно, неверно»2.

Свободное владение родным языком, в частности его выразительным звучанием, не есть «дар природы», проявление «врожденного таланта», как думают некоторые. Постоянное внимание к родному языку — вот решаю¬щий фактор борьбы за культурное и умелое слово. Круп¬нейшие исследователи мастерства устной речи неизменно подтверждают это. И кому, как не учителю, знающему историю и теорию родного языка, следить за соблюдени¬ем в речи норм фонетики, орфоэпии, интонации.

Борьбу за литературный язык целесообразно начать с обогащения и расширения индивидуального словаря. Надо рекомендовать учащимся, особенно старших клас-сов, чаще обращаться к словарям, по возможности регу¬лярно работать с ними. Это позволит им глубже оценить родной язык, узнать неисчислимые его богатства. А чем богаче и разнообразнее лексикон человека, тем ярче и выразительнее его речь.

Еще более необходимо обогащать индивидуальный словарь качественно. Учащиеся должны практически убедиться в гибкой и богатой системе русского словооб¬разования.

Полезно, чтобы учащиеся, образовывая новые слова от общей основы, хорошо осознавали и выразительно раскрывали смысловые оттенки каждого новообразова-ния.

Необходимо чаще обращать внимание учащихся на многозначность слов русского языка. Великолепные примеры ее мы находим в «Толковом словаре русского языка» под редакцией проф. Д. Н. Ушакова (например, здесь дано 40 образцов многозначного использования слова «идти»). Собственные поиски учащихся в этом направлении позволят им не только осмыслить роль многозначности, но и конкретно обогатить свою речь.

Следует обратить внимание учащихся на широкие возможности русской синонимики. Наш язык чрезвычай¬но богат синонимами, а они придают индивидуальной речи гибкость и выразительность.

Возьмем для примера ряд синонимов из рекомендо¬ванных А. М. Горьким: хорошо, отлично, славно, пре¬красно, великолепно, неподражаемо, совершенно, удиви¬тельно, замечательно, изумительно, чудесно, обаятельно, даровито, талантливо и т. п.

Упражнения по составлению синонимических рядов, по выявлению точного смысла каждого слова, включен¬ного в синонимический ряд, по составлению фраз с использованием отдельных синонимов могут стать увлека¬тельной работой для учащихся, к тому же это чрезвы¬чайно развивает их языковое чутье, умение отличать тон¬чайшие оттенки речи.

Полезно обратиться за примерами к произведениям великих писателей. Тургенев, например, в повести «Муму» так описывает движения своих героев: барыня расхаживала, ее приживалки порхнули, Гаврила высту¬пал, Герасим ввалился со связкой дров, Степан бросился в палисадник, толпа подвигалась, мальчики прыгали. Салтыков-Щедрин в своих сатирических произведениях, наряду с глаголами сказать, воскликнуть, промолвить, нередко употребляет их синонимические замены: бряк¬нуть, буркнуть, прорычать, прореветь, ухнуть, выдавить из себя, завопить, прогреметь, заикнуться, промямлить, пискнуть и т. п. Умело выбранный синоним позволяет сказать читателям о характере персонажа, о его социаль¬ном положении и т. п.

Вдумчиво проводимая работа по количественному и качественному обогащению индивидуальной лексики должна сопровождаться постоянным вниманием к грам-матическому строю нашей речи. К сожалению, в устной речи часты ошибки и неправильности не только при отборе слов для фразы, но и при образовании самих фраз.

Приведем примеры наиболее часто встречающихся ошибок и неправильностей речи.

К словам-сорнякам относят слова и выражения, произносимые многократно, не к месту, бессмысленно, как например: понимаете ли, знаете ли, видите ли, так сказать, значит, совершенно серьезно, если так мож¬но выразиться, ну и т. д. Неуместное и бесконечное повторение таких слов и выражений раздражает слу¬шателей.

К сожалению, лица, страдающие этой речевой «бо¬лезнью», сами часто не замечают ее; больше того, удив¬ляются и обижаются, если кто-либо обратит их внимание на такое засорение речи.

