Юному энтомологу (Плавильщиков) 1958 год - старые учебники

Скачать Советский учебник

 Юному энтомологу (Плавильщиков) 1958

Назначение: Пособие для учащихся средней школы

© ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО  НАРКОМПРОСА РСФСР МОСКВА 1958

Авторство: Н.Н. Плавильщиков

Формат: PDF Размер файла: 9.47 MB

СОДЕРЖАНИЕ

 Предисловие

Миллион видов  

Откуда они?

Два опасных чужеземца 23

Вредители

Бесплатные помощники . . 36

Божьи коровки

Враг кровяной тли

Яйцееды

Наездники

Самое простое

В ловушке

Яды всех сортов

Конец «легкой жизни»

Переносчики пыльцы 140

На воле и в садке

«Документы» 172

Вместо заключения

 

 КАК ОТКРЫВАТЬ СКАЧАННЫЕ ФАЙЛЫ?

👇

СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ

 

Скачать бесплатный учебник  СССР - Юному энтомологу (Плавильщиков) 1958 года

СКАЧАТЬ PDF

ОТКРЫТЬ: - отрывок из учебника...

 ПРЕДИСЛОВИЕ

Задача книга — дать общее представление о вредных и полезных насекомых, познакомить с приемами борьбы с вредителями сельского хозяйства, а через »ТО — заинтересовать читателя изучением жизни насекомых вообще, вредных—в первую очередь.

Уже из оглавления книга видно, что об одних из приемов борьбы рассказано много, о других — меньше, а о некоторых и совсем немного. Пять главок отведены биологическому методу (Бесплатные помощники, Божьи коровки, Враг кровяной тли, Яйцееды; Наездники), дм -— механическим (Самое простое, В ловушке) и только  — химической борьбе (Яды всех сортов) и мротохнике (Конец легкой жизни).

Именно биологические методы борьбы требуют пристального изучения жизни вредящего насекомого и притом во осей ее сложности, со всем «окружением» этого вредителя. Мало того. Необходимо всесторонне изучить еще и тех природных врагов, которых мк намерены использовать для борьбы с данным, вредителем. В равных частях страны различен климат, различны й прочие условия жизни. А потому не вполне схож и образ жизни Одного и того же вида вредителей в разных местах его обитания. Мало изучить жизнь капустницы или плодожорки под Москвой: украинская плодожорка требует своего изучения, а жизнь плодожорки в Сибири заметно отличается от жизни этой бабочки в Европейской части Сомма, Материал для наблюдений — огромен.

Для успешного применения механических методов борьбы необходимы знание повадок насекомого и умение найти «слабые места» в его жизни. Снова — наблюдения, правда менее сложные, чем в первом случае. Механичеокие приемы и наиболее доступные для школьников способы борьбы. Именно здесь для них широко открыт «выход в практику».

Химическая борьба — дело не школьников. И о ней в книге сказано совсем немного.

Агротехнические мероприятия разрабатывает больше агроном, чем энтомолог. Большинство этого рода опытов и наблюдений мало доступно для школьников уже по своей длительности.

Прочие главы книги служат отчасти своего рода «введением», отчасти знакомят с приемами постановки и проведения наблюдений как в природе; так и в комнатных садках.

Всякого рода записи и дневники, собирание изучаемых объектов, все то, что можно назвать собиранием и накоплением «документов», — очень важный момент в работе наблюдателя. Наблюдения, не записанные подробно в дневнике, наблюдения, не подтвержденные самими объектами — фактическими доказательствами — дают мало, и цена их невысока. Отсюда важность «дока-зательств» и отсюда необходимость дать в нашей книге некоторые сведения по собиранию «документов».

В книгу не включены пчеловодство и шелководство: это тематика особых книг. Нет в ней и вредителей леса, вредителей запасов, так же как и передатчиков и распространителей болезней, паразитов теплокровных животных.

Наша книга не учебник и не пособие, и она не пытается охватить «всё». Цель ее — попытаться заинтересовать молодежь изучением насекомых ради воспитания новых поколений энтомологов-натуралистов.

Предупреждение, предупредительные меры должны стать основным приемом защиты урожая. А для этого нужны энтомологи-натуралисты и для этого необходимо глубокое и всестороннее изучение жизни не только насекомого, но и всей среды его обитания и его деятельности.

миллион видов

Насекомых увидишь всюду. На вершине горы и в подземной пещере — в вечном м<раке и немой тишине, (в знойной пустыне и в топком болоте, в лесной чаще и на маленькой подушке мха чуть ли не у самого полюса — всюду есть эти шестиногие существа. Они копошатся в падали .и в навозе, в гниющей трухе, роются в почве. Их можно увидеть и в шерсти зверя и среди перьев птицы. Ими заселены пруды, озера и быстрые горные речки, а некоторых найдешь даже в тех лужицах, что бывают в дождливое время, в прогнивших пнях или в дуплах. В горячем воздухе июльского полдня, в ночной прохладе, под моросящим дождем они то чуть слышно трепыхают крылышками, то летают с жужжанием, а иные и с громким гулом. В дни зимних оттепелей их встретишь на снегу... Нет их только в морях и океанах: насекомые не смогли приспособиться к жизни в соленой морской воде. Зато личинка одной из мух развивается в... нефти.

Зоологи знают — пока — около миллиона видов животных, населяющих Землю. Примерно восемь десятых из них, то есть около 800 тысяч видов, —разнообразные насекомые. Мы знаем далеко не всех животных наших дней. Есть еще на Земле не известные науке виды не только улиток и пауков, земляных червей или морских рачков, но и рыб, змей, ящериц. Больше того, есть еще нс известные науке виды зверей и птиц. Но их не так уж много. А вот насекомые... Предполагают, что на Земле их живет не меньше двух миллионов видов. Да и эта огромная цифра скорее преуменьшена, чем преувеличена.

Можно ли найти под Москвой еще не известный науке вид зверей, птиц, лягушек или ящериц? Конечно, нет: видовой состав этих животных здесь так хорошо изучен, что новостей ждать не приходится. А насекомые? Каждый год описывают новые виды из Средней Европы, и найти новый для науки вид под Москвой не такая уж несбыточная мечта. Конечно, не откроешь новый вид бабочки в ладонь величиной или жука чуть поменьше воробья. Но среди мелких насекомых, особенно среди

Рис, 1. Жуки скарабеи (Естественная величина.)

всякой «мошкары», новостей достаточно. Вот пример: всего несколько лет назад был описан новый вид моли из Москвы. Да какой! Эта моль живет у нас в комнатах, и ее гусеница портит шубы и другие шерстяные и меховые вещи.

Насекомые очень прожорливы. Личинка жука листоеда в первый день своей жизни съедает пищи в два с половиной раза больше, чем весит сама. Хищные жуки жужелицы съедают за один раз количество пищи, равное трем четвертям веса их тела. Крупный навозный жук скарабей (рис. 1) лепит из навоза шар, зарывает его в землю и там за один прием съедает его: ест, не переставая, пока не прикончит. Этот шар в несколько раз больше и тяжелее самого жука. За свою непродолжительную жизнь скарабей съест не один такой шар.

Правда, есть бабочки, — и таких немало,—которые за всю свою жизнь не съедят ни капельки пищи («капельки» потому, что пища бабочек жидкая). Ничего не ест бабочка обычной моли, ничего не едят шелкопряды, не едят огромные глазчатки — «ночные павлиньи глаза» (рис. 2). Но не ест бабочка, взрослое насекомое. А ее гусеница? Она не страдает отсутствием аппетита и ест много. И за свою гусеничью жизнь накапливает в теле жировые запасы, за счет которых и живет потом бабочка, правда, недолго.

Пища насекомых — любые вещества растительного или животного происхождения. Это не означает, что любое насекомое ест все, что придется. Нет, у каждого вида — своя пища, и если некоторые виды не очень разборчивы, то есть и такие, что живут за счет всего одного вида растений или живут только на каком-либо одном виде зверей или птиц (некоторые виды блох, пухоедов, власоедов).

Некоторые насекомые питаются совсем несъедобными— на первый взгляд — веществами. Так, есть насекомые, которые едят перья, шерсть, волос, рог, воск, проб-ку. И эти малопитательные вещества — их обычная, нормальная пища, они отказываются от другой, куда более вкусной и сытной еды. Некоторых насекомых можно кормить ватой или промокательной бумагой, и они живут при таком скудном питании.