В 1934 г. А. М. Горький писал: «С величайшим огор¬чением приходится указать, что в стране, которая в об¬щем так успешно восходит на высшую ступень культуры, язык речевой обогатился такими нелепыми словечками и поговорками, как, например, мура, буза, волынить, ига-

мать, дай пять, на большой палец с присыпкой, на ять, и т. д. и т. п.».

Вульгаризмы несовместимы с понятием о лите¬ратурном языке и не должны допускаться не только в ре¬чи публичной, но и в нашем бытовом разговоре.

Мы знаем — территория Российской Федерации ве¬лика. Естественно, говоры ее отдаленных от культурных центров мест несколько отличаются от литературного языка. На севере нашей страны мы услышим речевые обороты, подобные, например, таким: пошли за грибам (вместо правильного пошли за грибами), он знает и понимает (вместо он знает и понимает), она делает своими руками (вместо она делает своими руками); северяне петуха именуют певуном. Жители юга скажут: они идуть, он думаете (т. е. допускают смягчение глагольных форм); на юге мы услышим сяло (вместо правильного село), кочет (так именуют на юге петуха). Употребление подобных местных слов, диалектизмов, делает речь малопонятной.

Слова и обороты трафаретные, шаблонные, лишенные свежести и остроты, рождаются (и, к сожа¬лению, в большом числе) дурным канцелярским язы¬ком. Так появились обороты: осветить вопрос, продви¬нуть вопрос, поставить вопрос ребром, на должную вы¬соту, засыпать, завалить вопрос, увязать мероприятия, подкинуть средства, выбросить товар и т. п .

Нередко слышишь и такие шаблонные, лишенные смысла и некстати употребленные выражения: на се¬годняшний день, на все сто процентов, фабрика не вы¬полнила план главным образом за сче? низкосортной продукции, по линии уборки картофеля далеко не все сделано, отставанье в изготовлении деталей порядка двух-трех дней еще не устранено.

Увлечение иностранными словами. Неред¬ко и в разговорной, и в публичной речи мы замечаем явное злоупотребление иностранными словами. Зачем, например, говорить: фиксировать, доминировать, стиму¬лировать, дефект и т. п.? Вместо этих иностранных слов нетрудно найти не менее выразительные русские слова, например, вместо фиксировать (внимание) можно ска¬зать обращать, вместо дефект—недостаток, пробел и т. п.

Известно, как настойчиво предостерегал нас В. И. Ле¬нин от излишнего увлечения иностранными словами.

«Русский язык мы портим, — писал он. — Иностранные слова употребляем без надобности. Употребляем их неправильно... Не пора ли нам объявить войну употреб¬лению иностранных слов без надобности?»1

Разумеется, возражение против неуместного упо¬требления иностранных слов следует понимать правиль¬но. Есть и немало иностранных слов (как, например: культура, социализм, коммунизм, партия и т. п.), давно ставших интернациональными, а потому всем понятными. Было бы нелепо возражать против подобных слов, проч¬но вошедших в наш язык и ставших для народа близки¬ми, родными.

Слово живет и раскрывается в своей многозначности только в контексте, т. е. в сочетании с другими словами. Но необдуманные сочетания слов неизмен¬но приводят к нарушению смысла. Иногда слышишь выражения: благодаря ошибкам, благодаря болезни, благодаря пропускам.

Чуткий к слову писатель В. Короленко, давший в своих произведениях прекрасные образцы точного ис¬пользования родного языка, рассказывал, что сибирские крестьяне, услышав от приехавшего к ним горожанина выражение благодаря засухе, долго решали — где это и кто это благодарит засуху.

Иногда говорят: В этом вопросе играет значение... Очевидно, слово играет надо заменить словом имеет. Нередко вместо слова два говорят пара (скажу пару слов, приведу пару примеров и т. п.). В. И. Ленин, встре¬тив в одной работе подобную речевую неточность, напи¬сал на полях работы: «Пара лет—не по-русски».