Множество насекомых живет за счет помета животных и падали. Все эти навозники, могильщики и мертвоеды (рис. 3) оказываются своеобразными «санитарами»: благодаря их деятельности поверхность земли не завалена трупами и отбросами. Некоторые виды питаются свежей кровью зверей, птиц и человека. Всем знакомы такие кровососы, как комары, мухи жигалки, слепни, блохи, а вши и клопы питаются кровью в личиночном состоянии.

Большинство насекомых живет за счет живых или мертвых растений. Нет на Земле ни одного растения, которое не служило бы пищей какому-нибудь насекомому Любая часть растения — пища.

На опушке леса — старый дуб. Весь он, от корней до желудей, заселен жильцами-насекомыми. Одни из них объедают молодые корешки снаружи, другие выгрызают ходы в толстых корнях. В желудях живут личинки

Рис. 2. Большой ночной павлиний глаз (Слегка уменьшено.)

Рис. 3. Жуки могильщики

(Естественная величина.)

Рис. 4. Дубовая орехотворка (Увеличено.) желудевого долгоносика, листья грызут гусеницы самых разнообразных бабочек. В чернильных орешках скрываются личинки крохотных орехотворок (рис. 4). В древесине ветвей и ствола прогрызли свои ходы личинки жуков, дровосеков, златок, короедов. Есть и сосущие насекомые. На листьях кучками сидят тли, на коре ветвей присосались щитовки. Дуб цветет недолго, но и у его цветков есть обитатели: в крохотных галлах на мужских (тычинковых) соцветиях развиваются личинки орехотворки.

Это еще не все. У растительноядных жильцов дуба есть враги, и некоторые из них очень разборчивы, не на падают на кого придется. Новая группа «населения» дуба—хищники и паразиты, живущие за счет растительноядных обитателей дуба.

Рис. 5. Яблоневая тля: /—личинка; 2—нимфа; 3— бескрылая самка; 4—крылатая самка (Увеличено.)

Почка и старый лист, тоненькая молотая кора и грубая корка старой ветви — разная еда. Условия жизни внутри желудя и в почве около корешков, на листе и в глубине чернильного орешка совсем не одинаковы. Самые разнообразные условия жизни, самую разнообразную обстановку — «микросреду», как говорят ученые, — можно найти на одном и том же дубе. Мало того. Дубы

растут и в низине, и на горе, в лесной чаще, и на опушке. Опять новые и новые условия жизни. Молодой дубок и старое дерево... Дуб под Москвой и дуб на Кавказе... Свыше 1200 видов насекомых связаны в своей жизни с дубом, и у каждого из этих видов свои требования,

свои условия существования.

Сосна, ель, береза, осина, яблоня, кустарники, травянистые растения, грибы... Бесконечно разнообразны условия жизни насекомых, живущих за счет живых растений. А ведь насекомые питаются не только живыми растениями. Любые части мертвого растения также служат нищей множеству видов насекомых. И здесь тоже вот потребители разных сортов пищи.

Насекомые очень плодовиты. Потомство одной 11 на вшей сами и комнатной мухи может достигнуть к концу лета пяти триллионов. Живи все эти мухи, вокруг нас был бы не воздух, а каша из копошащихся мух: летать в такой тесноте они не смогли бы.

Рис, 6. Побег яблони, пораженный яблоневой тлей.

На многих растениях живут маленькие нежные насекомые — тли. Так, на яблонях живет яблоневая тля (рис. 5, 6), на капусте капустная, на шиповнике и розах — розанная тля, на хмеле — хмелевая тля. Жизнь тлей не богата приключениями. Сидят они на растении, воткнув свои хоботки в его лист или стебель, и сосут из него сок. Время от времени они размножаются: родят крохотных личинок, очень похожих на мать. Все они самки. Так проходит лето.

В длинное теплое лето хмелевая тля успевает дать до 13 поколений. Сколько штук тлей окажется в последнем поколении, если каждая тля принесет всего по сотне детей? Посчитайте: первое поколение — одна тля, второе поколение—сто тлей, третье — десять тысяч тлей, четвертое — миллион, пятое — сто миллионов, шестое... Тринадцатое поколение — единица с двадцатью четырьмя нулями. Такое число и не выговоришь.