Нередки ошибки и в выборе предлога для связи слов. Например, говорят: не понимают о том (вместо не понимают того) или (еще чаще): это говорит за то (вместо это говорит о том). Можно услышать: приехал с Белоруссии, вернулся с Рязани (вместо приехал из Белоруссии, вернулся из Рязани).

Ошибки в выборе предлогов нередко вызываются затруднениями смыслового характера. В русском языке имеются парные предлоги в — из и на — с (со). Предлогом в мы пользуемся в том случае, когда надо сказать, что один предмет находится внутри

1 В. И. Л е н и н, Соч., т. 30, стр. 274.

другого, например: «Книга положена в стол» (обратное действие: «Книга взята из стола»). Предлогом на мы пользуемся, когда следует сказать, что один предмет находится на поверхности другого: «Книга лежит на столе» (обратное действие: «Книга взята со стола»)1. При использовании этого, казалось бы, совершенно яс¬ного правила может возникнуть затруднение, когда мы говорим о явлении или предмете в связи с площадью (территорией): в зависимости от характера этой площа¬ди или территории будут использованы различные парные предлоги. Например, мы скажем: «Во дворе разбит цветник», но: «//о дворе сегодня холодно». В пер¬вом случае речь идет о явлений, наблюдаемом на пло¬щади, строго ограниченной (в данном примере о пло¬щади земли, относящейся к определенному дому). Во втором случае мы говорим о холодной погоде вне дома вообще.

Руководствуясь этим соображением, мы безошибочно скажем: «Еду в Ленинград, в район, в Грузию, во Фран¬цию, в Азию» (обратные действия: «Возвращаюсь из Ле-нинграда, из района, из Грузии, из Франции,из Азии»). Единственным отклонением от этого правила явится употребление парных предлогов, когда речь идет об Украине или ее областях в их украинском наименовании. Мы говорим: «Еду на Украину, на Киевщину, на Пол¬тавщину» (обратное действие: «Приехал с Украины, с Киевщины, с Полтавщины»)2.

О горных местностях мы говорим: «Направляюсь на Кавказ, на Алтай»; «Возвращаюсь с Кавказа, с Алтая».

По тем же соображениям мы скажем: «Я еду на ку¬рорт, а он едет в санаторий»; «Я возвращаюсь с курор¬та, а он — из санатория»; «Я работаю на почте, на заводе», но: «Я работаю в институте, в лаборатории» («Я уволился с почты, с завода», но: «Я уволился из института, из лаборатории»).

Сложные по построению фразы затруд¬няют читателя. Но он может сам разрешить возникшее

1 Напоминаем, что предлог на в наших примерах берется как парный с предлогом с (со).

2 Но если мы употребляем наименования, общие для Советского Союза, т. е. УССР, Полтавская область и т. п., то уже применяются предлоги в—из.

затруднение, если еще и еще раз прочитает трудное место в книге.

Слушатель, столкнувшись с подобным затруднением, лишен возможности сам устранить его. Воспринимая фразу, сложно построенную, он может забыть ее начало. Давно замечено, что устной речи по самой ее природе свойственны фразы короткие, к тому же ясно и четко построенные. Трудно слушателям воспринять такую, на-пример, фразу: «Город, возникший на месте развалин, явившихся в результате дикого разрушения, осущест¬вленного фашистами, радует строгой и стройной перспек¬тивой своих улиц, ставших прямыми и широкими».

Неприятное впечатление оставляют фразы, в которых нагромождены причастные обороты: «На заводе забо¬тятся о повышении квалификации рабочих, правильно разбирающихся в своем деле, хорошо знающих все де¬тали процесса, умеющих не теряться при возникновении затруднений, сознающих важность выполняемых ими заданий». Фраза эта станет значительно проще и легче для восприятия, если устранить причастные обороты: «На заводе заботятся о повышении квалификации рабо¬чих, помогают им правильно разбираться в своем деле, хорошо узнать все детали процесса, не теряться при возникновении затруднений, сознавать важность выпол¬няемых ими заданий».

Трудно воспринимаются фразы, в которых встреча¬ются скопления так называемых отглагольных сущест¬вительных: «В области уделяют большое внимание ис¬пользованию местных ресурсов для улучшения снабже¬ния населения, укрепления и расширения промышлен¬ности». Эту неблагозвучность (ее обязательно заметят слушатели!) легко устранить, если перестроить фразу хотя бы так: «В области уделяют большое внимание ис¬пользованию местных ресурсов. Это позволяет улучшить снабжение, укрепить и расширить промышленность».

Размещение слов во фразе в русском языке сравни¬тельно свободно. Это, однако, не значит, что здесь возмо¬жен произвол: «Рабочие настойчиво борются за выпол-нение поставленных задач партией и правительством»; «Колхозники энергично приступили, будучи уверены в успехе, к уборке урожая». В этих примерах разорва¬ны логически единые 'сочетания: «за выполнение за¬дач», «приступили к уборке урожая», в результате чего

фразы получили неряшливый вид. Иногда вследствие непродуманного размещения слов фраза получает явно двусмысленный характер, например: «Приняты меры к обучению элементарной технике работ на лесорубке колхозников»; «Колхоз подготовил к севу лошадей». Для устранения двусмысленности этих фраз следует лишь переставить слова: «Приняты меры к обучению колхоз¬ников элементарной технике работ на лесорубке»; «Кол¬хоз подготовил лошадей к севу».

Необдуманное использование слов при построении фразы может привести к очевидному нарушению ее ло¬гичности. Нельзя допускать соединения слов, из которых одно явно противоречит другому, например: «Вопрос более или менее решен» (водно и тоже время можно ре¬шать что-либо или более, или менее); «В этом деле немало отрицательных минусов» (минусы не бывают положительными). Недопустимы выражения: «большая половина», «меньшая половина» (половины всегда рав¬ны), «картина ужасно привлекает» (привлекает... до ужаса), «книга страшно нравится» (нравится... до страха).

При построении фразы иногда допускается нару¬шение Правил согласования слов, напри¬мер: «Значительная часть колхозников направились в поле»; «Множество людей шли»; «Ряд построек оста¬лись без ремонта» (во всех этих случаях глагол должен быть поставлен в единственном числе); «Теплоход «Мо¬сква» вышла в первый рейс» (надо было сказать вы¬шел); «Артель «Красный пахарь» первым закончил сев» (следовало сказать первой закончила).

Приведенный нами перечень речевых ошибок и не¬правильностей далеко не полон. Ученики, привыкшие внимательно и критически слушать чужую речь, могут сами его пополнить. Такая работа очень полезна. Она поможет воспитать принципиальную непримиримость ко всяким искажениям^нашего языка.

Эта работа станет вдвойне полезной, если учитель и его ученики будут запоминать или записывать все, что остановило их внимание при чтении художественной и научной литературы: удачные выражения, сравнения, метафоры, афоризмы, поучительные образцы простоты, точности, выразительности речи. Например, трудно не запомнить выражение Лермонтова: «На мысли, дышащие силой, как жемчуг, нижутся слова». Или слова, ко¬торыми Маяковский определяет великое историческое значение Коммунистической партии:

Мозг класса, дело класса, сила класса, слава класса — вот что такое партия.

Читая, к примеру, «Песню о Буревестнике» Горького, нельзя не остановиться на великолепных метафорах ав¬тора: «Синим пламенем пылают стаи туч над бездной моря. Море ловит стрелы молний и в своей пучине га¬сит...» и т. д. Внимательное отношение к речевым сред¬ствам, использованным автором, обогатит собственную речь учащихся.

Постоянно проявляя внимание к речи других, учени¬ки находят немало ценного и для своей речи. Язык про¬стых людей иногда поражает яркой образностью и уди-вительной меткостью, остротой. Н. К. Крупская в книге «Будем учиться работать у Ленина» рассказывает, что популярно говорить и писать Ленин «учился у Писарева, у Чернышевского, но больше всего учился у рабочих, с которыми он часами говорил, расспрашивая их о всех мелочах их жизни на заводе, внимательно прислуши¬ваясь к их случайно брошенным замечаниям, к постанов¬ке ими вопросов, приглядываясь к уровню их знания».