Длина каждой тли всего 2 миллиметра. Вообразите, что всех тлей тринадцатого поколения уставили друг за другом. Какой длины окажется такая «очередь»? На этот вопрос ответят астрономы: только они имеют дело с подобными расстояниями. Длина «очереди» из тлей будет в (миллионы миллионов раз длиннее земного экватора, в тысячи миллионов раз длиннее расстояния от Земли до Солнца. Она протянется до звезды, свет которой идет до Земли тысячи лет. Количество километров в такой «очереди» показывает двойка с восемнадцатью нулями.

Пусть одна тля займет поверхность всего в 1 квадратный миллиметр. Тогда все тли тринадцатого поколения потребуют площадь в две тысячи раз больше поверхности земного шара. Объем земного шара 1 083 320 000 000 кубических километров. Одна тля займет не больше 1 кубического миллиметра. Сосчитайте, каков будет объем всех взрослых тлей тринадцатого поколения.

Сказочные цифры! Ведь это всего в-один год. И это — всего лишь дети и внуки одной тли.

Так не бывает. Почему?

Наш расчет верен, но есть коротенькое слов/) «если». Если каждая тля принесет по сотне детей, если все эти дети выживут и если каждый из детей принесет опять по сотне тлей. Если и если... Вот эти-то «если» никогда и не сбываются. Сто личинок тля, может быть, и родит, но большинство их погибнет, не успев вырасти. Уцелевшие принесут свои сотни детей, но и из этих сотен большинство погибнет в первые же дни и никогда количество их не доходит до> тех миллионов, которые мы насчитали.

Зачем же миллионы и миллиарды, пусть и высчитанные на бумаге? Не было бы этих миллионов, не было бы и тлей. Если из сотни выживает один, то сколько выживет из десятка? Очевидно, ни одного. Только потому и существуют на свете тли, что они сильно размножаются. Ты- 12

сяч-и погибают, единицы выживают. Не будь этих тысяч, не было бы и единиц.

Большая часть потомства насекомых погибает еще в раннем возрасте. И все же размножение у них идет очень быстро. Убедиться в этом нетрудно. Последите за ка-пустой на огороде. Много ли тлей было на ней, когда высаживали рассаду? А к концу лета капуста иной раз — при плохом уходе и надзоре — сплошь покрывается тлями.

Лишь одиночные мухи летали весной. А в августе миллионы мух жужжат там, где с ними не боролись.

Один натуралист наблюдал стаю пустынной саранчи схистоцерки, .летевшую из Африки через Красное море. Пространство, занятое этой стаей, равнялось примерно 5800 квадратных километров. Натуралист рассчитал, сколько саранчи могло быть на такой площади. Получилось около 25 000 биллионов. Вес такой саранчи составлял бы около 44 миллионов тонн. Может быть, натуралист и ошибся на несколько миллионов тонн, но разве это важно. Все равно—цифра сказочная. И такая стая дей-ствительно летела. Это не миллиарды тлей, высчитанные на бумаге.

То была не единственная стая саранчи, а только одна из стай этого насекомого'. Конечно, то не были дети одной матери: саранча схистоцерка откладывает всего 500— 600 яиц. При самых хороших условиях внуков будет только 180 тысяч (из 600 «детей» —половина самки). Стая, о которой рассказано, показывает, каких чудовищных количеств могут достигать некоторые насекомые.

Плодливые и прожорливые насекомые заселяют все уголки на суше, в которых возможна жизнь. Конечно, их значение в жизни природы огромно. И конечно, оно не менее велико и в хозяйстве человека.

ОТКУДА ОНИ?

В Советском Союзе встречается около полутора тысяч видов насекомых, могущих повреждать культурные растения, запасы, товары. Из них .примерно 700 видов — опасные вредители.

Резонен вопрос: откуда они взялись?

У всякого вредного насекомого есть своя история. Начало этой истории всегда одинаково. Всякий вредитель

культурных растений жил на диких растениях. С них он и перешел на культурные растения.

В степной полосе СССР широко распространены хлеб

ные жуки: кузька, красун, крестоносец и их сородичи (рис. 7). Некоторые из них, наиболее многочисленные, —

Рис, 7. Хлебные жуки:

/—красун; 2—крестоносец; 3—кузька (Увеличено в 1,5 раза.)

опасные вредители зерновых хлебов.