Напомним еще раз о пользе толковых словарей рус¬ского языка, словарей иностранных слов, синонимов, «крылатых выражений» и т. п. Работая над словарями, учащиеся глубже узнают родной язык, укрепят свое умение пользоваться его богатейшей образностью и вы¬разительностью. Так, раскрыв «Толковый словарь живо¬го великорусского языка» В. Даля на слове «рука», мы невольно изумляемся, как остроумно (и притом экономно и по времени, и по речевым средствам!) использует па¬рад это слово в своей речи: «рукой подать» (в значении: близко), «моя правая рука» (т. е. мой помощник), «при¬брать к рукам» (т. е. присвоить), «сбыть с рук» (т. е. избавиться), «говорить под руку» (т. е. мешать), «отбить¬ся от рук» (т. е. не слушаться), «махнуть рукой» (т. е. от¬казаться), «руки не доходят» (т. е. не иметь времени), «руки связаны» (т. е. не иметь возможности что-то сде¬лать) и т. п.

Если продолжить наше исследование уже по «Тол¬ковому словарю русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова, то наряду с этими народными выражения¬ми мы встретим выражения, созданные нашими писате¬лями, например: «У нас дело-то сделано, по рукам у нас ударено» (Л. Островский); «Из лавки рукой подать в кабак» (Чехов) «Ах, батюшки, сон в руку» (Грибое¬дов)} «Бывает хуже — с рук сойдет» (он же)} «Что сходит с рук ворам, за то воришек бьют» (Крылов); «Ты с моей руки разжился» (он же); «Эх, возьми меня в ра¬ботники, поработать руки чешутся» (Некрасов) и т. д.

Немало пользы принесет учителям и учащимся так¬же знакомство со сборниками пословиц и поговорок русского народа.

Культура устной речи неразрывно связана с литера¬турным произношением, которое выполняет в устной ре¬чи те же функции, что в письменной речи осуществляет орфография (правописание).

К сожалению, выступая, мы мало обращаем внима¬ния на звучание устной речи, а сосредоточиваемся на ее содержании. Но заметьте: стоит только говорящему в чем-либо отклониться от правильного произношения, как слушатели сейчас же переключают свое внимание на звучание речи в ущерб содержанию.

Звучание речи учителя должно быть безукоризнен¬ным. Учащимся необходимо твердо усвоить, что отступ¬ление от правил литературного произношения расцени-вается слушателями как признак некультурности. Лите¬ратурное произношение требует умения делать верное ударение в каждом слове1.

РЕЧЕВАЯ ИНТОНАЦИЯ

1. Общее понятие о речевой интонации

Речевая интонация — это совокупность звуковых средств языка, организующих нашу речь. Она позво¬ляет нам полней и ярче высказаться наряду со словом, помимо слова, иногда вопреки слову.

1 Сведения о литературном произношении имеются в «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова (том I), в «Словаре русского языка», составленном С. И. Ожеговым (изд. 2), в книге Р. И. Аванесова «Русское литературное произношение» (изд. 2).

В звучании речи обычно отражается внутреннее со¬стояние говорящего в момент произнесения им речи. Обогащенная правдивой и естественной речевой инто-нацией, устная речь убеждает и увлекает сильней и вла¬стней самой совершенной письменной речи1.

Обогащается интонация, приобретает законченную выразительность при условии умелого использования в речи элементов речевой интонации. _

Речевая интонация — явление комплексное: она представляет собой сочетание четырех элементов — пау¬зы, ударения, мелодии и темпа. Для изучения интона¬ции необходимо слышать каждый элемент интонации, тогда взаимосвязь их станет понятной и ясной.

Но элементы речевой интонации надо не только знать и замечать (это сравнительно легко дается). Их следует практически усвоить и умело применять в речи. Без опыта, доведенного до степени привычки, трудно рассчитывать на прочный успех. Поэтому не следует скупиться на специальные упражнения для выработки интонационной выразительности2.