В природе эти жуки кормились на пырее и других диких злаках. В .непаханой степи, вдали от полей, они живут так и сейчас. Но там их никогда не бывает уж очень много.

Когда распахали степь, кузьки и их родия перешли на хлебные поля и стали кормиться

на пшенице: поедали еще мягкие зерна. Обилие корма сразу сказалось: жуки начали усиленно (размножаться. Еще .в конце 18-го века вред кузьки был отмечен в Крыму, а примерно' через 75 лет хлебные жуки сделались опаснейшими врагами южнорусского земледелия. Убытки, которые наносили хлебные жуки, были огромны: за время с 1870 по 1880 год они составили 100 миллионов золотых рублей. В последующие годы они еще увеличились: в 1897 году (18 губерний) — 70 миллионов рублей; в 1901 году (14 губерний) — 65 миллионов, в 1912 году (11 губерний) — 60 миллионов.

Теперь-то, в Советской стране, для кузек прошли хорошие времена. Вот несколько цифр: в 1910—1917 годах кузьки ежегодно* уничтожали около 775 тысяч тонн зерна. В Советском Союзе в течение первой пятилетки хлебные жуки отнимали у нас только по 48 тысяч тонн зерна в год. Организованная борьба привела к тому, что ущерб от вредителя снизился в 16 раз.

Всего около ста лет назад подсолнечник стал у нас важной технической культурой.

Он был давно уже ввезен из Америки, но его сажали в садах как декоративное растение: из-за большой цветочной корзинки.

Рис. 8. Подсолнечниковый усач (Увеличено в 1,5 раза.)

Когда подсолнечник из садов перекочевал на поля и занял здесь большие площади, то первое время вредителей у него не было: наши насекомые еще не познакомились с растением-чужеземцем. Но вскоре враги появились.

В черноземной полосе, в степях и дальше на юг, в стеблях диких сложноцветных развиваются личинки нескольких видов жуков усачей. Один из таких видов начал заселять и подсолнечник (рис. 8). Появились на нем и еще некоторые жучки. Но главным врагом оказалась бабочка.

Эта бабочка принадлежит к богатому видами семейству огневок: небольших не

взрачных бабочек, летающих ночью. Огневка эта жила за счет диких сложноцветных, и ее знали только энтомологи, занимающиеся изучением бабочек.

С репейников и чертополохов огневка перебралась на подсолнечник. Для ее гусениц настала сытная жизнь: корзинка подсолнечника во много раз больше корзинок и головок сложноцветных. Появился опасный вредитель подсолнечника — подсолнечниковая огневка, она же — подсолнечниковая метлица (рис. 9). Ее часто неправильно называют «подсолнечной молью». Гусеницы этой бабочки питаются частями цветков, а потом’семянками.

Так было на юге. Но вот подсолнечник начали разводить под Москвой. И вскоре же на нем оказались гусеницы подсолнечниковой огневки. Оказалось, эта бабочка жила и здесь. Она быстро перебралась с тощих чертополохов на богатый пищей подсолнечник.

Разводить сою у нас начали недавно. И в первые же годы ее посева на ней был отмечен 41 вид вредителей. Среди них самым опасным оказалась бабочка акациевая огневка. До появления сои ее гусеницы кормились на бе-

Лой и желтой акации, принадлежащих к бобовым растениям, как и соя.

Рис. 9. Подсолнечниковая огневка (Увеличено в 1,5 раза.)

Бататы — сладкий картофель — никогда не росли

у нас в Союзе. Впервые их начали сажать на Кавказе. И вскоре же появились вредители: гусеницы бабочки вьюнкового бражника (рис.

Рис. 10. Гусеница вьюнкового бражника (Уменьшено.)

10). В природе этот бражник живет за счет вьюнков, диких родичей батата. Начали повреждать бататы и жучки вьюнковые блошки, само название которых показывает, что они живут за счет вьюнка.

Гусеница молочайного бражника (рис. 11, 12) кормится на молочаях. С появлением кендыря бражник начал откладывать яйца и на него.

Просу наносит сильные повреждения маленькое двукрылое насекомое — просяной комарик. Его природное кормовое растение: сорняк куриное просо.

На Дальнем Востоке, на влажных заболоченных лугах, кочковатых болотах, в осоках и тростниках по берегам рек и ручьев живут небольшие кобылки (их длина всего 2 см). Они не придерживаются какого-либо одного вида растений; кобылки — многорядные прямокрылые. Но у этих кобылок есть свои условия существования: они обитательницы «травы», растущей на влажных «мокрых» местах. 