Полезно практиковать и тональную разметку (инто¬национную транскрипцию), пользуясь при этом примерно следующими знаками: места пауз отмечаются вертикаль¬ной чертой, одной или двумя, в зависимости от длитель¬ности паузы; ударения обозначаются горизонтальной чертой, также одной или двумя, в зависимости от силы (яркости) ударения. Мелодия отмечается значками /, \, поставленными над ударным слогом соответствую¬щего слова; первый значок означает восходящую мело¬

1 Интересно в этом отношении высказывание Лермонтова в его письме к Лопухиной. «Право,— пишет поэт,— следовало бы, когда пишешь, ставить ноты над словами, а то теперь читать письмо то же, что глядеть на портрет: нет ни жизни, ни движения; выра¬жение неподвижной мысли, что-то отзывающееся смертью». Близки к этому высказыванию и слова Б. Шоу: «Существует 50 приемов сказать «да» и 50 приемов сказать «нет» и только один прием на¬писать «да» или «нет».

2 Эти упражнения полезно проводить на отдельных фразах, на их сочетаниях, коротких отрывках и т. п. Наблюдения за рече¬вой интонацией и начальные упражнения полезно проводить как можно раньше, уже на уроках русского языка в начальных и сред¬них классах. Подобные упражнения описаны в книге Г. П. Фирсова «Наблюдения над звуковой и интонационной стороной речи на уро¬ках русского языка», изд. АПН РСФСР, 1959.

дию, второй—нисходящую, третий — ровную (т. е. без повышения и понижения). Дополнительные указания о мелодии и о движении темпа даются в случае надоб-ности описательно. Этой системой разметки будем поль¬зоваться и мы.

Интонационная выразительность речи, являясь еди¬ной по существу, опирается на два основания, хотя и связанных взаимно, но изучаемых каждое в отдельности: логичность интонации и ее эмоциональность1.

2. Логическая интонация э

Устная речь должна быть строго логической как в от¬ношении содержания, так и в отношении звучания. Только внимательно продуманная логика нашей речи позволит избежать утомительной для слушателей моно¬тонности.

а) Логические функции паузы

Речь воспроизводится говорящим и воспринимается слушателями не отдельными словами, а группами слов, объединенных смысловым единством. И произносятся эти смысловые группы слитно, подобно тому как мы про¬износим отдельное слово. В специальной литературе эти смысловые группы именуются речевыми тактами или синтагмами. Обычно во фразе бывает несколько речевых тактов, отделенных один от другого оправданными оста¬новками (логическими паузами). Но возможны речевые такты и из одного слова, имеющего особое смысловое значение.

Произведем для примера разбивку двух фраз на ре¬чевые такты: «Чуден Днепр при тихой погоде, | когда вольно и плавно | мчит сквозь леса и горы | полные воды свои» || (Гоголь); «Какая ничтожная малость| мо¬жет иногда перестроить всего человека»|| [Тургенев).

Знаки препинания иногда облегчают нам членение фразы на речевые такты. Но когда произносим свою речь или литературное произведение на память, нам

1 Эти основания свойственны каждой речи и каждой интонации, но степень их выразительности различна. Явное преобладание одного из оснований позволяет нам определить речь в целом или как логи¬ческую, или как эмоциональную.

уже трудно пользоваться знаками препинания (их ведь нет перед нашими глазами), а потому нередко испыты¬ваем затруднение при смысловом членении речи. Это обязывает нас при логическом членении фразы ориенти¬роваться не столько на знаки препинания, сколько на смысл. Ведь часто именно по смыслу нам необходимо делать паузу там, где нет и не может быть знака препи¬нания, а иногда, наоборот, не делать паузы и в местах, где при написании мы встречаем тот или иной знак пре-пинания.

Приведем примеры, когда пауза не должна делаться при наличии знака препинания:

1) Краткие сравнения произносятся слитно со словом, к которому они относятся, например: «Черный, как уголь», «Сладкий, как сахар».