Рис. 11. Гусеница молочайного бражника (Уменьшено.)

Участки, занятые поливным рисом, — подходящая среда для этих кобылок: «трава» на влажных местах. И они начали заселять и

Рис. 12. Молочайный бражник (Естественная величина.)

(рис, нанося ему заметные повреждения. Появился новый вредитель риса — рисовая кобылка (рис. 13).

Разнообразные виды жуков долгоносиков-клеонов живут на юге. Среди них — свекловичный долгоносик. В природе он и его личинки кормились за счет мари, лебеды

2. Юному энтомологу.

и других диких лебедовых (маревых). Началась культура сахарной свеклы, и долгоносик заползал и на свекловичные плантации. Свекла тоже принадлежит к семейству маревых: жук не вышел за пределы «своего» семейства, но обилие еды вызвало его усиленное размножение. Появился «вредитель» сто лет назад в окр. Чигирина, а потом — год

Рис 13. Рисовая кобылка (Увеличено за ГОДОМ ДОЛГОНОСИК в 2 раза.) распространился по

всем районам, где сеяли сахарную свеклу. И -некоторые другие «клеоны» начали заселять свеклу: известен не один вид долгоносиков-клеонов, повреждающих свеклу.

За счет диких крестоцветных живет немало насекомых: бабочек, мух, жуков. И все они заселяют и культурные крестоцветные: капусту,

репу, брюкву, -рапс, горчицу, редьку и другие.

Таковы бабочки:

Рис. 14. Свекловичная щитоноска (Увеличено В з раза.) капустная совка, капустная моль, капустная огневка, жуки крестоцветные блошки и капустные долгоносики, крестоцветные клопы, капустная тля, капустная муха и многие другие.

Перейдя на культурные растения, одни из насекомых живут уже преимущественно за их счет. Другие питаются и культурными и дикими. Нередко дикие растения, — как правило, сорняки, — входят в круг жизни таких насекомых как обязательная составная часть. Так, капустная тля живет и размножается весной преимущественно за счет диких крестоцветных, а позже переходит с них на огороды. Жук свекловичная щитоноска (рис. 14)

с весны размножается на лебеде и мари, а затем нередко перебирается на сахарную свеклу. Озимая совка во второй половине лета откладывает яйца на сорняки, и на них поначалу кормятся молодые гусенички, лишь позже переползающие на озими.

У каждого вредителя культурных растений было в прошлом дикое кормовое растение. У большинства из них оно есть и сейчас. И очень часто такими растениями оказываются сорняки.

Дикая растительность, в особенности сорняки, — источник, из которого пополняются ряды вредителей. Сорняки же — своеобразное убежище для вредителей: здесь всегда выживает какое-то количество их. Уничтожение сорняков — важная мера и в борьбе с вредителями. Но только простой борьбы с сорняками мало.

На примере бататов, сои, подсолнечника, рисовой кобылки мы видим, что насекомые легко переходят на культурные растения с диких, переходят буквально на наших глазах. Заселяют даже чужеземные растения. Чайный куст не такой уж давний обитатель Черноморского побережья Кавказа, а на нем уже поселились некоторые местные виды насекомых. У чая появились враги, которых он до того не знал.

Очевидно, мало изучать только зарегистрированных вредителей. Нужно заниматься изучением и тех насекомых, которые могут оказаться вредителями. Особенно при введении каких-либо новых культур.

Но кого изучать в таких случаях и как знать, кто может оказаться врагом впервые появившегося в этой местности растения?

Для того чтобы наметить возможных будущих врагов, нужно знать, какие насекомые живут в данной области, в данном крае. Это означает, что нужно знать видовой состав местной энтомофауны: какие виды, например, бабочек или жуков здесь водятся? Для большинства растительноядных видов известны, хотя бы приблизительно, кормовые растения. Зная видовой состав местных растительноядных насекомых, можно наметить виды, опасные для новой культуры: обычно растительноядные виды придерживаются определенных групп растений. И если, например, новая культура принадлежит к семейству бобовых, то и напасть на. нее могут в первую очередь именно местные виды, живущие за счет бобовых.

Казалось бы, что можно и не изучать всех местных насекомых. Зачем мне знать, кто живет на березе, когда я ввожу в число местных сельскохозяйственных культур растение из семейства вьюнковых? Вряд ли какое-нибудь из «березовых» насекомых перейдет на вьюнковое: очень уж различны растения. Не проще ли заняться лишь выяснением местных видов, живущих за счет вьюнков.

Такое рассуждение ошибочно. В этом году я выяснил, какие из насекомых, живущих за счет вьюнков, встречаются в моей местности. А через год мне понадобилось узнать, каковы здесь насекомые, живущие на губоцветных или крапивных. Набор культурных растений растет и растет, становится в каждой местности все разнообразнее. Работа от случая к случаю ничего хорошего не даст и дать не может. Нужно знать не клочки, а целое: возможно точнее знать весь видовой состав местных насекомых. Только тогда и энтомолог и агроном, вводя в культуру новое для данной местности растение (особенно чужеземца), смогут наметить его возможных врагов. Зная их, легче будет предусмотреть опасность.

Вредителями становятся не только местные насекомые. Иной раз злейшим врагом оказывается чужеземец, и обычно такие враги самые опасные.

Пароходы, железные дороги, самолеты служат транспортом не только человеку. Они перевозят из страны в страну и насекомых: с зерном, с продуктами, с товарами.

Из Америки в Европу были завезены филлоксера и кровяная тля, фасолевая зерновка, цитрусовый червецицерия, картофельный жук. В свою очередь из Европы в Америку проникли златогузка, непарный шелкопряд, гессенская мушка, стеблевой мотылек и еще около 70 других вредителей. Чуть ли не по всему свету развезли вместе с зерном маленького бескрылого жучка амбарного долгоносика и ряд иных вредителей зерна, продуктов, товаров. Вредители чужеземцы бывают особенно опасны потому, что на новом месте у них нет еще природных врагов, мешающих их быстрому размножению и расселению.

Разными путями и способами проникают насекомые в чужие страны.

Непарный шелкопряд, опасный вредитель леса, попал в Северную Америку, благодаря -не то чтобы ротозейству, но все же недостаточной осторожности... энтомолога. Американец — профессор Л. Трувело привез из Европы несколько кладок яиц непарного шелкопряда. Он хотел путем скрещивания различных «шелкопрядов» вывести новую породу шелковичных «червей».

Только что вышедшие из яйца гусенички непарного шелкопряда очень легки, да еще усажены длиннейшими волосками. Достаточно легкого порыва ветра, и они «полетят». Такие «полеты» — обычное явление в жизни непарного шелкопряда; именно так расселяются его гусенички.

Может быть, Трувело и не знал этого, но что у него в лаборатории вывелись из яиц гусеницы опасного вредителя, это-то он знал. Не подумав о том, что он делает, профессор вынул несколько десятков гусеничек из садка, положил их на лист бумаги. Садок стоял на столе, возле раскрытого окна, здесь же оказались и гусенички.

Дверь в лабораторию раскрылась. Сквозняком подхватило несколько гусеничек, и они улетели в окно...

Разве найдешь крошку-гусеницу в саду?

Прошло двадцать лет, и в окрестностях городка, где все это случилось, появилось множество мохнатых гусениц. Деревья были оголены.

Началось распространение непарного шелкопряда но Северной Америке.

Гессенская мушка — крохотное двукрылое насекомое, серьезный вредитель пшеницы, — попала в Америку с соломой. Когда-то мелкие немецкие княжества промышляли тем, что отдавали своих солдат в наем. В 1776 году наемные гессенские солдаты отправились в Америку. Они спали на соломе, взятой с собой, и привезли эту солому в Америку. А вместе с соломой прибыл и «гость»: маленькое комаровидное насекомое.

Через некоторое время на полях пшеницы появился новый вредитель. Он получил название «гессенская муха». Занятно, что европейские агрономы и энтомологи лишь теперь узнали о «гессенке», повреждающей пшеницу в Европе. До того они и не подозревали, что у европейской пшеницы есть вредитель — гессенка.

 

Для развития ПРОЕКТА!

С этой книгой читают

Полное или частичное копирование материалов сайта разрешается только при указании активной ссылки : Источник материала - "Советское Время"

Яндекс.Метрика