2) Обращение, поставленное внутри или в конце фра¬зы, сливается с предыдущим словом, например: «А как тебя зовут, моя певунья?»; «Уж не тронь ты, злое мо¬ре,] мою лодочку» (Лермонтов). В первой фразе один речевой такт, во второй их два (пауза обязательна после слова «море»).

3) Краткие вводные или модальные слова сливаются со словом, стоящим перед ними. «Он, должно быть, | прав»; «Дорога терялась, казалось, | в туманной дали».

4) Придаточные предложения и деепричастные обо¬роты, выполняющие служебную роль при одном только слове, произносятся слитно со словом, к которому они относятся: «Свойство этих ночных огней] —прибли¬жаться, побеждая тьму» (Короленко). В этой фразе обя¬зательна лишь пауза после слова «огней».

Основное значение логической паузы — быть вырази¬телем нашего разума: логическая пауза позволяет в слитном звучании речевого такта подчеркивать един-ство его смыслового значения.

Пауза помогает нам и устранять слуховую двусмыс¬ленность. Возьмем, к примеру, фразу: «Как взволновали его слова отца». В зависимости от того, какой смысл (из двух возможных) мы вкладывает в эту фразу, пауза должна быть поставлена или после слова «его», или перед словом «отца». Другой пример: «Я раз хотел лететь на самолете». Сохраняя смысл написанного, мы должны поставить паузу после слова «раз». Если же

паузы этой не сделать, то данная фраза в звучании по* лучит смысл, абсолютно противоположный написанному. Пауза, поставленная по требованию смысла, устраняет иногда весьма досадную слуховую двусмысленность: «Он же ребенок»1.

Логические паузы по своей длительности отнюдь не одинаковы: наиболее длительна пауза в конце вы¬сказывания (эту паузу, свидетельствующую о заверше-нии высказывания, мы вправе назвать также логиче¬ской точкой, она при разметке отмечается обычно двумя вертикальными чертами).

Длительная пауза нередко . встречается и внутри предложения, в особенности если оно является распро¬страненным. Такая пауза, в частности, нужна для отде-ления группы подлежащего от группы сказуемого. На¬пример: «Внезапный порывистый ливень, | без грома и без молний, || только что промчался | над нашей широкой равниной» (Тургенев). Здесь удлиненная пауза после второго речевого такта свидетельствует и о завершении группы подлежащего. Без такой, как бы подчеркнутой паузы слушатель может вопреки смыслу отнести вто¬рой речевой такт к группе сказуемого.

Логическая пауза по своему существу не столько разъединяет, сколько распределяет, соподчиняет, даже объединяет слова в более выразительную в смысло¬вом отношении речевую группу (в этом мы убедимся при рассмотрении последующих интонационных элемен¬тов)2.

1 А. М. Горький, умевший чутко слышать речь, после просмотра работы начинающего писателя, заметив на первой ее странице скоп¬ление деепричастных оборотов («увидевши», «послушавши» и т. п.), пишет автору: «Вначале можно бы обойтись и без насекомых».

2 Чем активнее мы осмысливаем свою речь, тем выразительней становятся наши паузы. Интересно в этом отношении высказывание В. Короленко. В его воспоминании о Глебе Успенском мы читаем: «Бывают разговоры, в которых содержания меньше, чем в полном молчании, и бывает молчание, в котором ход мысли чувствуется ясней, чем в ином умном разговоре. Такое именно значительное мол¬чание чувствовалось в паузах Успенского Его речь я его паузы продолжали друг друга. Мысль шла, как река, которая то течет на поверхности, то исчезает под землей, чтобы через некоторое время опять сверкнуть уже в другом месте. Раз вслушавшись в основное содержание занимавшей его мысли, вы уже были во власти этого течения, во время самых пауз уже чувствовали «молчание о мно¬гом» и невольно ждали, где эта неотдыхающая мысль опять сверк¬

б) Логические функции ударения

В каждом речевом такте мы должны найти ударное слово. Оно всегда только одно; в этом отношении ре¬чевой такт похож на слово: ведь и в нем тоже только один слог может быть ударным. Тактовое ударение па¬дает на то слово в речевом такте, которое наиболее ценно в смысловом отношении. Это слово подается бо¬лее ярким по силе произнесением его ударного сло¬га, а выбирается оно нами сознательно, по логиче¬ским соображениям. Следовательно, тактовое ударе¬ние по своей природе всегда ударение логическое, смыслоразличительное, по выражению проф. А. Н. Гвоз¬дева.

Тактовые ударения во фразе не одинаковы по силе выделения. Чем более ценно слово в смысловом отно¬шении, тем оно ярче звучит.

Убедимся в этом на использованных уже нами примерах: «Чуден Днепр при тихой погоде, | когда вольно и плавно; мчит сквозь леса и горы | полные воды свои» || (Гоголь); «Какая ничтожная малость мо¬жет иногда перестроить всего человека!» (Тургенев),

Чтобы помочь тактовым ударениям выполнить их логическую функцию, мы должны оставлять безудар¬ные слова лишь с обычным слоговым ударением (за-метьте, слоговое ударение, как явление фонетическое, не имеет смыслоразличительного характера, а потому не ослабляет логической выразительности тактового ударения). По существу безударные слова являются, таким образом, словами слабоударными.

Тактовое ударение в связи с различной степенью своей силы придает обособленную динамическую выра¬зительность всему речевому такту (иными словами, сообщает ему характер обособленной динамической конструкции). Надо отметить, что безударные (верней, слабоударные) слова в речевых тактах всегда в какой-то степени различны в выражении и этой «слабой» удар¬ности.

нет на поверхности каким-нибудь неожиданным поворотом, образом, картиной, иногда в одной короткой фразе или даже в одном только слове».

Все это должно предостеречь нас 6т опасности вы¬делять ударные слова механически. 0пыт показывает реальность такой опасности, если/ обучающийся не слышит органической связи слов в речевом такте. Есте¬ственность и свобода выделения ударных слов уже по¬сле некоторой тренировки позволят учителю и его уче¬никам легко «снимать» с безударных слов излишнюю ударность и тем самым сохранять гармонию звучания и речевых тактов и фразы в целом1.

Обычно в разговоре (если ведем его активно, ожив¬ленно) мы как бы интуитивно пользуемся ударными словами и различными степенями их ударности, исходя из нашего представления о смысловой значимости рече¬вых тактов во фразе. Но при неподготовленных общест¬венных выступлениях, а также при чтении литератур¬ного материала мы уже затрудняемся в выборе ударных слов, а тем более в определении их силовой степени.

Тренировка на фразах и отрывках приводит (и очень скоро) к осознанному опыту. Возьмите короткую фра¬зу, хотя бы такую: «Я читал исследование». Произнеси¬те ее трижды с ударением сперва на первом слове, затем — на втором, потом — на третьем. Вдумайтесь в смысл и звучание каждого вашего произнесения. Вы ясно осознаете три совершенно разных по смыслу вы¬сказывания.

Приведем примеры устойчивых обязательных логи¬ческих (тактовых) ударений:

1) Слова, являющиеся прямым или скрытым про¬тивопоставлением. Например: «Не род,|а ум по¬ставлю в воеводы» (Пушкин); «Не казнь страшна, | страшна твоя немилость» (Пушкин); «На взгляд-то он хорош,| да зелен» (Крылов); «Ну не власть, |а прямо сласть» (Маяковский); «Это и ребенку понятно» (пред¬полагается недосказанное противопоставление: «а не только взрослому»).

1 Напомним читателю, что добиться орфоэпически правильного звучания отдельного слова бывает не просто без большой практи¬ки. Как известно, А. А. Потебня, анализируя в свое время звуча¬ние слова, так определил взаимоотношение силы и времени звучания отдельных слогов в слове: ударный слог имеет три единицы силы и условного времени, предударный — две единицы силы и того же времени, все остальное — одну единицу силы и времени.

 

 

 
 
 

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика